Предстоящая реформа системы оплаты труда в бюджетной сфере поставила общество на грань конфронтации с властью. Врачи, учителя, работники культуры и искусства считают, что потеряют в зарплате даже то малое, что сейчас гарантировано государством. Авторы же реформы доказывают, что зарплата бюджетников, напротив, будет только расти. Николай Пальцев

Какие реальные последствия будет иметь новая система оплаты труда работников бюджетной сферы – тема беседы с заместителем председателя правительства Ставропольского края Николаем Пальцевым.

– Николай Иванович, разноголосица мнений настолько велика, что в ней утонула суть предстоящих изменений. В чем их основной смысл?

– Изменения состоят в отказе от Единой тарифной сетки (ЕТС) и переходе к отраслевым системам оплаты труда. Размер заработной платы в соответствии с новой системой будет зависеть от уровня образования, квалификации и специального стажа работников, сложности выполняемых работ и особенностей деятельности отдельных организаций.

Реформа призвана также расширить права субъектов РФ и органов местного самоуправления в установлении размера заработной платы работников подведомственных им организаций и учреждений бюджетной сферы. Предполагается, что при определении уровня тарифных ставок, стимулирующих и компенсационных выплат субъекты РФ будут ориентироваться на собственные финансовые ресурсы. Целью всех преобразований, по замыслу разработчиков реформы, является совершенствование системы оплаты труда бюджетников и повышение ее уровня.

– Итак, государство передает свои полномочия по установлению размеров тарифных ставок и надтарифных выплат субъектам РФ. По сути, снимает с себя гарантии, перекладывает ответственность на регионы?

– Логика рассуждений, представленных в пояснительной записке к проекту Федерального закона «О системах оплаты труда работников бюджетных организаций», такова. Бюджеты субъектов РФ стали самостоятельными. Собственные источники дохода дают им право по своему усмотрению определять, сколько и на что тратить. Однако существующие тарифные ставки и оклады ЕТС, во-первых, жестко фиксированы, а во-вторых, далеко не в полной мере учитывают разницу в стоимости жизни по регионам страны. Вот почему применение ЕТС тормозит дальнейшее совершенствование системы оплаты работников бюджетных организаций. И вот почему надо расширить права субъектов РФ и органов местного самоуправления самостоятельно устанавливать уровень оплаты труда...

Реальность же такова, что у большинства муниципалитетов доходная часть намного ниже расходной или же вообще нет собственного бюджета. Понятно, что такие территории повысить зарплату работникам подведомственных им бюджетных организаций объективно не смогут.

– Более того, возможен и такой вариант: руководители органов исполнительной власти, ссылаясь на нищету местного бюджета, могут установить заработную плату ниже федерального уровня. Они ведь и на это получили право!..

– Именно поэтому недопустимо передавать субъектам РФ и тем более муниципальным образованиям без соответствующего финансового обеспечения федеральные полномочия по установлению размеров тарифных ставок, компенсационных выплат и сроков повышения заработной платы.

Уровень ставок и окладов работников организаций бюджетной сферы ставится в зависимость от тех финансовых ресурсов, какими располагают субъекты РФ. В условиях крайне недостаточной финансовой базы субъектов РФ и особенно муниципальных образований это неизбежно повлечет самое худшее из того, что можно ожидать. Легко прогнозируем рост задолженности бюджетов субъектов РФ и муниципальных образований по заработной плате, резкая диспропорция в ее размерах в различных территориях страны и даже внутри одного субъекта, неконтролируемый рост безработицы. Ну и наконец самое главное и самое страшное – произойдет снижение объема государственных гарантий в области оплаты труда работников бюджетной сферы до уровня минимального размера оплаты труда, то есть до тех самых 600 рублей. Перечень же надтарифных выплат при переходе на отраслевые условия оплаты труда работников бюджетной сферы будет сокращен, и соответственно произойдет снижение их доли в фонде оплаты труда, по подсчетам профсоюзов, – до 7 процентов.

– Но ведь бюджетник практически и выживает только за счет надтарифных выплат. Тем же санитаркам, медсестрам доплачивают за «ночные», за вредность, за стаж, за совмещение, что позволяет приблизить их зарплату хотя бы к прожиточному минимуму. За счет чего тогда, по мнению разработчиков реформы, должно произойти планируемое увеличение заработной платы?

– В Концепции реформирования системы оплаты труда работников организаций бюджетной сферы прямо сказано, что применение Единой тарифной сетки препятствует повышению уровня зарплаты. Установленные на федеральном уровне единые тарифные ставки и оклады не учитывают дифференциацию уровней стоимости жизни по регионам и специфику деятельности работников различных бюджетных отраслей. И потому нужны новые подходы к организации оплаты труда, то есть переход к отраслевой системе, которая и позволит обеспечить это повышение.

Но вот что любопытно. В Концепции представлены сопоставительные таблицы, наглядно рисующие, как увеличится зарплата по типам и видам учреждений с введением отраслевой системы оплаты труда. Казалось бы, ее преимущества по сравнению с предыдущей очевидны. Однако в основном это связано с тем, что новая система оплаты труда вводится одновременно с очередным повышением минимального размера труда с 450 до 600 рублей в месяц. Если бы с

1 октября 2003 года первый разряд Единой тарифной сетки по оплате труда работников организаций бюджетной сферы увеличился с 450 до 600 рублей, то при действующей системе оплаты труда доходы бюджетников, особенно специалистов со средним профессиональным образованием, увеличились бы в большей мере.

