Рекордсмен мировой сцены – так именуют пьесу, появившуюся в афише Ставропольского академического театра драмы им. М.Ю. Лермонтова. А еще ее называют легендой театральной культуры второй половины ХХ века.

По сути, «Боинг-Боинг» – в одном ряду с признанными символами французских 60-х: «Шербурские зонтики», «Девушки из Рошфора»... С 1960 года продолжается триумфальное шествие пьесы, сыгранной более чем в 60 странах мира. Между прочим, в далеком теперь 1991 году «Боинг-Боинг» уже был включен в Книгу рекордов Гиннесса как самая часто исполняемая в мире французская пьеса. С той поры позиции «Боинга» только укрепились. Словом, остроумная комедия известного драматурга Марка Камолетти давно стала образцом нестареющей классики, а имя ее автора стоит в одном ряду с выдающимися комедиографами Франции. Ставропольской сцене оно тоже не чужое, потому что уже второй сезон в репертуаре театра еще одна работа этого автора – «Ох уж эта Анна!», получившая высокую оценку нашей публики.

И не случайно, ведь поставил тот спектакль не менее признанный мастер умных, по-своему даже философских (!) комедийных постановок заслуженный деятель искусств РФ Валентин Бирюков, взявшийся затем и за режиссуру прославленного «Боинга». Причем в содружестве той же постановочной бригадыи художника Леонида Черного и музыкального оформителя Евгении Сафроновой. Слаженную команду блистательно дополнил актерский ансамбль, небольшой по численности, зато какой выразительный! Вот все это – от отличного драматургического материала до элегантного внешнего оформления и вкусного артистизма – делает спектакль прямо-таки обреченным на успех. В чем убедили уже первые его показы – публика «неистовствовала», как выражался один забавный телеперсонаж советских времен. Проще говоря, с веселым упоением отдавалась предложенному зрелищу, то замирая от неожиданного поворота сюжета, то заливаясь дружным смехом, то разражаясь столь же дружными аплодисментами.

Притом что в основе сюжета историйка совершенно незамысловатая, конфликты интересов вполне прогнозируемые, это и не конфликты даже, а некие провокационно-юмористические ситуации, нанизанные в причудливую цепочку всевозможных веселых недоразумений. В общем, как будто бы ничего уж очень нового. Разве что броское словечко «Боинг» вызывает любопытство: в памяти почему-то сразу возникают десятки раз виденные, похожие как близняшки фильмы-катастрофы, тем не менее удерживающие внимание даже искушенного зрителя. Ничего подобного в нашем «Боинге» не ждите. Тут «катастрофа» другого вида – как крушение чрезмерных донжуанских иллюзий. За основу взято жизненное кредо любителя женщин, неизбежная судьба которого – в конце концов запутаться-заблудиться в трех соснах, то бишь в трех очаровательных представительницах трех международных авиалиний. Кстати, интернациональный состав персонажей, видимо, тоже по-своему работает на мировую популярность пьесы… А режиссер Валентин Бирюков в выборе пьесы еще и крепко верен себе: он умеет увидеть в «легком» драматургическом материале по-настоящему человеческие интонации, умеет их сценически высветить, проявить, даже усилить эмоционально с помощью столь же правильно подобранного актерского ансамбля.

Главный герой – типичнейший образчик французского ловеласа, не обремененный моральными установками, ловко маневрирующий (до поры до времени) между своими такими разными «увлечениями». Для заслуженного артиста России Александра Ростова подобный образ тоже не нов в его личном послужном списке, однако актер и здесь весьма находчив и потому интересен и в этой роли. Ему не занимать ни профессионального блеска, ни вдохновенной влюбленности в каждого своего нового героя, которому артист отдается с заразительным упоением. Любопытно наблюдать за преображением его Бернара – от убежденного в своей мужской непогрешимости кавалера до раз за разом увядающего под напором обстоятельств и вконец растерявшегося ловеласа. Перед нами эдакий ну очень взрослый мальчишка, с годами не утративший азарта ухаживаний, флирта, блистающий почти юношеским восторгом перед женщиной. Правда, мальчишка заигрался-таки в погоне за удовольствиями любви, но с первого взгляда понятно: не со зла, а только самой любви ради…

Было бы странно, если б женщины не почуяли в нем этого бездонного обаяния и желания, не откликнулись на такой мощный эмоциональный посыл. Они и откликнулись… Проблема только, что сразу трое одновременно, вне расписания полетов, так сказать. Очаровательные стюардессы Мишель, Марта и Мэри в исполнении Елены Днепровской, Полины Полковниковой и Марины Катковой создают вокруг главного героя самое настоящее электрическое поле любви. Актрисы, очень разные и внешне, и по темпераменту, и по сложившемуся сценическому амплуа, справляются замечательно с задачей, поставленной драматургом и режиссером, доводя до умопомрачения не только беднягу Бернара, но и его друга Робера, а заодно уж и всю публику в зале.

Кстати, Робер, волею случая попавший в это сумасшедшее поле, тоже неизбежно подпадает под влияние авантюрной атмосферы, царящей в квартире его приятеля. Психологически точен и выразителен в рисунке этого характера Евгений Задорожный, которого хорошо знают театралы по таким разным ролям и в очень разных постановках. Образ Робера стал, как мне кажется, некой новой ступенькой личного роста для талантливого исполнителя, это уже не просто хрестоматийный персонаж из комедии положений, но вполне себе четко обозначенная личность: добродушный, но с хитрецой, простоватый, но почему-то с ходу влюбивший в себя одну из «воздушных» прелестниц, непритязательный, но такой обаятельный… Евгению Задорожному здесь явно есть что играть, и артист с успехом использует эту возможность.

Несомненно, в списке личных успехов данного спектакля и работа Лады Гольдман, виртуозно сыгравшей роль Берты, доверенной домоправительницы, посвященной в амурные тайны хозяина. О, Берта не просто женщина в фартуке и озабочена отнюдь не только количеством пыли на мебели! Ее стараниями, по сути, кое-как удается выбраться из любовного шторма главному герою, и тогда становится понятно, кто вообще в доме хозяин! А причуда тут еще и в том, что и сама грозная Берта, снисходительно-ехидно опекающая героя, где-то в глубине души, видимо, тоже неравнодушна к нему – то ли материнской, то ли сестринской привязанностью. Даже такой вот быстрый обзор характеров и ситуаций, по-моему, вполне убеждает в том, что в багаже Ставропольской драмы появилась еще одна отличная постановка. Спектакль не просто весел и симпатичен, но наполнен очень добрым позитивом, и как же ценен и нужен этот запас доброты всем нам, затюканным будничными заботами! Принимая все полагающиеся театру условности и условия игры, мы хотя бы на эти два часа забываем о проблемах, с детской радостью отдаваясь пускай придуманной жизни придуманных героев. Но ведь придумано талантливо и сделано талантливо. И разве не за тем мы приходим в театр, чтобы, все это увидев, острее почувствовать вкус жизни, притупляемый буднями и заботами? Вот пришла на землю новая весна, все зазеленело и зацвело – вроде бы как всегда, как год назад и сто лет назад, и все-таки по-новому. Где-то на заднике сцены манит вековым великолепием стройная красавица Эйфелева башня – как символ не только города Парижа, но символ вдохновенного полета души.