В последнее время мы много говорим о том, что отечественный бизнес нуждается в большей свободе и доверии со стороны государства. Резон в этих словах, безусловно, есть. Только вот при этом все же не покидают некоторые сомнения. Скорее всего, должно еще пройти какое-то  время, чтобы в нашу жизнь прочно вошло такое понятие, как презумпция добросовестности бизнеса. И за красочными примерами, как говорится, далеко ходить не надо…

Захоронены ли тонны химикатов на свалке в Светлограде?

Захоронены ли тонны химикатов на свалке в Светлограде?

© Коллаж Владимира КОВАЛЕНКО

Так, в начале декабря «Ставропольская правда» рассказывала необычную историю о том, как на свалке в окрестностях Светлограда оказалось четыре с лишним тонны ядовитых агрохимикатов (см. «Банкротство по-русски» – «СП» от 9.12.2011 г.). Их владелец не стал себя утруждать заботами об окружающей среде и правильной утилизации пришедших в негодность гербицидов, попросту сгрузив их под покровом ночи на мусорку. Все оказалось очень банально: какое может быть дело до экологии, когда на горизонте маячат деньги?! В этой истории появились новые подробности, но прежде вкратце напомним сюжет.

Череда неприятностей

Итак, события, о которых идет речь, закрутились в конце 2010 года, когда была запущена процедура банкротства небольшой фирмы «Русь», работавшей в Светлограде в сфере торговли. Процесс поначалу не сулил никаких страстей, обещая быть скоротечным и скромным «междусобойчиком»: долгов у «Руси» было относительно немного, и больше всего – чуть более 31 миллиона рублей – она задолжала компании «АгроЛенд», довольно известной среди российских сельхозтоваропроизводителей.

Но проходит совсем немного времени, и о своих требованиях заявляет ставропольское предприятие с трудно запоминаемым названием «РосАгроПромСоюз-Юг». Причем фирма пожелала стать во главе списка кредиторов, предъявив «Руси» претензию на 43 миллиона рублей. Как известно, в таком деле быть первым «почетно» и выгодно: лидерство позволяет влиять на ключевые моменты процедуры банкротства, да и сохраняется больше шансов вернуть свои средства.

История же о череде неприятностей, которую рассказали Фемиде представители «РосАгроПромСоюз-Юга», на первый взгляд может вызвать лишь сочувствие. Мол, заключили с «Русью» договор комиссии, по которому «РосАгроПромСоюз-Юг» передал на реализацию будущему банкроту (а кто знал, что так случится!) 4,3 тонны дорогостоящих импортных гербицидов под названиями «Карриджу» и «Римус», предназначенных для борьбы с сорняками. Сделка, конечно, предполагала определенное вознаграждение. И, наверное, существенное для «Руси», раз она собиралась продать громадный объем химикатов буквально в течение четырех месяцев. Да вот незадача: торговля у нее совсем не заладилась, и с марта по июнь не было продано ни грамма химикатов.

Против предпринимателей, как они утверждают, сыграл не только рынок, но и погода. Случившийся в начале лета в Светлограде ливень с ураганным ветром якобы начисто уничтожил товар… В итоге все четыре с лишним тонны промокших гербицидов быстро оказались на городской свалке, а «РосАгроПромСоюз-Юг» – в списке кредиторов фирмы-банкрота с претензиями в 43 миллиона рублей.

«Незаметный» поступок

Оставим пока в стороне разговор об экономических и судебных нюансах этой истории. Обратимся к экологическому законодательству. Оно однозначно определяет, что за использование, безопасную транспортировку и утилизацию ядохимикатов ответственность несут собственники.

Как поясняют в краевом министерстве природных ресурсов, действенность современных препаратов высока, потому существует определенный порядок утилизации не пригодных для использования пестицидов, и занимаются этим исключительно специализированные предприятия. Причем органы власти Ставрополья не остаются в стороне: в рамках одной из ведомственных программ министерства за счет бюджета края осуществляется вывоз с территории муниципалитетов опасных веществ. Так, за последние два года для дальнейшей утилизации на специальном полигоне в Рязанской области из края было вывезено 298 тонн(!) пришедших в негодность пестицидов и минеральных удобрений. И в свете этого в министерстве обращают внимание как раз на недобросовестность бизнеса: к примеру, нередко предприятия (а особенно те, которые меняют собственников или банкротятся) охотно «теряют» склады с ненужными и небезопасными химикатами. Случается, конечно, что пестициды просто выкидываются на свалки или в лесополосы. Тогда надежда в основном на то, что кто-то сообщит о безобразиях в природоохранные ведомства…

Бывший директор «Руси» Павел Савицкий никуда не обращался с вопросом, как поступить с промокшими гербицидами. И, что удивительно, он совершенно не скрывает (в том числе и от Фемиды) того, что сделал. Говорит, что именно он был за рулем грузовика, с помощью которого четыре с лишним тонны «Карриджу» и «Римус» были переправлены на свалку. Правда, кроме него акт об их уничтожении подписали руководивший на тот момент «РосАгроПромСоюз-Югом» Иван Шишкин и арбитражный управляющий «Руси» Михаил Аргамаков. И вряд ли последний, кстати, не знал, что такой способ утилизации химической гадости незаконен.

Что ж, банкротство «Руси» стало поводом для целой череды судебных процессов и даже для возбуждения уголовного дела. Но как ни странно, все это оказалось «завязано» сугубо на «бумажных» вещах. А вот вопиющая не только для Светлограда, но и всего края экологическая диверсия просто в них «утонула», так и не став основанием для отдельных разбирательств.

