– Теперь у меня остался последний шанс на «президентскую» квартиру – обратиться прямо к Дмитрию Медведеву, – говорит, сокрушаясь, Александра Петренко. Рассказывая о том, что случилось, она уже не сдерживала слез: счастье, которого женщина ждала много лет, неожиданно выскользнуло из ее натруженных рук...

Наша газета уже рассказывала о вдове ветерана из Нефтекумска ( «СП» от 25.11.2009): Александра Григорьевна была первой в очереди на получение льготного жилья, обещанного к 65-летию Победы. Но вскоре после публикации ситуация изменилась: на заседании общественной комиссии по жилищным вопросам в администрации города женщину вообще исключили из списка граждан, в нем нуждающихся!

На комиссии она держалась мужественно, а дома так подскочило давление, что несколько дней подряд соседи вызывали «скорую». Тогда кто-то из сердобольных людей и посоветовал обратиться с письмом на сайт президента. За идею пообщаться с главой государства «напрямую» Александра Григорьевна теперь схватилась как за спасательный круг:

– По телевизору говорят об улучшении условий для ветеранов и вдов. А я, посмотрите, разве в барских хоромах живу?

Не в барских, и не в хоромах, а в самом обыкновенном общежитии на четвертом этаже: спускаться вниз старается только в крайнем случае – когда заканчиваются продукты. А об «удобствах» и говорить не приходится – они в конце коридора. Можно только представить, насколько некомфортно пользоваться общим санузлом восьмидесятишестилетней женщине.

– Получается, муж воевал за страну, оба работали для страны и ничего не заслужили, – горестно замечает Александра Григорьевна. Она ведь не только вдова ветерана, но и ветеран труда, одна из тех женщин-механизаторов, что самоотверженно «ковали» Великую Победу на хлебном поле. Так что своих собственных заслуг у нее тоже немало.

Во что же упирается проблема? В администрации города Нефтекумска мне показали главную «улику» – ксерокопию свидетельства о государственной регистрации права на занимаемое вдовой жилье. Выяснилось, что своей очереди на улучшение условий А. Петренко ждала восемнадцать лет и была сто двадцать восьмой по счету в общем списке. Совсем уже не надеясь на помощь государства, женщина приватизировала комнату. А потом узнала, что как вдова ветерана может рассчитывать на льготное жилье, и минувшим летом обратилась с новым заявлением: проверив удостоверение, ее тут же включили в дополнительный список очередников, вставших на учет после 1 марта 2005 года.

– Она могла бы, наверное, претендовать на получение жилищной субсидии за счет федеральных средств, если бы не это свидетельство о приватизации... Мы ведь тоже о нем ничего не знали, – прокомментировала ситуацию заместитель главы городской администрации, председатель комиссии по жилищным вопросам Н. Юрчик. Она уточнила, что общежитие давно имеет статус жилого фонда, а это дает право говорить о том, что бабушка имеет свою квартиру.

К сожалению, это не единственная «загвоздка», на которую обратили мое внимание в администрации города: согласно статье 51 Жилищного кодекса РФ, нуждающимися в жилых помещениях признаются граждане, обеспеченные общей площадью менее учетной нормы. В Нефтекумске она составляет девять квадратных метров на человека. Размер комнаты, в которой вместе с Александрой Григорьевной прописана внучка – 18,6 квадрата. Звучит, конечно, цинично: но по закону выходит, что, независимо от приватизации, эти 60 несчастных сантиметров тоже решали бы судьбу человека! Так что о благоустроенной квартире Александре Григорьевне сегодня приходится только мечтать.

Продать комнату в общежитии, надеясь на получение субсидии, она тоже не может: в законе СК «О предоставлении жилых помещений...» четко прописано, что при рассмотрении вопроса учитываются все сделки за последние пять лет: жилье не положено «ни уменьшать, ни отчуждать». Проще говоря, вариантов избавиться от комнаты в общежитии ради новой квартиры у нее просто нет.

Что же делать? – главный вопрос, который сегодня волнует вдову ветерана.

– Судя по всему, подавать в суд, – высказала свою точку зрения на решение этой проблемы заместитель главы администрации Н. Юрчик. – Вот тогда мы будем просто обязаны...

Пользуясь случаем, я поинтересовалась у собеседницы судьбой еще одной женщины – фронтовички Екатерины Саниной. О ее жилищной проблеме «Ставрополка» писала в мае прошлого года: беженка из Чечни тогда рассказала, что на старости лет нежданно – негаданно пришлось перебраться в Нефтекумск. В большой семье своей племянницы она оказалась лишней, а других родственников нет. Вот уже много лет женщина живет в стесненных условиях. И благо, что вышел указ о дополнительных списках. Оказалось, что и тут судьба могла повернуть по-всякому; когда посчитали «квадраты», вышло – по 20 на каждого члена семьи.

– Бабушке просто повезло: племянница по закону не является близкой родственницей, – объяснила Н. Юрчик.

А если бы это были сын или дочь? Честное слово, тогда бы фронтовичке, дошедшей до Берлина, не посчастливилось... Как говорится, Екатерине Васильевне Саниной теперь остается просто дожить до новоселья. А вот ее ровеснице Александре Григорьевне Петренко в свои восемьдесят шесть за комфорт и достойные условия, скорее всего, придется бороться.

Нефтекумск.