Дмитрий Науменко, директор Национального парка «Кисловодский»

Дмитрий Науменко, директор Национального парка «Кисловодский»

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

При строительстве верёвочного парка в сосны не забили ни одного гвоздя.

При строительстве верёвочного парка в сосны не забили ни одного гвоздя.

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

Верёвочный парк обожают и дети, и их родители.

Верёвочный парк обожают и дети, и их родители.

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

Два года назад в парке впервые появились велодорожки.

Два года назад в парке впервые появились велодорожки.

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

Руины бывшего олимпийского бассейна.

Руины бывшего олимпийского бассейна.

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

На Долину роз можно полюбоваться и с высоты канатной дороги

На Долину роз можно полюбоваться и с высоты канатной дороги

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

У этого цветочного календаря фотографируются почти все, кто бывает в Кисловодске.

У этого цветочного календаря фотографируются почти все, кто бывает в Кисловодске.

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

Красоту в парке создают и поддерживают две сотни сотрудников.

Красоту в парке создают и поддерживают две сотни сотрудников.

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

В Долине роз растут 39 сортов прекрасных цветов

В Долине роз растут 39 сортов прекрасных цветов

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

– Дмитрий Сергеевич, начнем с самого загадочного вопроса. Ныне существующая площадь парка составляет 965,7 гектара. У меня же на книжной полке стоит справочник «Кавказские Минеральные Воды», подготовленный «Профиздатом» в 1982 году. В нем черным по белому написано, что площадь Кисловодского лечебного парка 1400 гектаров. И во многих других источниках советского периода фигурирует эта цифра. Куда делись 450 гектаров парковой земли?

– Для меня самого загадка: как за постсоветский период могла «испариться» почти треть парка? Давайте посмотрим карту. Видите, парк со всех сторон окружен санаториями. Почти все они существуют в одних и тех же границах по три десятка и более лет. А значит, ни о каких пропавших сотнях гектаров парка не может быть и речи.

Для себя я эту нестыковку объясняю так: в советское время парк обслуживал «Комбинат зеленого хозяйства». А у него в городе были и другие объекты – клумбы на Курортном бульваре, газоны, скверы на других улицах и во дворах. Вот в одном из отчетов они и указали общую площадь обслуживаемой территории – 1400 гектаров. И дальше эта цифра пошла гулять из одного издания в другое.

Так что ничего страшного с территорией парка не произошло и в дальнейшем не произойдет – это гарантировано природоохранным законодательством страны.

– Как я понимаю, сохранить многообразие растений и животных – главная задача коллектива Национального парка. Но как с ней сочетается задача создания условий для активного отдыха и культурного досуга россиян?

– Это, наверное, самое сложное в нашей работе.

– Давайте перейдем к конкретным примерам. Сейчас то в одном, то в другом конце парка слышен рокот газонокосилок. Понятно, что курортникам и спортсменам приятно гулять и бегать по коротко остриженным газонам. А каково приходится растениям?

– Перед тем как косари выйдут на тот или иной участок, его обязательно обследуют сотрудники нашего научного отдела. Только если они установят, что все травянистые растения там обсеменились, они дают разрешение на покос. Мы ни в коем случае не должны допустить выпадения хоть одного вида из биоценоза на данном локальном участке парка. Такую же процедуру соблюдаем при санитарных рубках деревьев и кустарников.

– В этой связи не могу не вспомнить историю с вырубкой голубых елей в районе Долины роз, о которой трубили едва ли не все местные, региональные и федеральные СМИ.

– Да, действительно, нам пришлось удалить два десятка больных елей, которые росли под канатной дорогой, – их ветви усохли, хвоя опала. В присутствии представителей экологической общественности Кисловодска специалисты научного отдела парка взяли анализы и подтвердили: деревья поражены инфекцией. Чтобы исключить ее распространение на другие участки, каждое спиленное дерево герметично упаковали и вывезли за пределы парка на переработку. А на освободившейся территории посадили такое же количество молодых голубых елей, выращенных в нашем питомнике у поселка Нарзанного.

– Коль скоро мы переместились в самое сердце парка, Долину роз, давайте посмотрим, что происходит в розарии и вокруг него.

– С розарием все в порядке. Сейчас на делянках произрастает 39 сортов роз. Столько было лишь в советские годы. Однако в том, что все розы прижились, заслуга не только цветоводов, но и инженеров. Под каждую делянку в Долине роз они подвели водопровод. Это позволяет поливать кусты в оптимальное время – ночью.

Еще одно нововведение – штамбовые розы. На высокие древовидные стволы успешно привили черенки наиболее жизнестойких сортов. Получились миниатюрные цветущие деревца.

– Действительно, когда находишься в Долине роз, душа радуется. Но стоит отойти полсотни метров от лужайки – и взгляду откроются жуткие руины бывшего Олимпийского бассейна. Я знаю, что в 2005 году ФНПР продала его московской фирме НПО «Инфокристалл». Понятно, что формально дирекция парка не имеет отношения к данной частной собственности. Но если по существу, то руины наносят огромный ущерб имиджу Национального парка. Сколько еще продлится это безобразие?

