Каждый год богат различными датами, связанными с важными событиями в жизни нашего края. В 2018-м исполняется 115 лет со дня рождения Константина

Дмитриевича Филянского и Вениамина Власовича Снегового, прославивших в XX веке Ипатовский район на весь СССР и заставивших говорить о небольшом уголке Ставрополья в других странах. Преданные своему делу специалисты, создатели кавказской и ставропольской пород тонкорунных овец, выведенных в двух крупнейших ипатовских хозяйствах. А начиналось все так…

Были ребровские, стали милосердовские

Считается, что своим возникновением на Северном Кавказе тонкорунное овцеводство обязано предприимчивому помещику, отставному генералу Алексею Фёдоровичу Реброву. В середине XIX века, получив с приданым жены село Владимировка Прасковейского уезда с прилегающими землями, он превратил их в опытное поле. Сначала сеял пшеницу, получая не в пример соседям высокие урожаи. Ребровские зерно и мука высокого качества пользовались большим спросом. Потом помещик взялся за выращивание лука, заметно отличавшегося вкусовыми качествами от местных сортов. Когда и это наскучило, закупил мериносовых овец, со временем в разы увеличив поголовье животных с густой, длинной и необычайно прочной шерстью. Впоследствии таких овец стали разводить в Моздокском, Кизлярском и Ставропольском уездах. Сам Алексей Ребров взял в казенной палате в оброк 500 десятин земли в Кизлярском уезде и увлекся виноградарством, постепенно продавая овец.

Именно тогда часть поголовья была закуплена помещиком Милосердовым и перевезена в Благодарненский уезд. Для ухода за

отарой вслед переехали и несколько семей овцеводов. Так появился хутор Кизляровка (теперь это поселок Красочный). Вот что пишет о населенном пункте того времени в своей книге «Ставропольское село» А. Горбачёв: «По внешнему виду народ здесь большей частью рослый, физически развитый. Здесь все едят превосходный пшеничный белый хлеб и баранину…».

Земельные владения братьев Милосердовых были достаточно обширными. Кроме Красочного участки были в границах сел Бурукшун, Большая и Малая Джалга. Овцы, общая численность которых достигала 40 тысяч голов, свободно перемещались по этим просторам. На скашивание травы привлекались наемные работники с ручными косами из Дубовки, Казинки, Терновки, а высохшее сено свозили на волах, впряженных в можары, в небольшие стога. Это был страховой запас на период холодов.

Каждый год погодные условия преподносили овцеводам неприятные сюрпризы. То летом восточный ветер (так называемый астраханец) высушит траву до корня, обрекая животных на полуголодное существование, то зимой покроет землю снежное покрывало толщиной в полметра и завьюжит многодневная метель. Наверное, тогда и заложились в генах жителей ипатовской земли трудолюбие и упорство, позволяющие выживать в самые сложные времена.

«Овечий» дом

Поселок рос, становился многолюднее, добавлялись новые хаты. Сам помещик Милосердов выстроил себе каменный дом на хуторе, носившем его имя (лишь в 30-е годы прошлого столетия он стал называться хутор № 5). Бывшее имение с более чем вековой историей и сегодня можно увидеть в Красочном. Лишившееся в период войны некоторых элементов и обветшавшее, оно до сих пор поражает своей красотой, и все еще обжито. Нетрудно представить, какое впечатление он производил, будучи только построен.

Особенностью этого дома является высота стен в комнатах, достигающая почти четырех метров. И сейчас еще сохранилась декоративная лепка, украшающая потолок огромного зала, где под светом огромной люстры когда-то торжественно принимали гостей, играла музыка. На северную сторону дома выходил балкон, с которого открывался прекрасный вид на бескрайнюю степь и удивительный фруктовый сад. Как рассказывал бывший управляющий имением Н. Кудимов, для этого сада были закуплены в Тамбовской губернии саженцы от знаменитого ученого Ивана Мичурина.

Нельзя не упомянуть еще одну отличительную черту дома Милосердова – под полом насыпан почти метровый слой сухого овечьего помета. По заверению прораба 70-х годов XIX столетия А. Песоцкого, он обладает удивительной гигроскопичностью и долговечностью. Вокруг усадьбы стояли всевозможные склады, деревянные амбары, а в большом подвале был ледник. Сюда с реки Кевсалы ранней весной доставляли крупные глыбы льда, плотно укладывали, накрывали соломой и кошмой. И весь год подвал прекрасно выполнял функции современного холодильника.

