Весенний призыв, пожалуй, одна из самых актуальных сегодня тем. Что ждет юношу в армии и кому будет доверено воспитывать из него солдата, мужчину, защитника Родины? И как сложится его судьба? Во многом ответы на эти вопросы зависят от состояния правопорядка и законности в воинской части, где предстоит служить молодому человеку, и в немалой степени от его личного отношения к закону и службе. О состоянии соблюдения законности в Вооруженных силах и некоторых аспектах преступлений и наказаний корреспондент «СП» беседует с председателем Ставропольского гарнизонного военного суда полковником юстиции Игорем Бушем. Кстати, это его первое интервью в печатных СМИ. Солдаты. Призывники.

– Игорь Николаевич, ежегодно военный суд рассматривает сотни уголовных дел. Это как-то меняет к лучшему состояние правопорядка и законности в воинских частях и учреждениях гарнизона?

– Нужно заметить, что военные суды рассматривают не только уголовные, но также гражданские дела и дела об административных правонарушениях, а с недавнего времени – и о дисциплинарных арестах. Укреплению правопорядка и законности способствует аспект неотвратимости наказания. И, кроме того, в случае, если судья обнаружит причины и условия, способствовавшие совершению преступления, он выносит частное определение в адрес командования и предлагает устранить выявленные недостатки. А потому дело считается исполненным, когда приняты соответствующие меры.

– Каковы же сегодня наиболее острые проблемы в воинских частях: уклонения от военной службы, хищения или «казарменное хулиганство»?

– В общем потоке уголовных дел, рассматриваемых Ставропольским гарнизонным военным судом, превалируют те, что связаны с уклонением от призыва на военную службу. Значительная доля – это разного рода хищения, нарушения уставных правил взаимоотношений, превышение должностных полномочий.

– Некоторые армейцы утверждают, что бить солдат уже не модно. Есть и другие способы «воспитания», например, построить всех и нудно читать вслух Устав. Но если сказать, что «дедовщина» исчезла вовсе, это лишь вызовет недоверие в обществе. Каков процент неуставных взаимоотношений в общем количестве уголовных дел? И часто ли встречаются дела по обвинению в доведении до самоубийства? Сколько приговоров вынесено по статье 335 УК РФ «Нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности», предусматривающей максимальное наказание 10 лет лишения свободы?

– Безусловно, читать Устав полезно, но если это кого-то заставляют делать в ночное время, лишая сна, то здесь есть чем заниматься военной прокуратуре. Кстати, недавно за превышение должностных полномочий был осужден сержант учебного подразделения, приказавший подчиненному ночью выполнять физические упражнения. К счастью, в этом случае сержант обошелся без рукоприкладства. Однако абсолютное большинство случаев нарушения уставных правил взаимоотношений совершается именно с применением насилия. Ежегодно рассматриваются дела о «казарменном хулиганстве», следствием которого является гибель военнослужащих.

Количество случаев неуставных взаимоотношений в общем количестве уголовных дел не так велико, как принято считать: за последние три года с 15 процентов оно снизилось до шести. Но это конкретно по 335 статье УК РФ. Однако есть и другие смежные статьи Уголовного кодекса, и если их оценивать вместе, то получится вдвое больше. Дела о доведении до самоубийства встречаются нечасто, но они есть. Так, недавно осуждены трое военных, в том числе и офицер, которые избивали солдата, из-за чего тот покончил жизнь самоубийством.

– Недавно Верховный суд РФ принял решение о том, что военнослужащие, совершившие дезертирство по причине насилия со стороны сослуживцев или командиров, должны быть оправданы. Это решение отражено и в постановлении последнего пленума ВС РФ. Кроме того, Верховный суд освободил от уголовной ответственности военнослужащих, которые впервые самовольно покинули свою часть в силу тяжелых жизненных обстоятельств, требующих незамедлительного их прибытия к местонахождению близких родственников: тяжелое состояние здоровья родителей или других близких людей, похороны и т. д. Причиной, оправдывающей самовольное оставление службы, теперь также является и невозможность получить на месте требующуюся медицинскую помощь. Что вы можете сказать по этому поводу?

– Здесь какой-либо сенсации нет. Эта норма содержится уже более одиннадцати лет в примечаниях к статьям 337 и 338 Уголовного кодекса РФ. А в постановлении пленума Верховного суда РФ №3 от 3 апреля 2008 года даны разъяснения судам в целях правильного и единообразного применения законодательства об ответственности за уклонение от призыва на военную службу, прохождения военной или альтернативной службы. И, в частности, о том, что следует понимать под стечением тяжелых обстоятельств. Такие разъяснения по различным вопросам судебной практики Верховный суд РФ в соответствии со ст. 19 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» дает постоянно.