Липовый сюжет

Не хочется сеять панику среди читателей, потому спешим их успокоить: есть довольно веские основания полагать, что история о захоронении опасных гербицидов специально придумана, чтобы…

Вспомним об изложенном выше «плаксивом» сюжете, который позволил «РосАгроПромСоюз-Югу» попасть в реестр кредиторов светлоградской «Руси». Уж слишком он похож на сказку. Ну скажите, кому в крае за четыре месяца фирма могла продать 4,3 тонны сильнодействующих гербицидов, тогда как за год в среднем аграрии Ставрополья используют всего около пятисот килограммов(!) таких средств? Убивающие сорняки «Карриджу» и «Римус» – весьма эффективная отрава: на гектар требуется всего примерно 40 граммов. При этом смущает и тот момент, что «Русь» не смогла реализовать даже одной упаковки товара. Что это – нерасторопность продавца или полное отсутствие в аграрном регионе спроса на хорошо зарекомендовавшие себя гербициды?.. Также есть данные, что столь вредные препараты попросту не могут промокнуть, так как продаются они исключительно в современных герметичных и влагонепроницаемых упаковках.

Впрочем, эти нелепые нестыковки, о которых мы уже упоминали в предыдущей публикации, никоим образом не насторожили Фемиду. Арбитраж края, рассматривая иск компании «АгроЛенд», усомнившейся в реальности сделки, дважды оставлял «РосАгроПромСоюз-Юг» в списке кредиторов «Руси». Тем не менее можно сказать, что в истории настал поворотный момент. Документы, где фигурируют промокшие гербициды, оказались… липой.

– Скудность пакета документов, с помощью которых «РосАгроПромСоюз-Юг» доказывал, что банкротящееся предприятие ему что-то должно, изначально настораживала, – поясняет Роман Савичев, генеральный директор юридического агентства «СРВ», куда за помощью обратилась компания «АгроЛенд». – Ведь, к примеру, «РосАгроПромСоюз-Юг» так и не доказал, что химикаты действительно у него были и что он в свое время где-то их приобрел. Они представили лишь несколько бумаг – товарные накладные, счет-фактуру и акт о ликвидации товара, которые, на мой взгляд, вообще не могли считаться доказательствами сделки. И вот в рамках одного из разбирательств по иску «АгроЛенда» все эти документы признаны сфальсифицированными. Такой вывод Арбитражный суд Ставропольского края сделал на основании почерковедческой экспертизы. Соответствующее постановление было оспорено конкурсным управляющим «Руси» М. Аргамаковым (показательно, кстати, что он неизменно занимает позицию «РосАгроПромСоюз-Юга»), но апелляционная инстанция оставила жалобу без удовлетворения. Напрашивается вывод, что фирма попала в список кредиторов исключительно за счет фиктивных документов.

«Ход конЕм» не удался

История с гербицидами, по мнению Р. Савичева, «попахивает» мошенничеством. И именно поэтому в мае 2011 года в отношении неустановленного круга лиц было возбуждено уголовное дело. В соответствующем постановлении читаем, что руководство ООО «Русь» якобы представило в Арбитражный суд сфальсифицированные документы: то есть следствие еще задолго до выводов Фемиды назвало фиктивными и тот самый договор комиссии, и все бухгалтерские документы. Правда, летом прошлого года это дело прекращается и назначается дополнительная проверка. Следствие вдруг решило «кивать» на разбирательство в арбитраже: мол, управляющий М. Аргамаков в своем отчете сделал вывод об отсутствии признаков фиктивного банкротства…

Теперь в связи с открывшимися обстоятельствами все может снова поменяться. Защитникам «АгроЛенда» в кассационном порядке удалось добиться отмены одного любопытного судебного вердикта. Дело в том, что, когда упомянутое уголовное дело было прекращено, в Промышленный районный суд Ставрополя обратился Павел Савицкий. И оспорил не что иное, как постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении него – директора ООО «Русь» и других лиц из числа руководства этого предприятия. Мол, вынесено оно с нарушениями. Что это – раскаяние?

– Истец в обоснование своей позиции привел очень условные и формальные моменты, – говорит Роман Савичев. – И вполне логично, что суд с ним не согласился и признал, что постановление об отказе в возбуждении уголовного дела вынесено правильно. Как вариант можно предположить, что это и нужно было Савицкому, чтобы, скажем так, обезопасить себя. Ведь одно дело – иметь на руках постановление правоохранителей, и совсем другой статус у судебного решения, для оспаривания которого отведен короткий срок. Компания «АгроЛенд» вообще не знала об этом разбирательстве, и тем не менее нам удалось добиться восстановления срока на кассационное обжалование. И заявление Савицкого будет рассмотрено в первой инстанции уже с участием представителей «АгроЛенда», у которых на руках имеются данные о фактах фальсификации документов. «АгроЛенд» намерена добиваться восстановления уголовного дела по банкротству «Руси».

*****

Судя по всему, эта история получит любопытное продолжение. Однако, на мой взгляд, самый главный вывод уже можно сделать. Если в первом материале мы с некоторой долей неуверенности предполагали, что захоронение гербицидов на светлоградской свалке – это фикция, то теперь поводов для сомнений уже практически не остается…

Юлия ПЛАТОНОВА