На работу обычно желают ходить как на праздник. И никто не думает, что этот путь может стать последним. Но почти для четырех с половиной тысяч россиян в 2005 году работа обернулась… смертью. В траурном списке 50 ставропольцев. Почему погибли эти люди, а другие стали калеками, и можно ли было предотвратить эти трагедии? На эти вопросы мы попытаемся ответить, проанализировав некоторую статистику прошлого года и конкретные ситуации. На работу – в "последний путь"

По данным министерства труда и социальной защиты населения СК, в 2005 году на производстве погибли и получили травмы 1026 наших земляков. Это меньше, чем в 2004-ом, когда пострадали 1170 человек. И, к счастью, число тяжелых случаев, в том числе закончившихся смертью, тоже сократилось. По мнению специалистов министерства, это не случайный фактор, а позитивная тенденция. В подкрепление этой точки зрения они привели в пример 12 районов края, где в прошлом году на производстве не зафиксирована гибель работников. А в Новоселицком и Степновском районах не гибнут люди на работе уже два года. Отмечены Невинномысск, в котором значительно меньше было происшествий с тяжелым исходом – пять против 14 в 2004-м, и Георгиевский район – один против 19. По отраслям тоже позитивные сдвиги – смертельных случаев меньше. Скажем, в сельском и лесном хозяйстве, 2004 год унес жизни 21 человека, а в году минувшем – 12 погибших.

Но можно добиться того, чтобы горькой статистики не было вовсе? Этот вопрос мы задали заместителю министра труда и соцзащиты населения СК Виктору Шевцову.

– Практика последних лет, – говорит он, – показывает, что более 60 процентов всех тяжелых и смертельных случаев на производстве в крае произошло именно из-за плохой организации труда, нарушений техники безопасности, трудовой и производственной дисциплины. И не удивительно: как, например, может быть хорошо обучен охране труда работник, если уровень подготовки в этой области большинства руководителей и специалистов оставляет желать лучшего. Подтверждением служат результаты проверок, проведенных в организациях сотрудниками государственной инспекции труда в Ставропольском крае. Так вот, из общего количества нарушений более семи тысяч в прошлом году были связаны с обучением и инструктированием работников. Вот и пришлось около 2,5 тысяч человек отстранить по этим причинам от работы…

Случай, произошедший в СПК «Колхоз «Новомарьевский», – красноречивое подтверждение этих слов. Летом здесь произошел тяжелый несчастный случай с помощником комбайнера. Во время расследования выяснилось, что к самостоятельной работе его допустили без обучения и проверки знаний по охране труда. Понятно, что о серьезной стажировке тут не могло быть и речи… Подобных эпизодов, немало – 20 процентов случаев производственного травматизма произошло потому, что работники «не зная броду – совались в воду». В результате неудовлетворительной организации работ со стороны руководителей погибли слесари ОАО «Шпаковскрайгаза», пытавшиеся отремонтировать изоляцию уличного газопровода в селе Петропавловка. Работали они в траншее, и дело уже близилось к финалу, когда на них обрушилась огромная монолитная глыба. По расчетам экспертов, весом около 15,2 тонн! Фатальность? У специалистов не столь философский взгляд: «ненадежность крепления стенок траншеи, а именно установка деревянных щитов крепления стенок не по всей длине и глубине. А также не проведение работ по устройству откосов». Следовательно, будь все проделано «чин по чину», не случился бы этот эпизод.

Вообще, материалы расследований несчастных случаев на нашем производстве – почище кассовых триллеров. Их нужно читать всем, и особенно полезно – разного рода руководящим боссам. Именно на совести некоторых из них то, что в прошлом году люди калечились, работая на производственном оборудовании, машинах и механизмах, которые кое-где превратились в рухлядь. В итоге выросло число происшествий с тяжелыми последствиями, произошедших из-за технической причины – неисправности, отсутствия защитных, блокировочных устройств и т.д. Благо еще, что в течение года госинспекторы приостановили деятельность 162 производственных участков и подразделений, а также эксплуатацию 1625 единиц оборудования, несущих угрозу жизни и здоровью работников, иначе плохих последствий могло быть куда больше...

Кстати, среди тех, кто получил тяжелые травмы или погиб, больше всего было в прошлом году водителей и трактористов, слесарей, монтеров, машинистов, станочников, а также руководителей и служащих. Изучение происшествий показало, что 21 процент работников пострадали при наезде на них тракторов и погрузчиков и в результате ДТП. В 2004 году таких случаев было всего 12процентов... Теперь понятно, почему в числе «опасных профессий» оказались водители и руководители…

А наиболее распространенным несчастным случаем в 2005-ом было – падение. Их доля – 27 процентов. Люди падали со строительных лесов, крыш, опоры воздушной линии электропередачи – получали тяжелые увечья или разбивались насмерть. Разумеется, столь страшный исход происшествий скрыть практически невозможно. Но вот такие, в которых люди получали травмы, особенно легкие, некоторые работодатели утаили за воротами предприятий.

Интересно заглянуть… в записи журнала регистрации выдачи больничных листов работникам, обратившимся за помощью в травматологический пункт, например, Ставрополя. Любопытная картина получается. Листок временной нетрудоспособности пострадавшему выдан, о чем гласит запись, а расследования в установленном порядке на предприятии не было. Стало быть, и несчастного случая нет. У иных руководителей до того все шито-крыто – не подкопаешься. Пострадавшему, пока он пытался оклематься от травмы, исправно засчитывались рабочие дни. Например, в ООО СП «Гвардеец» Апанасенковского района. Госинспекция труда за год выявила 34 сокрытых несчастных случая, в том числе 20 тяжелых и два групповых.

Зачем начальники пытаются «втереть очки» – вопрос, конечно интересный. Некоторые, по незнанию Трудового кодекса не зовут на расследование госинспекторов. Но многие руководители обходятся без них вполне умышленно: не хочется портить красивые показатели и раскошеливаться. Ведь за то, что на предприятии уровень травматизма низкий, можно получить скидки по взносам в Фонд социального страхования. Причем серьезные. Вот в прошлом году 18 наших предприятий получили поблажку аж до 40 процентов. Но может быть и с точностью до наоборот. За плохую ситуацию 109 предприятиям установлена надбавка.

Другое дело, почему пострадавший работник, порой не спешит выносить сор из избы. Чаще всего – это боязнь потерять работу и экономический стимул, который ему предлагают в обмен на молчание, незнание законов и недальновидность. А ведь сегодняшняя небольшая проблема со здоровьем завтра может вылиться в инвалидность. И хоть срока давности по расследованию несчастных случаев на производстве нет, но попробуйте даже через пару лет доказать, что вы покалечились на работе, когда в вашем табеле за время болезни стоят «восьмерки»…

Слава богу, в большинстве своем, руководители все же несчастные случаи не скрывали, а после их расследований госинспекцией устранили 30000 нарушений! Кроме этого – обучались охране труда и серьезнее стали относиться к обеспечению своих работников средствами индивидуальной защиты. Конечно, сознательность начальников «воспитывалась» усилиями различных структур, в том числе и минтруда, и профсоюзов, и исполнительной власти. На год 2006-й ими тоже разработаны меры, которые должны помочь сберечь жизни и здоровье работников. Хотелось бы, чтобы в следующем году нам не пришлось писать очередной «производственный триллер».

Ольга БОНДАРЕВА