Говоря о церкви, мы прежде всего подразумеваем здания храмов, куда приходим, кто реже, кто чаще, где на нас смотрят с икон лики святых, где мерцают огоньки свечей, где в тишине о чем-то своем думают люди… А еще – где в часы торжественных служб проникновенно звучит проповедь пастыря, волнуют слух и душу вдохновенные голоса певчих.

Все это так. Однако есть в жизни самой церкви много такого, чего сторонний взгляд не видит. Разве что иногда слышит кое-что либо от знающих людей, либо из СМИ. Об одном из таких направлений многотрудной церковной работы мы попросили в канун Рождества рассказать руководителя отдела по церковной благотворительности и социальному служению Ставропольской и Невинномысской епархии протоиерея Игоря Подоситникова. Его хорошо знают православные жители Ставрополья как неустанного строителя и созидателя, как мудрого наставника молодежи, при том что сам отец Игорь еще тоже достаточно молод, хотя уже много лет помимо пастырского служения руководит газетой «Ставропольский Благовест». Его энергии, неутомимости и доброй открытости людям стоит поучиться. Наверное, именно эти качества и позволяют ему справляться с таким объемом забот, что хватило бы на нескольких человек.

– Отец Игорь, сказать честно, среднестатистический обыватель по поводу руководимого вами отдела может рассуждать так: вот храм, вот священник, он ведет службы, совершает таинства, обряды, ну а зачем церкви благотворительность? Ведь существуют всевозможные благотворительные фонды, общественные организации. Вот и пусть каждый занимается своим делом...

– Знаете, человек думает так, пока в его жизни не приключится какая-нибудь неприятная история. Например, срочно нужно пройти лечение, но нет средств. Или возникли финансовые проблемы, потому что его сократили на работе, а у него долги, семья… Разные бывают ситуации. Как председатель отдела, я буквально каждый день с этим сталкиваюсь, собственно, день мой начинается именно с приема просителей.

– То есть об этой стороне церковной жизни люди кое-что знают, если идут именно к вам…

– Конечно. Правда, и просители бывают разные. Попадаются «профессиональные», которые идут ко всем – депутатам, мэру города, бизнесменам… И к нам. Но мы не всем подряд оказываем помощь, поскольку у церкви и нет таких фондов, нет финансовых возможностей, она ни в коем случае не собирается подменять социальные функции государства. Мы каждый случай исследуем, смотрим, действительно ли человек нуждается. На недавнем съезде социальных сотрудников церкви патриарх Кирилл еще раз всем нам напомнил, что это одна из главнейших обязанностей церкви. Кто-то из батюшек спросил: а где же брать на все это деньги? И патриарх мудро ответил: на это денег не нужно, а нужно лишь желание помочь, и Господь поможет.

– У вас ведь есть штатные сотрудники отдела?

– Но их совсем немного, в основном благотворительностью занимаются добровольцы, как мы их называем, люди с жертвенным сердцем. Причем среди них есть и работающие, и пенсионеры, и студенты. Каждый отдает часть своего свободного времени делам служения. Например, сестры милосердия приходят в больницы: там человек нуждается не только в лечении тела, но и просто в добром слове, чтобы его утешили, укрепили, молитвенно поддержали. И наши сестры приносят в больничные палаты православную литературу, святую воду, просфору, спрашивают, какие есть у человека просьбы, не хочет ли он исповедаться, причаститься, собороваться. Такие контакты, поверьте, очень нужны! Например, житель дальнего села попал в краевую или районную больницу, он там никого не знает, он испуган, растерян, он под капельницей и т. д. А сестры передают его просьбы священнику, тот приходит и свое пастырское дело совершает, содействуя и духовному оздоровлению.

А возьмем дома престарелых, как их в народе называют. Государство сегодня их обеспечивает материально очень даже неплохо, но и там старикам хочется, чтобы их услышали. И нередко рассказывают добровольцам свои жизненные истории… Порой кому-то надо встать на духовный путь: человек стремится к этому, но как, не ведает… Стараемся уделять внимание и тем, кто освобождается после отбытия тюремного срока, а таких далеко не всегда ждут дома. Или нет никаких документов, и человек тоже не знает, куда обратиться. Вот и идут в ближайший храм, просят дать какую-то работу или крышу над головой, помочь доехать до дому. Люди, оставшиеся без жилья, без средств к существованию, в трудной жизненной ситуации – все идут к нам.

