Сегодня одному из первых целинников Ставрополья, а ныне руководителю учебно-методического центра Федерации профсоюзов Ставропольского края Александру Ивановичу Попову исполняется 70 лет.

А. Попов выступает на юбилейном концерте, посвященном 45-летию ставропольского студотряда.

А. Попов выступает на юбилейном концерте, посвященном 45-летию ставропольского студотряда.

© Фото из архива редакции

Возвращение с целины. Лето 1966 года.

Возвращение с целины. Лето 1966 года.

© Фото из архива редакции

Секрет своего трудового долголетия и активной жизненной позиции виновник торжества связывает прежде всего с движением студенческих отрядов.

– Студенческие отряды родились в 1959 году, когда учащиеся МГУ возвели в Казахстане 16 объектов, – рассказывает Александр Иванович. – Я же впервые словосочетание «студенческие строительные отряды» услышал в 1960 году, проходя службу в Советской армии. Конечно, появилась мечта побывать на целине.

В начале 1965 года в Ставропольском педагогическом институте пошли разговоры о предстоящем формировании студенческого отряда для работы в Казахстане. В марте партком вуза утвердил командиром стройотряда с поэтическим названием «Юность» И. Казанцева, а комиссаром стал А. Селезнев. Мне же поручили заниматься хозяйственно-техническими проблемами будущего отряда, другие члены штаба взяли на себя культуру, спорт. Одним словом, портфели распределили, а что, как и в какие сроки каждый должен делать, не знал никто. Примерно через месяц пришло приглашение руководству отряда принять участие в семинаре-совещании студотрядов в Ростове-на-Дону. Не знаю почему, но назначенные командир и комиссар не поехали. Могу предположить, что они сдавали зачеты для получения Ленинской стипендии, и потому выехать пришлось мне. И там я «отличился».

Как сейчас помню, выступают командиры отрядов из вузов Ростовской и Волгоградской областей, Краснодарского края и рапортуют о готовности к трудовому семестру. Звучат слова, которые я впервые слышу: «нивелир», «теодолит», «рабочая и парадная роба» и т. д. Тогда во мне, видимо, взыграло самолюбие, и я заявил, что не верю в эти байки, так как у нас из всего перечисленного на сегодня «ноль». Даже не предполагал, какие будут последствия моего «чистосердечного признания», которое услышал представитель ЦК ВЛКСМ Чичнявичус.

События развивались следующим образом. Ничего не подозревая, я прилетаю в Ставрополь, и уже в аэропорту меня встречают незнакомые люди. Приглашают в машину и «предлагают» проехать в горком партии. Там я увидел ректора института А. Чекменева, секретаря парткома М. Ерохина и, что меня больше всего поразило, секретаря ЦК ВЛКСМ Чичнявичуса. Первый секретарь горкома партии К. Никитин попросил меня доложить об участии в семинаре. Я подробно и эмоционально изложил, как богато экипированы другие отряды, ожидая «разноса». Однако руководитель города призвал участников совещания не осуждать меня, а сделать все, чтобы студенческие отряды Ставрополя были экипированы не хуже других. И добавил, что подготовку студотряда к целине будет контролировать лично. В результате на следующий день за мной закрепили грузовую машину, на которой я в течение трех дней вывозил экипировку из различных городских организаций и предприятий. Как сейчас помню, что дефицитный по тем временам нивелир получили в строительном техникуме, теодолит – в проектном институте «Ставропольгражданстрой», солдатскую форму – в воинской части и т. д.

Замечу, что одновременно с нами формировались другие студенческие отряды. В Пятигорске – «Атлант» и «Юбилейный», а в Ставропольском медицинском институте «Сангвиник». Энтузиазм молодежи тогда был такой, что юноши и девушки буквально выстраивались в очередь, чтобы поехать на целину, многие осаждали меня просьбами зачислить в студенческий отряд. В числе таких добровольцев оказалась и моя будущая жена Валентина Гладченко, и тут я злоупотребил служебным положением – поставил неизменное условие: будешь со мной встречаться. Таких ультиматумов было не меньше десяти, и когда она согласилась, то смог убедить ректорат института, что в студенческом отряде мы откроем пионерский лагерь, где моя будущая жена пройдет практику. Так оно и было, а по возвращении мы сыграли первую свадьбу студентов-целинников. Потом таких свадеб было не менее десятка...

И вот 5 июня 1965 года группа «квартирьеров» из пяти человек вылетела в Северный Казахстан, чтобы подготовить условия для приема отряда и обеспечить фронт работ на первую декаду. За несколько дней мы подготовили два жилых помещения с нарами и соломой (матрасов не было), пищеблок и прорыли экскаватором траншею под два коровника и частично завезли бутовый камень. На первом собрании отряда меня единогласно избрали командиром отряда, и все студенты пообещали блюсти сухой закон и четко исполнять режим труда, быта и отдыха. Безусловно, были не только трудовые победы, но и неудачи. Как-то я не смог организовать загрузку отряда работой в течение нескольких дней, и тогда часть бойцов «ушла в свободное плаванье» – шабашить в частном секторе. Когда же пришли первые машины с бетоном для заливки полов коровников, то никто не вышел их разгружать. Пришлось перед ребятами поставить вопрос ребром: или мы сохраняем отрядную коммуну, или самораспускаемся. Я и несколько человек подали пример – отправились разгружать машины, и вскоре к нам присоединились остальные бойцы. На заливке бетона отряд работал в полном составе, и с песнями.

Именно вера в собственные силы и востребованность нашего дела, а главное, молодость и задор помогли нам преодолеть все трудности. В те дни отрядный «поэт» Н. Хвостов и «композитор» А. Левченко написали песню-гимн, с которой в августе мы вернулись в Ставрополь. Затем был «целинный» 1966 год, когда стройотряд «Юность» был награжден переходящим знаменем Северо-Казахстанского штаба студенческих строительных отрядов, а пять человек – медалями «За освоение целинных земель». Со стройотрядами связана лучшая часть моей жизни. До 1972 года я участвовал в этом славном движении, которое, без сомнения, дало мне путевку в жизнь. К этим словам могут присоединиться В. Погосян, С. Циркунов, В. Хмелев, Н. Стаценко и многие другие, прошедшие трудовую закалку в стройотрядах. Теперь они руководят крупными предприятиями.

– Когда говорят о студенческих стройотрядах, как правило, приводят впечатляющие цифры: миллиарды рублей освоенных капиталовложений, тысячи километров проложенных дорог, десятки тысяч построенных домов, школ, больниц и мостов, – подытоживает Александр Попов. – Однако не следует забывать о нравственном и социальном феномене студенческих отрядов. Ведь мы не только строили, но еще и несли культуру в глухие районы страны, создавали детские лагеря, устраивали концерты и так далее. Хотя сейчас пришли другие времена, изменились соотношения романтического и прагматического, патриотизма и индивидуализма, бескорыстия и выгоды, но Ставропольский краевой студотряд по прежнему считается одним из самых многочисленных в стране. Ежегодно около десяти тысяч юношей и девушек проходят трудовой семестр в различных регионах.

Николай ГРИЩЕНКО