Когда вышел на экраны фильм «Кавказская пленница, или Новые приключения Шурика», все девочки нашего третьего «А» подстриглись «под Нину» – очаровательную главную героиню картины. Смену имиджа нужно было еще выклянчить у родителей, которые так гордились косичками и бантиками своих чад. Потом мальчишки стали играть в «Тимура и его команду», Фантомаса, Дубровского, в общем, подражать киношному миру.

Фильмы о любви – особая страница. Если в картине присутствовал чувственный поцелуй или жаркие объятия (не путать с постельными сценами), афиша предупреждала: «Дети до 16 лет не допускаются». Государство брало на себя заботу о нравственности юных душ – ибо еще Овидий изрек: «О чем не знают, того не желают». Потому в кино не стыдно было ходить всей семьей. Помните, в «Свадьбе с приданым» милая скромная девушка пела: «На крылечке твоем каждый вечер вдвоем» – и зрители таяли от чистоты ее чувств. А героиня Надежды Румянцевой в «Девчатах» как мечтала быть красивой! Не для того, чтобы за богатого замуж выйти или корону «Мисс планеты» получить, а чтобы все парни, глядя ей вслед, падали от восхищения в обморок – прямо штабелями. А она бы не обращала на них внимания, потому что очень хотелось ей отомстить за множество неприметных девчонок на свете. И все считающие себя некрасивыми просто обожали ее за это.

В кино обязательно присутствовала идея некой общечеловеческой солидарности. Как и в жизни тоже. Давайте вспомним, еще 30-40 лет назад разве можно было увидеть на улице подростка с сигаретой? Да любой взрослый вправе был дать ему за это подзатыльник, а дома еще и родители добавили бы. И на экране даже взрослые сыновья не смели курить при матери. Кино закладывало в души зрителей нормы поведения.

С уверенностью могу сказать, что молодое поколение не изменилось и сейчас, десятилетия спустя. Только вот герои нынче другие: они не переводят старушек через дорогу и не заготавливают им дровишки, Фантомас выглядит прямо-таки агнцем божьим по сравнению с крепкими ребятами из современных боевиков и детективов. На экранах сплошные фотомодели, крутые бизнесмены, гламурные тусовки, увесистые золотые цепи как атрибут успешности и показательный разврат. С тех пор, как в России продемонстрировали «первую ласточку» свободной любви – «Интердевочку», школьницы стали писать в сочинениях о том, что мечтают работать проститутками. К сожалению, образ девушки с панели, встретившей своего принца, стал так часто эксплуатироваться режиссерами, что о профессии врача, учителя, инженера в сочинениях почти не упоминается.

Дальше – хуже. Телевизионные экраны заполонили разного рода «Бригады» и «Бумеры», состоящие из обаятельных подонков, оказывается, умеющих быть нежными супругами и отцами, и дома они – очень, очень добрые, просто – работа такая. Я читала интервью создателей таких «шедевров». Отметая все претензии возмущенных зрителей, они утверждают, что просто показали реалистичные картинки из нашей действительности.

Сторонники эзотерического (оккультного, скрытого) знания утверждают, что запущенная в пространство мыслеформа реализуется. Это мысль одного человека, нигде не озвученная, просто носимая в себе. А киноформа, да еще старательно разрекламированная, да засевшая в тысячи и миллионы мозгов, представляете, что она может породить? Понятно, что кино, как и искусство вообще – это всего лишь суррогат жизни, не более. Но если с экрана сутками льется кровь, если маньяк три часа держит в напряжении школьный класс, а киллер, чтобы выполнить заказ, найдет свою жертву на любом уголке планеты, если пытки, издевательства, садизм, насилие показывают крупным планом, с каким-то даже удовольствием, то выключив телевизор, человек не будет думать о том, как сделать жизнь лучше, светлее, веселее. Он понуро будет идти по ней с одной мыслью: «Только бы этого не случилось со мной, с моими близкими». И уж совсем страшно, когда после триллера нечто подобное показывают в теленовостях.

Вот потому сейчас и не дают подзатыльников чужим деткам с сигаретой. А они, бравируя своей смелостью, очень быстро усваивают уроки безнаказанности. Вернусь опять к нелюбимой мною «Бригаде». В одном из ставропольских сел после премьеры школьники младших классов немедленно создали свою команду, взяли клички героев сериала и делали всякие пакости, посерьезнее тех, что творил знакомый старшему поколению Мишка Квакин. Например, звонили в детсад и говорили, что он заминирован. А вообще, мечтали вырасти и держать в страхе все село. Хорошо, взрослые вовремя заметили, что увлекли их чад недетские игры.

В Новоалександровском районе детки повзрослее – студенты, приехавшие на выходные, решили поразвлечься на вечеринке, а заодно и снять на пленку жесткое порно – таких «шедевров» они видывали в свои двадцать лет великое множество. «Режиссеры» так увлеклись «творческим процессом», что не заметили, как скончалась главная героиня. А камера все продолжала работать.

…Что бы там ни говорили изобразители реальной жизни на экране, а телевидение все-таки является основным инструментом формирования масс-культуры. Зрителя просто подсадили на наркотик диких сцен и порочных мыслей, растлевающих неокрепшие души. Традиции российского кино умышленно растоптаны. Нам, как своре собак, бросили на потребление самые настоящие отходы чужого образа жизни. Скажите, разве это нормально, если по всем каналам целыми днями идут заморские боевики и «мыльные оперы»? Можно ли себе представить, чтобы в Америке или в Бразилии весь вечер с экрана звучала русская речь? Дальновидное правительство, наверное, должно лоббировать свое кино – для примера возьмите хотя бы Францию.

Тарковский как-то сказал: «Дайте мне карт-бланш и пленку — и я потрясу мир». Но, подумав, добавил: «Ничего я не потрясу. Я рыба глубоководная. Могу работать только под давлением». Вот она, разгадка: оказывается, свобода творчества (читай – вседозволенность) ведет к искажению духовных ценностей. Еще в XVII веке Авраамий Палицын в своих «Летописях смутного времени» предостерегал: «Не чужие земли нашей разорители, а сами мы ее погубители, от великих и до малых, от премудрых и до простых». Врагу не надо идти на Россию с войной, достаточно уничтожить ее духовные ценности, направить интересы молодежи на наркотики и разврат, и программа дебилизации общества практически запущена. Дальше можно просто объявить Россию новым Содомом, который должен быть уничтожен как рассадник пороков.

…Вот так кино и жизнь и идут по кругу, поставляя друг для друга все новые и новые сюжеты для отражения и подражания. Спорить, что первично в этой ситуации – курица или яйцо – бесполезный труд. И пока «важнейшее из всех искусств» не возьмет на себя задачу отражать позитив нашей жизни, на улицах наших городов и сел хозяевами будут чувствовать себя многочисленные дети «Бригад».