– У многих на слуху недавний пример, когда церковный приют помог одинокой молодой матери с ребенком получить квартиру и работу. А по сути, просто спасли две жизни!

– Очень большое дело, что есть такие приюты. С похожими ситуациями мы сталкиваемся постоянно. Буквально на днях привезли добрые люди к порогу храма бабулечку без определенного места жительства, без документов. Где-то увидели, как она на остановке замерзала… Что делать? Прежде всего нужен транспорт, чтобы отвезти ее в ближайший приют, в данном случае Свистухинский центр, с руководством его у нас добрые отношения, наши священники и сестры милосердия периодически его посещают. А потом надо кому-то побыть там с ней, удостовериться, что она принята на попечение. Все это ложится на плечи волонтеров, кто оказался на тот момент свободен, у кого есть машина…

– А как и где вы находите своих волонтеров? Ведь не каждый способен уделить даже полдня, побыть с тем же стариком…

– На самом деле людей с жертвенным сердцем очень много, но не все знают, как применить свое желание послужить ближнему. В храмах мы таких людей видим. Как правило, их вклад – несколько часов бескорыстного труда. Допустим, человек – сантехник, он не может помочь деньгами или беседу провести, зато может прийти и отремонтировать одинокой старушке текущий кран. Другой – парикмахер, который может бесплатно подстричь детей из многодетной семьи…

Не устаю удивляться, какое доброе сердце у нашего народа! Иногда к человеку, занимающему важный пост или обладающему немалыми возможностями, владеющему бизнесом, нельзя достучаться. Между тем любому, при всей его занятости или бедности, вполне по силам чем-то помочь. Новогодние подарки и акции – это, конечно, хорошо. Но человеку-то кушать хочется всегда. И лекарства получить не только тогда, когда кому-то надо пропиариться накануне каких-нибудь выборов.

Тем удивительнее, что среди простых людей, которые сами иногда живут от зарплаты до зарплаты, с трудом выплачивают коммунальные платежи, тянут кредиты и ипотеки, столько готовности потрудиться на благо ближнего. Зато потом рассказывают, какие чудеса с ними самими случаются: «Батюшка, вчера возил на своей машине человека, про себя думаю: зачем я трачу время, у самого столько несделанного, семейных забот? Но приезжаю домой, и вдруг проблема, казавшаяся неразрешимой, разрешилась!». Другой рассказывает, что пожертвовал последние пятьдесят рублей, а ему тут же кто-то вернул давний-давний долг… Господь удивительным образом сторицей всем воздает. Ибо, когда мы помогаем ближнему, мы не человеку даже помогаем, мы Богу оказываем милость, и разве Господь останется у нас в долгу?!

– В отечественной истории эти традиции переживали всякие времена, но, несмотря ни на что, сохранились.

– Конечно! Почитайте в «Повести временных лет», как святой князь Владимир после Крещения изменился внутренне, стал благочестивым человеком. И одно из удивительных качеств появилось у этого бывшего язычника – творить благо. Он отправлял повозки собирать нищих, убогих и привозить к нему на двор, где устраивал для них пиры, нагружал подводы продовольствием для вдов и сирот. Пример князя Владимира уходит на тысячу лет назад и свидетельствует, что это было на всем протяжении существования русской церкви и государства. Многие наши руководители страны были людьми благочестивыми, много занимались благотворительностью.