Если же вернуться к вопросу о стечении тяжелых обстоятельств, то я бы предостерег тех, кто полагает эту норму закона эдакой индульгенцией. В каждом конкретном случае суд устанавливает, в действительности ли военнослужащий совершил преступление вследствие таких обстоятельств или он просто подобным образом пытается избежать наказания. Во всяком случае (и это отмечено в упомянутом постановлении), если тяжелые обстоятельства устранены или отпали, а военнослужащий продолжает незаконно пребывать вне части, то он несет ответственность на общих основаниях.

– Жительница Пятигорска Антонина Скороходова интересуется, повторялись ли случаи, подобные невинномысскому «Черному тюльпану», когда в 2000 году были осуждены два члена этой сатанинской секты за зверское убийство сослуживцев, пытавшихся уйти оттуда? А может, каким-то образом проявляют себя призванные в армию скинхеды или представители других радикальных молодежных организаций?

– Уголовных дел о ритуальных убийствах в Ставропольском гарнизонном военном суде не было. А то, которое вы упомянули, рассматривалось Северо-Кавказским окружным военным судом. Ну а скинхеды и различные «радикалы» не делают погоды в армии. Более того, за несколько последних лет, а я служу в Ставрополе уже четвертый год, у нас не было в производстве дел о преступлениях, совершенных на почве национальной и расовой нетерпимости.

– Николай Пантелеев из Буденновска считает, что до сих пор довольно актуальна тема невыплаты «боевых». И как утверждают некоторые юристы, защищающие в суде военнослужащих, кому-то это очень выгодно. Иначе чем объяснить, что солдаты и офицеры годами добиваются, чтобы им заплатили их законные деньги?

– Собственно, здесь большой проблемы нет. Исполнение этой категории дел осуществляется, как правило, органами федерального казначейства и особых нареканий не вызывает. Кстати, дополнительные денежные выплаты за участие в проведении контртеррористических операций на территории северо-кавказского региона России, или так называемые «боевые», отменены с 2006 года, но обращения в суды за ними продолжаются до сих пор. Необходимо заметить, что далеко не все такие заявления удовлетворяются судом, поскольку один лишь факт пребывания военнослужащего в Чеченской республике не является достаточным основанием для признания его участвовавшим в боевых действиях. А основным доказательством служат надлежаще утвержденные приказы командиров воинских частей. К слову, требования о предоставлении таких выплат за каждый день пребывания на территории Чечни и составляют подавляющее большинство обращений по этому поводу.

К сожалению, бывает, что недобросовестные юристы в погоне за гонораром инициируют заведомо необоснованные заявления военнослужащих в суд, часто с пропуском срока на обращение. Был даже случай, когда представителем нескольких десятков офицеров одной из авиационных частей, дислоцированных в крае, выступала дама, ранее неоднократно судимая за мошенничество.

– Способствует ли, на ваш взгляд, некая коммерциализация отношений в армии развитию там криминальной среды?

– Думаю, что да. Анализ судебной практики подтверждает это. К сожалению, высок уровень преступности среди офицерского состава. В последние годы за разные виды преступлений судом осуждено несколько командиров воинских частей, дислоцированных в Ставрополе и Невинномысске, ряд старших офицеров. В прошлом году был приговорен к лишению свободы заместитель по снабжению начальника пограничного управления. Он, в бытность командиром воинской части, привлекал к не связанным с военной службой работам подчиненный личный состав и технику, построив таким образом дачу и более 20 гаражей. Достаточно сказать, что в 2005 году каждое пятое (!) из рассмотренных Ставропольским гарнизонным военным судом дел касалось именно офицеров. И хотя в 2007 году этот показатель снизился до 13 процентов, он тоже не может не вызывать беспокойства. Здесь и насилие в отношении подчиненных, и превышение должностных полномочий, злоупотребление ими, и уклонение от военной службы. Имеют место случаи мошенничества и получения взяток.

А что касается коммерциализации отношений, то в японском кодексе Бусидо есть, на мой взгляд, интересная мысль: честь и предприимчивость в одном человеке не совмещаются. Я далек от критики предпринимательства, равно как и от пропаганды самурайского духа. Но если речь идет о российском офицере, то он, по сути своей, должен быть воплощением таких качеств, как честь, бескорыстность, преданность Отечеству, прививая их подчиненным. Видный военачальник и военный теоретик, участ-ник русско-турецкой войны конца XIX века генерал Драгомиров сказал: «Офицер не сделает – никто не сделает». Это касается также уставного порядка. А уставной порядок в части – это и самый лучший воспитатель личного состава, и прекрасная профилактика преступности в войсках.

Игорь ИЛЬИНОВ