Свой «Журнал для овцеводов»

С восьми лет начал батрачить у помещика Ф. Бугаевский, дослужившийся до старшего чабана. Он впоследствии вспоминал это время так: «Милосердов очень любил овец. Всегда благодарил своих тружеников за честный и добросовестный труд. Хотя другие называли его странным помещиком, потому что, когда все ездили на ярмарки, чтобы купить лошадей или рабочих волов, наш помещик привозил оттуда баранов». Собственно, так начинала зарождаться селекция. Она существовала до этого в мелких крестьянских хозяйствах, но в сугубо народном виде, имевшем своей сутью выбраковку приболевших или отстающих в росте животных и оставление на завод более сильных и выносливых. На качественные показатели шерсти почти не обращали внимания. Помещики же, имеющие большие стада овец, реализовывали шерсть на рынках, где постепенно появились требования по длине, прочности шерсти и обозначился стимул к повышению еще одного показателя – настрига.

Всему этому соответствовали животные из отар Милосердова, который с удовольствием демонстрировал гостям и ученым, посещавшим имение, свое поголовье. А проводимая помещиком племенная работа внесла неоценимый вклад в создание русским ученым-овцеводом конца XIX – начала

XX века Павлом Кулешовым новокавказской породы овец, животные которой помимо хороших качественных характеристик отличались приспособленностью к условиям степного содержания. Шерсть их высоко ценилась на русских и заграничных рынках.

Своеобразной настольной книгой Милосердова была газета «Наш край», издаваемая на Ставрополье. Особое место в ней отводилось освещению деятельности общества северокавказских овцеводов, проводившего животноводческие съезды и сельскохозяйственные выставки. А с 1908 года общество стало издавать собственное периодическое издание под названием «Журнал для овцеводов». В нем публиковались статьи о научных достижениях, практические наставления и рекламные проспекты. Это позволяло помещику проводить в экономии экспериментальные исследования, внедрять передовые технологии содержания и кормления овец.

26 сентября 1911 года Милосердов представил свое поголовье крупного рогатого скота и овец на Первой Ставрополь-Кавказской губернской выставке животноводства. Открыл ее торжественный молебен, по завершении которого отец Николай (Прозоровский) назвал мероприятие «важнейшим начинанием, направленным на подъем благосостояния и благоденствия народа». А вице-губернатор М. Пономарёв высказал уверенность, что выставка откроет новую эру для Ставрополья, высокую ступень культурного развития. На следующий год Милосердов был приглашен на животноводческую выставку в Москве, где его овцы получили очень высокую оценку.

Скорый отъезд и нежданная встреча

Дальнейшему развитию любимого дела помещика помешали революция и Гражданская

война. Поголовье овец резко сократилось. Сам Милосердов в сопровождении сотни казаков из села Кевсала, наскоро собрав имущество, уехал в Ростов, откуда отбыл за границу.

Через много лет судьба преподнесла сюрприз бывшему батраку Ф.В. Бугаевскому и его сыну Ивану Филипповичу – они встретились с Милосердовыми вновь. А случилось это уже в 50-е годы прошлого столетия в Югославии, где была организована овцеводческая выставка. На ней экспонировалось и поголовье овцесовхоза № 22, сопровождаемое чабанами, в том числе отцом и сыном Бугаевскими. Вот что запомнил из той поездки Иван Филиппович: «Хлопочем мы с отцом около своих баранов, вдруг один мужчина на ломаном русском спрашивает:

– Вы из Винодельного?

Мы ответили:

– Да.

Он, немного помолчав, нас просто поразил, когда с дрожью в голосе сказал:

– Это наши овцы. Я из семейства Милосердовых. Спасибо, что выращиваете таких замечательных овец.

Со знанием дела он внимательно осмотрел баранов и выразил сожаление, что в жизни все так случилось…»

Кстати, после отъезда Милосердова за границу, связывающая его с ипатовской землей нить не прервалась, на малой родине осталась дочь. Она была замужем за управляющим Милосердова Ф.Н. Авдеевым, который как мог продолжал дело помещика, обучая степняков чабанскому делу.