Эксклюзивное интервью главы семьи Мартенс корреспондент «Ставропольской правды» взяла во время передачи продовольствия от ставропольских фермеров бежавшей в Россию от секс-просвещения многодетной немецкой семье.

© Фото: Дмитрий СТЕПАНОВ

Дело в том, что после случившейся громкой истории внимание общества и прессы как в Германии, так и в России было таким пристальным, а выводы из нее зачастую настолько обидными, что Мартенсы и их родственники, оставшиеся в Германии, перестали вообще разговаривать с журналистами.

Напомним читателям, что это семья русских немцев, которые уехали в Германию в начале 90-х подростками (Евгению было 14 лет, когда родители вывезли его из Омской области, а жене Луизе, родившейся в Челябинске, было 10 лет). Прижились там, встретились, поженились, начали рождаться дети (сейчас их в семье 10 в возрасте от 2 до 17 лет). Был дом, машина, работа. И все бы хорошо, но в 2012 году в общеобразовательных школах Германии начали вводить уроки так называемого секс-воспитания. Детям подробно рассказывали об определенной стороне взрослой жизни, а кроме того просвещали о том, кто такие трансгендеры и другие определившиеся и пока что ищущие себя в сексуальном плане личности, учили правильно принимать и уважать такой собирательный третий пол. Шокированные Мартенсы сначала перестали пускать детей на эти занятия. Их призвали к порядку и потребовали заплатить штраф, а после отказа арестовали многодетного отца на сутки.

И тогда семья приняла решение вернуться в Россию. Сначала они приехали в Новосибирскую область в деревню Кыштовку в надежде заняться фермерством. Там им власти выделили старый покосившийся домик без удобств. Был декабрь, морозы, дети начали болеть. Деньги в размере 150 тысяч рублей, которые выделили семье на обустройство, быстро закончились, и Мартенсы, ничего никому не сказав, уехали обратно. Отъезд, похожий на бегство, стал причиной скандала в России (финансовую поддержку требовали вернуть), а вся эта ситуация вызвала ажиотаж в немецкой прессе во вполне понятном ключе.

История привлекла внимание медийной ставропольской фигуры Владимира Полубояренко, и он решил помочь. Выплатил потраченные деньги в казну Новосибирской области и пригласил немцев пожить в своем пустующем доме в Ставрополе, пока будут оформляться документы и семья не приобретет постоянное жилье. Мартенсы с радостью приняли это предложение и переехали в Ставрополь в ноябре прошлого года.

Как рассказал Евгений Мартенс, разгрузив со старшими ребятами новый продовольственный пакет, сейчас у них все хорошо. Хотя гражданство еще не получено и документы находятся в процессе оформления, оба устроились на работу: Евгений – водителем к одному из ставропольских адвокатов, Луиза – помощником руководителя юридической фирмы. Работает она, правда, на полставки. Ребята у них вполне самостоятельные, и на старших всегда можно оставить малышей. Мама ждет одиннадцатого ребенка, который должен родиться в августе, и работать ей полный день тяжеловато.

– Первый полноправный россиянин родится у нас! – с гордостью говорит Евгений. – Мальчик или девочка, еще не знаем, но мы примем его с радостью и любовью. Это удивительно, но я понимаю, что каждого последующего ребенка родители любят больше и внимания уделяют ему больше, чем это было с первыми детьми. Осознаннее, что ли, эта родительская любовь. И ребенок это понимает и чувствует. Наш самый маленький никогда сам не начнет есть яблоко или конфету, пока не поделится с братьями и сестрами. И старшие очень малышей любят, оберегают их, занимаются, играют с ними с удовольствием.

Евгений рассказал, что денег, которые они с женой зарабатывают на сегодняшний день, семье хватает.

– Но фермеры предложили нам свою помощь в виде экологически чистых овощей и фруктов, муки своего помола, растительного масла, и мы с большой благодарностью принимаем этот подарок. Хочу и через вашу газету сказать огромное спасибо всем этим людям!

Фермеры привозили продукты Мартенсам и в ноябре, когда семья только перебралась в край. А теперь решили пополнить запасы новой порцией сельхозпродукции. Только овощей всех видов, что выращивают на Ставрополье, привезли 15 мешков, а еще яблоки, крупы, макароны…

Процесс получения гражданства семьей должен окончиться к марту. Бюрократических препон нет никаких, отметил Евгений, власти идут навстречу, помогают.

