Иван Шляхтин

Иван Шляхтин

© Фото: из архива газеты «СП»

© Фото: Дмитрий СТЕПАНОВ

© Фото: Дмитрий СТЕПАНОВ

В минувшую среду случилось должное, но далеко не ожиданное. На одиннадцатом году после ухода из жизни внезапно вспомнили одного из ярких и самобытных журналистов Ставрополья Ивана Шляхтина. Человека, который, по сути, создал Ставропольскую гостелерадиокомпанию, долгие годы ее возглавлял, продвигал, развивал, а потом, как часто это случается, был похоронен и забыт.

И вот благодаря инициативе многолетнего заместителя гендиректора ВГТРК Рифата Сабитова, который и ныне называет покойного Шляхтина своим другом, на здании телекомпании на улице Дзержинского в Ставрополе появилась памятная доска. В торжественном открытии приняли участие губернатор края Владимир Владимиров, глава Ставрополя Андрей Джатдоев, руководители филиалов ВГТРК четырех российских регионов и, естественно, вдова, дочь и внучка Ивана Ивановича.

© Фото: Дмитрий СТЕПАНОВ

© Фото: Дмитрий СТЕПАНОВ

По печальной привычке ведение церемонии обрело субъективный и несколько кривоватый характер, в результате чего не было сказано очень важное о человеке, чья память ныне обрела материальное воплощение.

Постараюсь немного исправить эту кривизну.

Иван Шляхтин, ростовчанин, приехал с молодой женой в Ставрополь и был принят в редакцию газеты «Ставропольская правда», где и расцвел его журналистский талант. Живой, сочный язык, обычная для тех времен «фига в кармане», умение уйти от гнева властей предержащих – достаточные составляющие мастерства советского журналиста. Для полноты картины добавим, например, фотографии в фантастическом клетчатом пиджаке с Владимиром Высоцким, заехавшим в редакцию по ужасной совковой традиции запросто встречаться с журналистской братией, невзирая на чины и славу.

Встреча коллектива «Ставропольской правды» с Владимиром Высоцким. Слева – Иван Шляхтин.

Встреча коллектива «Ставропольской правды» с Владимиром Высоцким. Слева – Иван Шляхтин.

© Фото: из архива газеты «СП»

Собственно, и в партийных органах, куда еще по одной традиции его выдернули как перспективного специалиста на пару лет из газеты, он оставался в том самом фигуральном клетчатом пиджаке. И по крайкомовским лестницам, где чинно передвигались чиновники, он прыгал через две ступеньки. А мастерство, обретенное в «Ставропольской правде», позволило ему спокойно уйти в новую сферу – теле-радиовещание.

Он осмотрелся там и свой газетно-журналистский профессионализм быстро перевел в компетенцию иного уровня. Впрочем, владеющие словом всегда быстро и качественно вписывались в электронные реалии, что в обратном направлении происходило крайне редко.

Когда советско-партийная власть и рожденные ею барьеры канули в Лету, Иван Шляхтин с неукротимым энтузиазмом взялся создавать собственные, как ему казалось, свободные теле- и радиостанции. Помню, как мучительно рождалось название нового радио, пережевывали сотни вариантов, а решение оказалось простейшим: «Радио Русь».

Еще проще назвался телеканал: «14-24» – по времени вещания.

Обидно, что обе эти его новации аннулировала реорганизация российского холдинга. Он очень переживал. Но пережил.

Создавал авторские передачи, сам выходил в эфир, брал на себя ответственность за эксперименты молодых. В общем, был не только и не столько администратором и чиновником, но прежде всего журналистом.

И еще один важный момент. Как истинного профессионала Ивана Шляхтина беспокоило состояние профессионального сообщества. Он отлично понимал, что любые дрязги в журналистской среде ударят по авторитету профессии, а в итоге погубят ее значение и смысл, что, увы, в какой-то степени и произошло.

Противостоять этому мог только профессиональный творческий союз, каким и стал Союз журналистов России, в котором Иван Шляхтин состоял с момента создания, по правопреемству из Союза журналистов СССР, и потом, до самой кончины, входил в президиум краевого отделения СЖР – Союза журналистов Ставрополья. А в 2003 году на съезде СЖР он был избран членом федеративного совета – высшего органа управления Союза.

Печально, что некоторые из его преемников и былых соратников подобной мудрости лишены. Надеюсь, что не навсегда.

Он очень любил жизнь во всей ее полноте и яркости.

И потому, наверное, в чем-то ошибался.

Верил не тем, кому стоило верить.

Но сделал в своей жизни столько, что иным и не снилось.

И остался после него «звоночек» – дочка Настенька, сама уже нынче мама, приобщенная к телевидению с самых ранних лет.

Память шире доски на фасаде…

Василий БАЛДИЦЫН, председатель Союза журналистов Ставрополья.