В начале октября вся страна отметила День учителя. Поэтому мы попросили наших читателей вспомнить школьные и университетские годы.

Урок в школе

Урок в школе

© Фото: Дмитрий СТЕПАНОВ

Владимир, 4-я парта

С точными науками я в школе дружил, но вот с русским языком был не в ладах. Повелось так еще с начальных классов. Тамара Ивановна дала задание написать сочинение про маму. Как тут можно написать посредственно? Сидел весь вечер, думал, сочинял, бродил по комнате, потом снова сочинял. В итоге с улыбкой превзошедшего себя человека сдал свой шедевр и жду… Работы зачитывались при всем классе. Все постарались описать мам литературно, сравнивали их с героинями сказок. Как только пришел мой черед, Тамара Ивановна загадочно улыбнулась и зачитала: «У моей мамы самые красивые глаза, а брови у нее как два весла!». Весла! Просто где-то я услышал, что брови сравнивают с крыльями, и подумал, что весла звучат не менее изящно...

Анна, 2-я парта

Не знаю, откуда взялась традиция праздновать выпускной в начальной школе, но наш класс это событие решил запечатлеть в фотоальбоме. Девочки с бантами, мальчики с цветами, а мой одноклассник Антон Дружинин с шариковой синей ручкой. Он не смог удержаться от соблазна и, раскрутив ее, начал затягивать в себя чернила, как напиток через соломинку. Ольга Анатольевна, наша первая учительница, отреагировала сдержанно и не прогнала его с общего снимка. И не зря. Так и запечатлен он с широкой синей улыбкой.

Алина, 1-я парта

Экзамен по философии. Преподаватель перед началом «судного» часа признался, что всю ночь смотрел матчи чемпионата мира по футболу. Однако даже это не усыпило бдительного профессора. Изо всех сил он старался уличить студентов в списывании. С криками он отобрал у меня крохотный листок с номерами вопросов, а с ответами по ошибке оставил. И вот я рассказываю билет и вижу, что профессор просто уснул. Закончив с первым вопросом, я все же решила поинтересоваться, слушает ли он меня вообще. Он встрепенулся и заверил: «Конечно, Алина! Продолжайте!» – и снова погрузился в сон...

Алексей, 3-я парта

Терпеть не мог еду в школьной столовой, поэтому бегал с братом на обед к бабушке, живущей недалеко. Она нас всегда с радостью встречала и кормила вкусным борщом, угощала сладким чаем с оладушками. Вовремя оторваться от стола получалось не всегда. С опозданием влетаем в кабинет физики и в лоб получаем вопрос: «Что на этот раз? Удиви меня, Алексей!». Правду говорить стыдно, поэтому, по легенде, меня задержал директор, которому я помогал переставлять парты. И тут, по закону подлости, входит в класс директор. Лидия Викторовна говорит: «Опять Петрова за партами?». В ответ: «Какие парты?». Учительница все поняла, но директору ничего не сказала, сославшись на то, что все перепутала.

Владимир, последняя парта

Зимой на уроке физкультуры мы вставали на лыжи, а все потому, что ходил я в школу не здесь, а в городе Белоярском Ханты-Мансийского округа. Проходили мы каждый раз через озеро по строго отведенному безопасному маршруту. Уже не помню, кому стукнуло в голову пойти в обход, но курьез не заставил себя долго ждать. Лед на выбранной нами тропке был тонким, все начали аккуратно перебираться, не повезло только мне. В одно мгновение я провалился ногами в воду и застрял. Учитель на скорости лыжника-олимпийца добрался до меня и принялся вызволять из ледяного плена и спасать от обморожения. В минус 35 без его помощи моим ступням точно пришел был конец. Навсегда это запомнил и очень ему благодарен.

Сергей, 3-я парта

Однажды двое одногруппников опоздали на пару по правоведению, а преподаватель очень ценил дисциплину. В качестве «наказания» он заставил их спеть Гимн России и только потом пустил на пару.

Виктория, 4-я парта

Моя классная руководительница теперь преподает у моей дочери. Елене Георгиевне скоро стукнет 79, а она недавно позвала 9-летних ребят в поход в Мамайский лес. И такой неутомимой она была всегда: объединяла класс, водила нас в интересные живописные места и учила силе духа, запрещала жаловаться. А уж преодолению трудностей у нее точно было можно поучиться. Она родилась в Ленинграде и пережила блокаду, с тех пор у нее осталась привычка собирать все до одной крошки хлеба, она говорит, что это грех – выбросить еду.

Полина, 1-я парта

К своим 8 годам я могла похвастать жизненным достижением — доведением учительницы до белого каления. Сделала я это не из садистских побуждений, а учительница была мной горячо любима: я доверяла ей свои стихи, а на уроке просила напомнить, как пишется буква, хотя по-настоящему забыть мне ее так и не удалось.

Но в тот день звезды сошлись неблагоприятно. Я точно была уверена, что безнадежно завалила тест по биологии. То есть написала на 4. И, не желая позора, просто сидела за партой с тетрадкой, яро охраняя ее от посягательств Светланы Григорьевны. Звонок давно прозвенел. Класс опустел. Я, убитая горем, ставила крест на карьере ветеринара и не двигалась. Учительница тоже. Аргументы для уговоров были исчерпаны. Часы громко тикали.

Вся в слезах после этого инцидента Светлана Григорьевна звонила на работу моей маме, и та успокаивала учительницу...

Ксения ДАШКО