– Проблемы возникают лишь при переводе документов с одного языка на другой, встречаются разночтения, возникают ситуации, когда одному и тому же лицу фактически принадлежат два документа на разные имена. Но все эти вопросы разрешимы, – уверен мой собеседник.

Кроме того родителям предстоит сдать экзамены по русскому языку, истории России, гражданскому и административному праву для получения гражданства на всех членов семьи.

Дети сейчас активно изучают русский язык, несколько раз в неделю ходят на занятия по грамматике и устной речи.

– Язык на бытовом уровне они уже хорошо понимают, но вот говорить пока не могут, – рассказал Евгений.

В школу, спортивные секции и творческие кружки дети не ходят. Как пояснил их отец, планы заняться фермерством он не оставляет и, после того как будут утрясены все формальности, намерен обосноваться в одном из сел.

– Дети и так в последнее время пережили много перемен, это в любом случае стресс для них. И снова входить в новый коллектив при плохом знании языка? Поэтому мы пока решили просто остаться своей семьей, пережить все это, привыкнуть к новой ситуации. Пока мы не хотели бы отдавать детей в школу. Планируем, что на новом месте жительства в селе обучать будем их на дому, приглашая для этого учителя. Поживем – увидим, как лучше поступить. Дело в том, что по приезде я был в Москве в одном из музеев на экспозиции по сельскому православному быту, куда пришла группа подростков на экскурсию. Они вели себя очень вызывающе, неподобающе тому месту, где находились. Я не хочу всех грести под одну гребенку, понимаю, что есть разные подростки, но я в ответе за своих детей, и не хотел бы, чтобы они попали в подобную компанию. Но мы не какие-то отшельники! Тут, за городом, по соседству детей практически нет, но одна соседская девочка ходит к нам в гости – в снежки играют, на санках катаются вместе.

На вопрос, поддерживает ли семью их религиозная община, Евгений расстроился:

– Журналисты выдумали, что мы баптисты. Хотя это не так. У нас совершенно другие ориентиры, в подробности вдаваться не хочу. Мы христиане, читаем Библию и учим детей религиозным песням дома, так как в Ставрополе нашей церкви нет. Учу, кстати, и игре на музыкальных инструментах. Я сам на аккордеоне играю, мечтаю освоить русскую балалайку. Очень нравится мне этот инструмент!

Касаемо религии еще хочу сказать. Губернатор нам подарил православную икону, и она стоит у нас на почетном месте. Меня для встречи пригласил митрополит православной церкви, и я с удовольствием жду этого знакомства. Приглашали на свое мероприятие представители православной казачьей молодежи, куда я ходил, общался с ребятами и увидел, что тут есть здоровые объединения людей, которые переживают за судьбу своей страны, за ее будущее. Они хотят растить своих детей нравственными, трудолюбивыми и человечными. Я был приятно удивлен, что опыт моей семьи им интересен. И я очень хотел бы принести пользу своей стране, а Россия – это моя страна, в том числе и делясь своим опытом по воспитанию подрастающего поколения, семейным взаимоотношениям как глава многодетной семьи.

Как рассказал Евгений, неожиданная популярность в прессе привела к тому, что его заваливают письмами и просьбами о помощи в обустройстве российские немцы, которые тоже хотели бы вернуться в Россию, но опасаются неизвестности. Немало способствовала этому запущенная отдельными СМИ «утка» о том, что Мартенсам в России подарили трехэтажный дом, в то время как это временное убежище, да и занимают они всего один этаж.

– Выходят с подобными просьбами и на меня, – рассказал Владимир Полубояренко. – Пишет, например, одна фрау: «Я одинокая – ни семьи, ни детей! Не сложилось у меня тут. Хотела бы преподавать в каком-нибудь университете в Москве, помогите переехать!». Но у меня не гостиница. Тут проблема была, потому не мог не помочь. Семьи, где 6 – 8 детей и больше, понятное дело, нуждаются в особой поддержке. И если подобные ситуации будут, то мы их рассмотрим. Тем более что в доме есть еще две пустые квартиры. Но на самом деле, я думаю, семья Мартенс – это только первая ласточка. Интерес у немцев к переезду в Россию большой, ждут только положительного примера. И скоро он будет.

Наталья ТАРНОВСКАЯ