Неприкосновенная тишина музейных залов – этот консервативный языковой штамп, похоже, утрачивает былую актуальность. Мир меняется. К началу второго десятилетия нынешнего века стало очевидно: пришло новое понимание места музеев в сфере культуры, особенно с изменившимися экономическими и социальными реалиями в нашем обществе.

Емкая современная формула «меняющийся музей в меняющемся мире» позволяет оценить необычайный всплеск в развитии и росте престижа не только государственных краеведческих, художественных, мемориальных, школьных, но, что особенно заметно, и в создании полноценных, на отличном экспозиционном уровне ведомственных, корпоративных и вузовских музеев. Причем чаще всего по инициативе и при серьезной практической поддержке руководства крупнейших предприятий, учреждений, ведомств, таких как «Газпром трансгаз Ставрополь», Северо-Кавказский банк Сбербанка России, «Невинномысский Азот», Ставропольский госуниверситет, Ставропольский аграрный университет…

Андрей Карташев, полковник запаса, кандидат военных наук, как мне представляется, человек современной формации. Волей судьбы оказавшись на сугубо штатской преподавательской работе в Ставропольской медицинской академии, историк и краевед по призванию, он активно включился в коллективное дело ветеранов-медиков, профессуры и студенчества по созданию вузовского музея, который по поручению ректора и возглавил. В перспективе-то ожидается серьезная дата – 75-летие одного из старейших в крае высших учебных заведений, принявшего первых студентов еще в довоенном 1938 году.

– Меня всегда привлекал афоризм: «Музеи – конгломераты памяти», признается Андрей Владимирович. – Это особенно остро чувствуешь, если за плечами есть опыт исследования прошлого, есть и публикации на темы военно-исторического и местного краеведческого характера, и связь с музейщиками, архивистами, ветеранами. А здесь, в стенах академии, я почувствовал годами культивируемую атмосферу уважения к истории альма-матер, где человек получает одну из самых гуманных профессий – врач. В старину говорили «наш лекарь». Думаю, имелось в виду – лекарь не только тела, но и души…

При сборе экспонатов для будущего музея его прежде всего поражали замечательные врачебные династии: три, а то и четыре поколения, связанные необычайно волнующей семейной памятной канвой, приверженностью к профессии, высокой самоотдачей в лечебной и научной деятельности. Среди материалов, бережно сохраненных и собранных в семьях, на кафедрах, в клиниках, немало трогательно волнующих фотографий, документов, медицинских приборов, инструментария, которые, как говорят, сданы в музей «за ненадобностью»…

– Конечно, старина всегда любила красоваться в рамках современности, – размышляет у собранных медицинских реликвий Андрей Карташев. – Но сколько на нашем веку утрачено безвозвратно богатств разума и культуры, былой славы?! И в наших силах сохранить память о пусть старомодной, пусть чуточку наивной, но такой искренней и бескорыстной душевной трепетности врачей, фельдшеров, сестер милосердия на фронте и в мирной жизни.

Действительно, сколько здесь предстает глазам удивительных личностей, целых поколений тружеников с высочайшей репутацией: замечательных хирургов, психиатров, гигиенистов, педиатров, стоматологов, терапевтов… Среди них – знатные, известные всей стране и за рубежом выпускники Ставропольского мединститута. А сколько открывается многонациональных научных и клинических связей, страниц общественной, художественной и спортивной жизни многих поколений студенчества.

Среди самых ценных раритетов есть без преувеличения редчайшие: медсанбатовская палатка, военно-полевое(!) стоматологическое кресло, носилки, давние газетные публикации о медиках периода Великой Отечественной войны, трогательные старые-престарые приборы разных лет, травматологический, хирургический и лор-инструментарий, эластометр, цистоскоп, аппарат Рива-Рочи, обычный деревянный стетоскоп (пойди найди такое нынче!). А вот учебники 30-х годов, по которым штудировали науку первые студенты, рядом – труды былых профессоров, целая панорама фотографий и документов, а еще, конечно же, памятные знамена и награды академии.

Язык подлинных экспонатов убеждает лучше всяких слов в прочно живущем здесь чувстве бережной осторожности по отношению к истории. И вряд ли тут осмелятся ретивые простаки (таких развелось немало) призывать не слишком церемониться со староотеческой «рухлядью», памятью людской.

– В экспозиции музея мы намерены уделить особое место семейным династиям врачей, – делится ближайшими планами Андрей Владимирович, припомнив, в частности, книгу одного из ветеранов, доцента кафедры патологической физиологии Владимира Алексеевича Шатохина «Незабытые имена, или Медакадемия глазами студента и сотрудника».

Найдется чем обставить экспозиционный зал: сохранились стол, много лет служивший в кабинете бывшим ректорам, другие памятные предметы – старинный настольный письменный прибор с часами, не менее «юные» телефоны, шкаф с книгами, лампа, канцелярские принадлежности. Во всем – сохраненная живая теплота и задушевность мелочей труда и быта…

Целый комплекс материалов отводится видному отечественному хирургу профессору Виктору Петровичу Бодулину, начавшему врачебный путь с начальника полевого лазарета в Первой мировой войне, потом поднимавшему на ноги раненых солдат в Гражданскую и Великую Отечественную. С 1953 по 1966 год его деятельность связана со Ставропольским мединститутом. Если обратиться к родословной, то мать Виктора Петровича была сестрой милосердия, жена – биологом-гистологом, сестра – зубным врачом… Его сын Виктор тоже выпускник Ставропольского мединститута, заведовал кафедрой травматологии, ортопедии и военно-полевой хирургии, с 1970 по 1987 год был ректором. Другой сын – Александр – стал хирургом, дочь Ольга – травматолог, пошла по стопам деда. Во врачебной династии Бодулиных это уже пятое поколение. И жена Виктора Викторовича Бодулина – Нина Александровна – тоже окончила Ставропольский мединститут, полвека проработала участковым терапевтом.

Более 20 лет руководил академией профессор Борис Минаев, сын военного врача Дмитрия Аверьяновича Минаева, выпускника Ленинградской военно-медицинской академии, участника боевых действий на финском фронте, находившегося на передовой в качестве оперирующего хирурга медсанбата. Дмитрий Минаев прошел путь от западной границы до Сталинграда, а затем от Сталинграда до Берлина. Жизненный пример отца и определил судьбу Бориса, который вместе с женой Галиной накрепко связал свою судьбу с медициной, посвятив себя многогранной педагогической и ректорской деятельности, сопряженной с высокой ответственностью. Продолжил семейные традиции медиков Минаевых сын Бориса Дмитриевича Александр, онколог, ныне главный врач городской клинической больницы скорой медицинской помощи.

Таких славных и ярких династий с неразрывной родовой «ниточкой» преемственности врачевания в академии много. В их ряду и нынешний ректор профессор Валентина Муравьева. И как выпускница родного вуза, и как представительница еще одной династии, и как руководитель она много способствует сбережению нашей общей святой памяти. А надо ли говорить, насколько важна сегодня роль молодого музея в воспитательной работе с новыми поколениями врачей, ученых и студентов…