На недавнем заседании совета по развитию местного самоуправления президент Владимир Путин дал ряд поручений Правительству РФ, касающихся подготовки законопроектов, направленных на развитие муниципальной реформы. В частности, будет определен правовой статус и обеспечение гарантий деятельности сельских старост.

Комментирует эти новации наш постоянный эксперт Роман Савичев, генеральный директор ОАО «Юридическое агентство «СРВ», которое в профессиональной среде признано одним из крупнейших в России, согласно данным рейтинга авторитетного портала Право.ру.

– Институт сельских старост, – напоминает Роман Савичев, – появился в России еще в 1861 году. – Старосты избирались из авторитетных заслуженных людей и играли весомую роль в деревенской общине: выступали арбитрами во многих бытовых вопросах и обладали немалыми полномочиями, например, могли оштрафовать, если речь шла о сумме не более рубля, и даже арестовать за провинность на двое суток. После революции должность старосты по понятным причинам канула в Лету, а реанимировать ее попытались гитлеровцы на оккупированных территориях СССР. Вот почему потом долгие годы слово «староста» носило несколько негативный оттенок. И в прежнем, дореволюционном значении оно возродилось уже в 2003 году с принятием № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», который предполагает несколько форм участия граждан в осуществлении местного самоуправления, в том числе институт сельских старост.

Любопытно, что в 2007 году был принят наш местный краевой Закон «О реестре должностей муниципальной службы в Ставропольском крае», где была предусмотрена должность старосты в качестве уполномоченного представителя главы муниципального образования в населенном пункте. Однако должность эта у нас не прижилась по ряду причин, думаю, в первую очередь из-за не-определенности статуса. А вот в некоторых субъектах РФ – Ленинградской, Вологодской, Нижегородской, Оренбургской областях – институт сельских старост был успешно внедрен, а его деятельность даже регламентировали с помощью региональных законов. Где-то сельских старост выбирают, где-то назначают. Они работают на общественных началах или «на зарплате», но функции у них схожи: староста является самым приближенным к селянам лицом, оперативно реагирующим на возникающие проблемы, связанные, например, с пожарной безопасностью, состоянием дорог, водоснабжением, благо-устройством и т.д. Правда, полномочия у него, как правило, ограничены волей вышестоящего муниципального чиновника, отвечающего за работу с населением территорий, входящих в муниципальное образование.

И все-таки положительный опыт работы института сельских старост настолько заинтересовал президента Владимира Путина, что он поручил Правительству РФ подготовить законопроект, дающий правовую базу для функционирования этого института: статус, полномочия, обязанности, источники финансирования и т.д.

Следует признать, что муниципальная реформа, начало которой положил № 131-ФЗ, имеет много «белых пятен», обнаруживающихся в процессе правоприменения. Ведь неслучайно около трети депутатов Госдумы РФ голосовали в марте 2017 года против поправок в этот закон, которые позволяют органам региональной власти упразднять поселения и муниципальные районы.

И нужно сказать, опыт реорганизации далеко не везде удачен и вызывает массу нареканий среди жителей упраздненных сельских поселений, которые «влили» в городские округа. Особенно если эти села значительно удалены от райцентра, что создает трудности в доступе граждан к местной власти, получении традиционных государственных услуг. Думаю, что такие преобразования не должны проводиться лишь ради «вертикали», удобной региональным властям. Необходимо выработать критерии объединения поселений в городские округа, учитывая вопросы экономической жизнеспособности сел и их транспортную доступность. Но процесс этот, как говорится, уже пошел, причем в некоторых регионах семимильными шагами. Например, в Ставропольском крае в начале 2016 года было 9 городских округов, 25 муниципальных районов и 268 сельских поселений. А уже к 1 июля 2017 года стало 17 городских округов, 16 муниципальных районов и всего 166 сельских поселений. Известно, что далеко не все упраздненные поселения, особенно самодостаточные и экономически развитые, оказались довольны присоединением к городским округам. И, кстати, многие эксперты приходят к выводу, что нужно не переименовывать муниципальные районы в городские округа (от этого денег там не прибавится!), а модернизировать перечень компетенций местного самоуправления. Большая головная боль – это финансовая необеспеченность полномочий органов местного самоуправления. Поэтому сплошь и рядом по итогам проверок прокуратуры руководителей муниципалитетов безжалостно штрафуют за неисполнение работ, под которые элементарно нет денег. Чтобы двигаться дальше, необходима концепция развития местного самоуправления, которую предлагает разработать Общероссийский конгресс муниципальных образований. В этом документе планируется понятно и прозрачно описать взаимоотношения местного самоуправления с федеральными и региональными властями, все финансовые и организационные вопросы.