В рамках указа президента о национальном плане развития конкуренции на 2018 – 2020 гг. (документ подписан В. Путиным 21 декабря прошлого года) Федеральная антимонопольная служба внесла в Правительство РФ пакет поправок в законодательство, где, в частности, предлагается радикальный рецепт борьбы с картелями, вплоть до конфискации имущества лиц, виновных в сговоре.

О том, способен ли этот указ повлиять на оздоровление экономики и отразится ли борьба с картелями на кошельках рядовых граждан, комментарий нашего постоянного эксперта Романа Савичева, генерального директора ОАО «Юридическое агентство «СРВ», которое в профессиональной среде признано одним из крупнейших в России, согласно данным рейтинга авторитетного портала Право.ру.

-Как признает руководитель ФАС

И. Артемьев, картелизацию российской экономики можно наблюдать практически во всех отраслях, – отмечает Роман Савичев. – Напомню, что картель – это форма монополистического объединения или соглашения предприятий о ценах, рынках сбыта, объемах производства и т.д. За примерами далеко ходить не нужно: все мы прекрасно видим на сельхозрынках, что продавцы держат на мясо, фрукты, овощи фактически одну и ту же цену. Такую же картину автомобилисты наблюдают на заправках. И подобных примеров, свидетельствующих о признаках картельного сговора, не счесть. По сути, это хищение. Только, когда у нас вор вытащил кошелек с пятью тысячами, мы заявляем в полицию, а когда эти же деньги мы переплатили торговцам, сговорившимся о цене, то кто скажет, что это преступление? Да, механизм «отъема» денег разный, но ведь результат-то один!

Но сельхозрынки – это мелочь по сравнению с тем, какой ущерб наносится государству на торгах, где участвуют картели. ФАС оценивает этот ущерб в сотни миллиардов рублей. Ежегодно выявляется все больше картелей, однако они успешно противостоят антимонопольщикам: значительная часть административных дел ими выиграна в суде. Во-первых, потому что антиконкурентные соглашения трудно выявлять и доказывать, во-вторых, потому что во многих картелях участвуют чиновники, а в-третьих, коррупцию никто не отменял.

Что же касается криминала, то в 2016 году правоохранители возбудили три уголовных дела, где фигурировали картели, однако в суд ни одно из них не попало! В 2017 году все девять возбужденных уголовных дел рассыпались еще до суда. Вот такая эффективность борьбы…

Чтобы разрулить такую тупиковую ситуацию, и был рожден указ президента, который мы упомянули в начале статьи, о национальном плане развития конкуренции на 2018 – 2020 годы.

«Гвоздем» этого документа можно считать жесткое требование присутствия на любом конкурентном рынке – во всех отраслях экономики! – не менее трех хозяйствующих субъектов, один из которых должен быть частным.

В указе в качестве главных принципов развития конкурентной политики государства названы: обеспечение свободы экономической деятельности, поддержка малого и среднего бизнеса, сокращение доли госкомпаний в экономике, учет эффективности госинвестиций и другие.

Во исполнение указа правительство разработало солидный график внесения в Госдуму законопроектов. Важнейшими из них, видимо, окажутся законы о запрете создания на конкурентных рынках новых ГУПов, отказе государства от покупки рыночных компаний, сокращении доли ГУПов и МУПов на рынке жилищно-коммунального хозяйства, увеличении доли частных компаний в сфере обязательного медицинского страхования и здравоохранения.

В целом же правительство поручило министерствам разработать 15 отраслевых «дорожных карт» по развитию конкуренции, но полностью готовы пока три, что, конечно, вызывает беспокойство ФАС. Отсюда и его «свежая» инициатива об ужесточении борьбы с картелями. В частности, Федеральная антимонопольная служба предлагает ввести весьма суровую уголовную ответственность для топ-менеджеров, акционеров и членов совета директоров компаний, виновных в картельном сговоре: лишение свободы от четырех до восьми лет (сегодня – три года) и штраф от 2 млн до 4 млн рублей (сейчас 300 – 500 тысяч). Кроме штрафов и тюрьмы антимонопольщики предлагают применять к участникам картелей конфискацию имущества, денег и ценностей, полученных в результате незаконной деятельности. ФАС считает, что нужно освобождать от уголовной ответственности тех, кто первым сознается в картельном сговоре и поможет в его расследовании, но при этом возместит ущерб, причиненный лично…

Я вот думаю, что бизнес будет, мягко говоря, в глубокой растерянности от этих инициатив. Во-первых, за что сажать рядового акционера компании, участвующей в картеле, если его голос не влияет на принятие конкретных решений? Да и член совета директоров не всегда участвует напрямую в управлении работой бизнеса. Кроме того, если говорить о конфискации имущества, то доказать, что человек получил его от картеля, весьма и весьма затруднительно.

Планируется, что после выборов главы государства процессы, запущенные в этой сфере, получат новый импульс к реализации. Но хотелось бы, чтобы все не ограничивалось решением глобальных задач. На «нижнем» уровне, на тех же сельхозрынках и заправках, люди страдают от отсутствия конкуренции и ценового сговора не меньше, чем государство от липовых торгов и аукционов.