– Им в чем-то было проще, ведь у них в руках были все богатства и рычаги власти…

– А что мешает идти по такому пути нынешним, владеющим российскими недрами и прочими возможностями? Увы, чаще мы видим, как они покупают очередные яхты и спортклубы, вкладывают средства в чужое государство, а соотечественники страдают. Так нельзя. Это большой грех. Ведь Господь дал человеку возможность распоряжаться этим имуществом, а сколько нужно одному человеку? За годы священнической службы ни разу не видел, чтобы кого-нибудь хоронили, например, в сапогах от Версаче или шубе соболиной… Но даже если бы это делалось, ему ничего этого не нужно!.. Прихожу в больницу к умирающему человеку напутствовать его святых Христовых тайн, знаю, что когда-то он росчерком пера решал судьбы, а теперь лежит в реанимации, укрытый одной простынкой, и ничего, кроме милости Божией, ему не нужно… Ни миллионов, ни миллиардов. Человек, обладающий властью и средствами, особенно должен понимать значение благотворительности.

– Отец Игорь, а с чего начинался ваш личный опыт благотворения, служения ближним?

– Наверное, с того, как я еще школьником в первый раз прочел Священное Писание. Когда узнал Христа, который, по сути, непрестанно совершал благотворение! Смотрите, Христос идет проповедовать Слово Божие, собираются тысячи людей. Они хотят услышать от него слово утешения, но много и тех, кто страдает от болезней, у кого много проблем и забот, и Господь каждому дает необходимую помощь.

– Так то Господь! А что человек обычный?

– Что Господь совершал, полагается и нам делать. Мы в своей жизни должны сверять себя с ним: а как бы поступил Христос, что бы он сделал и что сказал? И чтобы все это было не просто на словах, когда мы бьем себя в грудь и говорим, какие мы православные и божьи. Это надо подтверждать делом. Думаю, в крови каждого русского это есть: не пройти мимо нуждающегося, проявить сочувствие. Помню своих родителей – обычных советских, невоцерковленных, отнюдь не богатых: у нас дома дверь никогда не закрывалась, все соседи приходили то занять денег, то за какой-то иной помощью. И не помню, чтобы хоть раз кому-то они отказали… Думаю, это живет на Руси со времен Владимира Крестителя. В этом фундаментальное отличие нашего менталитета от западной религиозной философии и практики, согласно которым нищий человек – грешник, наказанный Богом, он сам виноват в том, что с ним случилось.

– В последние десятилетия в значительной мере на основе благотворительности построено много новых и восстановлено разрушенных храмов.

– Могу сказать на своем опыте, поскольку не один храм построен при моем участии: да, мы тогда ходили с протянутой рукой, получали и помощь, а то и отказ или даже проклятья… Но храмы построены! И теперь уже храмы отдают то, что было в них вложено. Куда сегодня человек идет со своей бедой? Потыкавшись в разные двери, придет в храм, и здесь ему не имеют права отказать. Это в госучреждениях действуют нормативы, правила, по которым могут ему указать на дверь. А в храме – нет. Вот нынче пока зима у нас теплая, но мы знаем, что у Бога всего много и может мороз грянуть. И в холодное время все храмы обязаны принимать оказавшихся на улице, чтоб никто не замерз, обогреть, разместить, накормить. В храмы приносят люди одежду, вещи, продукты, потому что доверяют: церковь может все распределить справедливо. Хозяин храма не священник или бизнесмен, его построивший, а в первую очередь народ Божий, который там молится, и Господь. А Господь всех примет, обогреет и накормит, как мы это и читаем в Евангелии.

– Наверняка в вашей работе было немало таких житейских историй, которые особенно запомнились.

– Несколько лет назад в детском отделении Михайловской больницы попросили причастить мальчика, два года лежавшего на аппарате искусственного дыхания. Его родители уже с ног падали от усталости и горя. Хорошо бы дома его содержать, но нужен аппарат на дому, а он стоил более миллиона рублей. Услышав сумму, признаюсь, подумал: столько собрать нереально. Но все же по благословению владыки мы объявили сбор средств, обращались к разным организациям, проводили благотворительные ярмарки, привлекали наших прихожан. И вот чудо – буквально за месяц собрали! Благодаря этому ребенок, хотя и неизлечимый, смог прожить еще довольно долго дома, среди близких… После его ухода они принесли этот аппарат в ту же больницу, в помощь другим детям.

– А бывает так, что не получается оказать нужную помощь?