– Я встречался с собственниками бывшего бассейна. Это вполне адекватные люди. Они каждый год платят налоги на землю и на расположенные на ней строения. Поэтому заинтересованы как можно быстрее ввести объект в строй. Причем это будет именно бассейн, а не казино или торговый центр, как писали многие газеты.

Проблема не в собственнике. Бывший бассейн не функционирует уже около 30 лет. Все коммуникации под ним сгнили и не подлежат восстановлению. Также требуется капитально отремонтировать или возвести заново многие строения. Но собственник ничего не может делать, поскольку большая часть бассейна находится в первой горно-санитарной зоне, где категорически запрещено любое строительство.

Чтобы дело сдвинулось с мертвой точки, необходимо на данном участке пересмотреть границы охранной зоны. А это весьма сложная процедура, требующая согласования со множеством инстанций. Тем не менее, как мне известно, федеральное Министерство по делам Северного Кавказа этим вопросом конкретно занимается.

– Но есть в парке и другая застарелая язва. В июле прошлого года на всех телеканалах и в интернете показывали кадры любительской съемки, как после сильнейшего ливня в Кисловодске поток воды на улице Парковый Пешеход сбивает с ног людей и уносит их в парк. По сей день лестница, по которой мчался поток воды, раскурочена и окружена заградительной лентой. Почему?

– Есть и проект реконструкции лестницы, и смета на ее восстановление. Да и денег там требуется не так уж много. Но рельеф городских кварталов в этом районе таков, что вода с огромной территории через улицу Парковый Пешеход стекает в парк. Как бы мы ни восстанавливали лестницу, какой бы бетон там ни укладывали – после первого же сильного ливня все смоет. Чтобы решить проблему, администрации Кисловодска надо проложить в том районе новую ливневку.

В этом году из 24 километров песчаных терренкуров Национального парка «Кисловодский» подрядчик отремонтирует 15 километров. Остальные – на следующий год. Все работы оплачиваются по мере их выполнения.

– Наконец-то мы коснулись краеугольного камня. Из каких источников и в каких объемах финансируют Национальный парк «Кисловодский»?

– Все средства мы получаем из федерального бюджета по двум статьям. Первая – это госзадание на содержание Национального парка согласно его уставу. Проще говоря, на текущее обслуживание территории и заработную плату 282 сотрудникам нам выделяют 130 миллионов рублей в год. Вторая статья – это ремонт и строительство объектов. На каждую мы готовим отдельную смету. Ее тщательнейшим образом проверяют в департаменте особо охраняемых природных территорий Минприроды. И только при положительном заключении направляют заявку в Минфин.

– За последние два года для спортивного туризма ваша команда сделала больше, чем, наверное, за все время существования Кисловодского парка. Впервые проложили велодорожки, построили три высококлассных комплекса для воркаута и площадку уличных тренажеров. А буквально в эти дни что-то строят на вершине Сосновой горки и за санаторием «Красные камни». Появились какие-то массивные металлоконструкции рядом с главной аллеей из Нижнего парка в Средний. Что там будет?

– На Сосновой горке мы воссоздаем то, что было еще в советские времена – аэросолярий и смотровую площадку. Но, разумеется, на качественно ином технологическом уровне. Лежаки, кресла и лавочки изготовлены из прочнейшего дерева лиственницы со специальной пропиткой, обеспечивающей устойчивость к воздействию влаги, ветра, солнечной радиации. Здесь люди могут позагорать, любуясь прекрасным пейзажем. Да и просто передохнуть после тяжелого подъема по каменной лестнице от мостика «Дамский каприз».

На площадке у главной аллеи из Нижнего парка в Средний в советские времена располагалось нечто вроде летнего театра. Сейчас там ведется монтаж эколого-просветительского центра. В ближайшее время те металлоконструкции, что сейчас возмущают посетителей, обтянем полупрозрачным материалом и получим легкое красивое сооружение. В нем будут читать лекции, демонстрировать видео и слайды. Думаю, многие с удовольствием посмотрят на экране фотографии птиц, обитающих в парке, и послушают рассказ специалиста о каждой из них.

А вот между санаторием «Красные камни» и скалой Серые камни мы сооружаем объект, подобного которому в Кисловодском парке никогда не было. Это тактильная тропа. Задумка в том, чтобы человек босиком прошел по участкам с самым разным покрытием. Каждое по-своему воздействует на биологически активные точки на стопе. В результате такого массажа посетитель получит мощное оздоровительное воздействие. Опробовать тактильную тропу можно будет уже во второй половине июля.

Эмблема вновь созданного Национального парка в Кисловодске.

Эмблема вновь созданного Национального парка в Кисловодске.

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

Николай БЛИЗНЮК