– Выходит, представленные доводы о том, что Единая тарифная сетка стала плоха, не более чем лукавство?!

– Принципиальная причина того, что Единая тарифная сетка перестала «работать», заложена не в самом принципе ее построения, а в низких тарифных коэффициентах и крайне низкой величине тарифной ставки 1 разряда. Разница между 1 и 18 разрядом ЕТС всего лишь в пять раз! При том, что на 1 тарифный разряд человеку прожить невозможно. В 2002 году он составил всего лишь 23 (!) процента от прожиточного минимума трудоспособного населения, который в настоящее время составляет по краю 1746 рублей. Еще меньшая разница в зарплате между 1 и 8 тарифными ставками, по которым работают, к примеру, почти две трети сотрудников больниц и поликлиник.

Чтобы повысить зарплату бюджетникам, ничего выдумывать не нужно. Можно оставить ту же самую тарифную сетку, но увеличить разницу в оплате между 1 и 18 разрядами. И чтобы зарплата по 1 тарифному разряду обеспечила хотя бы прожиточный минимум, как это продекларировано, кстати, в статье 133 Трудового кодекса Российской Федерации. Вот тогда все станет на свои места. И каждый работник будет заинтересован в повышении квалификации, чтобы его зарплата стала больше.

Таким образом, при наличии политической воли на существенное повышение заработной платы бюджетников этот вопрос может быть решен при действующей системе оплаты труда. Тем более что Единая тарифная сетка исполняла важнейшую социальную функцию – определяла гарантированный уровень оплаты их труда.

– Вы были участником недавних парламентских слушаний, посвященных этой теме. Они, насколько мне известно, явились своеобразной демонстрацией несогласия с реформой Починка. О чем конкретно там шла речь?

– Предложенный вариант реформирования системы оплаты труда бюджетников вызвал резко негативную реакцию со стороны депутатов Государственной Думы РФ, организаторов здравоохранения, отраслевых профсоюзов работников организаций бюджетной сферы, общественности. Депутатские слушания были проведены по инициативе Комитета по охране здоровья и спорта Государственной Думы, и потому речь на них шла о том, какие последствия готовящаяся реформа вызовет в сфере здравоохранения. Прогнозы звучали самые безрадостные. Вплоть до того, что отраслевая система оплаты труда в предложенном варианте приведет к разрушению государственной системы здравоохранения.

Помимо всех тех недостатков, о которых мы уже говорили, предложенная система оплаты труда не нацелена на увязку размера оплаты труда работников здравоохранения с конечными результатами труда, качеством предоставляемых услуг. В ней не в полной мере учтены особенности работы отдельных учреждений здравоохранения. В проекте Концепции отсутствуют меры, направленные на стимулирование работы медицинских работников в сельской местности, не отражены специальные механизмы финансирования учреждений здравоохранения, которое осуществляется из бюджетов различных уровней, средств обязательного медицинского страхования, поступлений от оказания платных услуг. Все эти моменты были и будут основным камнем преткновения при всяких попытках добиться эффективной работы здравоохранения.

– И чем же закончилось обсуждение несовершенства Концепции?

– По итогам парламентских слушаний были подготовлены рекомендации правительству РФ. В числе прочих – сохранение объема государственных гарантий в области оплаты труда работников организаций бюджетной сферы на уровне должностных окладов и ставок. Было предложено также не связывать сроки начала реализации Концепции с очередным повышением минимального размера оплаты труда. Наконец, прежде чем реформировать сложившуюся систему оплаты труда повсеместно, не мешало бы опробовать основные положения Концепции в одном-двух субъектах РФ.

Учитывая социальную важность проблемы, Государственная Дума РФ должна будет обратиться к президенту с предложением рассмотреть вопрос реформирования системы оплаты труда работников организаций бюджетной сферы на заседании Государственного совета Российской Федерации.

Хотел бы подчеркнуть следующее. Ставропольская краевая трехсторонняя комиссия по регулированию социально-трудовых отношений полностью разделяет позицию Госдумы, отраслевых профсоюзов работников бюджетной сферы. Кстати, мы заявили об этом Министерству труда и социального развития РФ еще в декабре 2002 года. Тогда было проведено заседание трехсторонней комиссии, на котором обсуждались основные положения готовящейся реформы.

Сейчас важно не допустить принятия Концепции реформирования системы оплаты труда работников организаций бюджетной сферы в том варианте, какой был предложен Министерством труда и социального развития РФ. Любые преобразования могут иметь место только в случае, если они дают позитивные результаты, благотворно сказываются на жизни граждан страны. В данном же случае поставлен под угрозу социальный мир в обществе. Об этом свидетельствуют многочисленные акции протеста врачей, учителей, работников культуры. Нужно сделать все возможное, чтобы будущая реформа обеспечила 15 миллионам человек, занятых в отраслях бюджетной сферы (в том числе 147 тысячам бюджетников в крае), достойную заработную плату и стимулировала рост их профессионализма.

Виктория БАЙГУЛОВА