– Бывает. Но у нас есть волонтеры, хорошо знающие законодательство, они помогают человеку оформить полагающиеся ему льготы, получить квоту на лечение, решить житейскую проблему. На днях обратилась мать пятерых детей, одна воспитывает их в сложных жилищных условиях. Да еще и нет гражданства, то есть никаких прав. Помогать ей начали именно с восстановления гражданства. Потом будем думать насчет материнского капитала и остальных вопросов.

– Человек порой думает: да кому я нужен со своими проблемами?!

– А на самом деле, оказывается, нередко можно помочь и официальным путем. Государство наше, при всех экономических трудностях, все-таки социально ориентировано, действует много программ, надо только правильно ими пользоваться.

– Чего бы вам хотелось сделать очень, на ваш взгляд, важного в будущем?

– Мечта есть – построить Дом милосердия. Где каждый, попавший в трудную жизненную ситуацию, мог бы получить помощь. Это и бомж, и мамочка, которую выгнали с ребенком из дома, и девчонка, приехавшая учиться в вузе, но не имеющая денег на съем жилья, и старики, оказавшиеся без попечения… В этом доме люди с жертвенным сердцем могли бы реализовывать свои возможности. Мечта эта давняя… Кому-то она покажется утопической. И вот однажды я решил: хватит ждать, мечтать, надо начать хотя бы с проекта. Обратился к знакомому руководителю строительной организации. Он стал расспрашивать, что за начинание такое. И в итоге говорит: «Ну хорошо, проект мы сделаем. А потом, наверное, и построим сами…». Я просто обомлел от такого, просил-то лишь проект. А человек понял, что дело нужное. Что я не на свой личный гараж прошу… И у нас немало таких, которые помогают и не хотят даже об этом говорить вслух…

– У вас есть своя система подготовки волонтерских кадров.

– Да, на курсах приходских специалистов готовят помощников настоятелей по социальному служению. Им нужны знания и законодательства, и психологии, и основ православной культуры. Придя в ту же больницу, надо знать, о чем и как говорить с людьми. Надо знать историю благотворительности в России, понимать, как работать с просителем.

Вообще, сфера благотворительности – неисчерпаемая! Иногда устаешь, иногда руки опускаются, обиды бывают, что-то не получается, или обманывают, или пытаются обмануть. Порой удивляешься: человек руки опустил и ждет блюдечка с голубой каемочкой… А кто ему сделает? Наши сестры милосердия, получающие копеечную пенсию, отягощенные своими болезнями и заботами? Но они идут и делают, в надежде, что потом и человек, которому помогли, тоже кому-то поможет. Вижу: сколько мы отдаем, столько Господь потом сторицей возвращает. Не для того, чтобы мы себе в карман положили, а чтобы сделали еще больше! И от священника люди ждут не каких-то возвышенных слов, но прежде всего утешения и помощи. Недаром часто бывает, что люди, сами ранее ни в каких благих делах не участвовавшие, получив нашу помощь, утверждаются в вере.

Сегодня существует миф о невероятных богатствах церкви и «попах на мерседесах». Может, где-то такое и есть, но в нашей Ставропольской епархии в основном сельские приходы, совсем не богатые, там даже среди священников много нуждающихся, не случайно мы создали свою попечительскую комиссию для помощи семьям церковных служителей, сотрудников приходов. Например, вдове погибшего священника отремонтировали дом. Каждый должен знать, что нас церковь не оставит. А в нашей работе важно видеть, кто рядом с тобой стоит в храме на молитве…

– Священников недаром считают психологами. Отец Игорь, вы, наверное, уже знаете, кого из своих помощников куда именно направить, что ему ближе, что по силам.

– Конечно. Задача батюшки – раскрыть таланты своих прихожан. Кто-то хорошо готовит, значит, может накормить за общей праздничной или благотворительной трапезой. Сейчас обдумываем большой благотворительный рождественский ужин, чтобы порадовать людей, особенно тех, кого жизнь не так щедро радует. Пусть и их сердца озарит праздничным светом Рождества, согреет теплом людей с жертвенным сердцем!