СЕГОДНЯ О НАС  СОЮЗ НАШ ТВОРЧЕСКИЙ РЕКЛАМА  (NEW!) ГОСТЕВАЯ КНИГА
Участвуй в отборе конкурсантов на шоу 'Последний герой!'
экономика
• Священная корова
• Транспорт-невидимка
общество
• Учитель года
• И один в поле воин
• У России много страшных сказок...
• Скинхедов не нашли. Теперь ищут виновных
культура
• Выживет ли "живая" музыка?
спорт
• Все решилось в эндшпиле
досуг
• Анекдоты
газета 'Советская Чувашия'
Вся Россия

"У России много страшных сказок,
но одна любимая - Москва"

Ольга БОНДАРЕВА

Первопрестольная, одетая в кабацко-рыночную пестроту рекламы и золото церквей, встречала провинциальных журналистов ледяным ветром, пацанами, "толкавшими" с рук жетоны метрополитена, вечными нищими с младенцами...

В начале апреля 11 представителей ряда краевых и областных СМИ, в том числе "Ставропольской правды", побывали в Москве, где участвовали в программе "Москва приглашает друзей", учрежденной правительством столицы при содействии Московского фонда поддержки и развития межрегиональных связей "Сотрудничество" и организованной межрегиональным агентством информации "Вся Россия". Нам было представлено своего рода закулисье блестящего столичного бытия: речь шла о проблемах тех, кого принято называть незащищенными слоями населения. А еще мы познакомились с московскими социальными программами.

Всероссийская паперть

Столица из глубинки всегда видится островом благополучия, сбывающихся грез, сытости и тепла. Как магнитом, притягивает она к себе разновозрастных искателей счастья и красивой жизни. За годы перестройки и реформ стольких уже приманила, что поистине стала всероссийской папертью с угрожающе растущей плотностью попрошаек на каждом квадратном метре подземного перехода или вокзала. Особый контингент этой полупреступной среды - дети и подростки как местные, так и приехавшие из провинции и стран СНГ и зарабатывающие себе на хлеб не только сбором подаяния, но и нарко- и порнобизнесом. Проблема малолетних беспризорников, пополняющих криминальные ряды, встала в полный рост, разумеется, не сегодня, и, конечно же, не только в Москве. Но теперь, после того как о ней заговорил президент, борьба с этим явлением, наконец, из пассивной переходит в активную.

На встрече журналистов с первым заместителем мэра Москвы Людмилой Швецовой, курирующей в столичном правительстве социальную сферу, прозвучали данные, позволяющие судить о масштабах беспризорщины в Москве и о том, как с ней здесь борются. Только в этом году милиция уже выявила более 1,8 тысячи "детей улиц" (так, кстати, называется и одна из программ - по профилактике детской безнадзорности). 1600 из них направлены в больницы для обследования, 197 человек теперь лечатся. 1185 человек переданы в социальные приюты, 128 - родителям, а 90... сбежали. Почему?

Не всегда в побеге повинен дух бродяжничества. И дело не только в нежелании подчиняться условиям общежития социального учреждения. К побегу детей порой принуждают взрослые - те самые, что используют их в каком-нибудь грязном бизнесе. Дело доходит до того, что эти личности чуть ли не патрулируют вокруг лечебного или социального учреждения, в которое попадает их "подопечный", и посулами, а чаще угрозами заставляют того бежать. Поэтому правительство Москвы и приняло постановление о выделении дополнительных средств на содержание приютов и специализированных отделений в больницах, а также на зарплату вневедомственной охраны.

...При входе в государственный социальный приют Северо-Восточного округа Москвы, будто мы направлялись в музей или операционную, нам выдали... бахилы. Такая скрупулезная приверженность к чистоте объясняется просто: дети убирают, да и стирают здесь сами. Чем они еще занимаются? Конечно, учатся, причем усиленно, поскольку многие из них либо вообще никогда не сидели за партой, либо провели за ней очень короткий срок. Те, кто более подготовлен, отправляются в школу или ПТУ. Остальные постигают грамоту в маленьких классах прямо на месте. Легко ли дается персоналу воспитание или перевоспитание детей, попавших сюда из семей алкоголиков и наркоманов, из "уличной стаи", - вопрос риторический. И вот тут ответственная миссия ложится на психолога: нужно показать ребятам всю перспективу дальнейшей их жизни.

За время существования этого приюта (работать он начал в 1997 году с 15 подростками, сейчас их -138) сбежал только один ребенок. А время нахождения здесь детей никем не ограничивается: они живут столько, сколько нужно для их реабилитации. Потом отсюда уходят в родную семью (если она все же нормальная), или под опеку родственников, или в детдом, или в ПТУ. Причем никто из тех, кто вышел из этих стен, с гордостью говорили нам сотрудники приюта, не скатился на прежнюю кривую колею.

А ведь надломленная психика была, можно сказать, у всех. Какое, например, могло быть детство при родителях, которые до того, как появилась в приюте охрана, могли прийти сюда не за- тем, чтобы навестить ребенка, а сшибить у него закуску? Сейчас условия жизни у ребят такие, что многие хорошие семьи позавидуют. Даже бывают поездки... за границу. Кое-кто из детей действительно уже побывал в Италии, поскольку учреждение работает с международными программами...

"Дорога к дому"

Когда нас предупредили о поездке в другое учреждение - в один из негосударственных социальных приютов "Дорога к дому", мы не могли взять в толк, что значит негосударственный. Неужели беспризорниками, кроме государства, по доброй воле и без скрытых каких-либо мотивов занимается кто-то еще? Оказалось, что это заведение, пусть и не купается в роскоши, но вполне прилично оборудовано всем необходимым и по уровню комфорта не слишком отстает от государственного. Созданный еще в октябре 1992-го, как структура об-щественной организации, благотворительным фондом "Нет алкоголизму и наркомании" для помощи детям, попавшим в кризисную ситуацию, подвергшимся насилию или жестокому обращению, этот приют был, пожалуй, первым подобным социальным заведением в Москве. Тогда государству было еще не до беспризорников, поэтому за дело взялись общественники. Однако их инициатива на "ура" воспринята не была, и поначалу приют частенько подвергался проверкам со стороны всевозможных органов, подозревавших здесь что-то нечистое.

Однако противостояние государственного и общественного закончилось в конце концов конструктивно. Подозрения улеглись, и московские власти, убедившись в благих целях создания приюта, выделили ему в аренду помещение детсада, а затем здесь появилась даже государственная структура - медико-социальное отделение. С его помощью приют, существующий на средства фонда и меценатов, поддерживается пусть небольшими, но стабильными финансовыми вливаниями.

Работает он с питомцами почти по той же схеме, что и государственные учреждения. Но есть у него еще одно, кроме реабилитации детей, направление - он пытается заниматься с заблудшими родителями на ниве отлучения их от зелья. Появляется у них желание "завязать" - направляет их в наркологический диспансер, где их лечат бесплатно. А если, увы, вспять ничего уже не повернуть, питомца готовят к жизни в приемной семье. Этот вопрос решается совместно с органами опеки, с ними же и милицией в случае нарушения имущественных прав ребенка социальная служба приюта возбуждает дела в суде.

Сегодня у директора приюта С. Кульянова новые идеи - создать на базе приюта своеобразную школу для приемных родителей. Оказывается, при всех страшных россказнях, что дети из социально неблагополучных семей вырастают исключительно преступниками и алкоголиками, на самом деле все же есть желающие взять из социального учреждения такого ребенка.

Сотрудники этих двух приютов хотят, чтобы в перспективе их учреждения стали антикризисными семейными центрами, чтобы помогать еще единому целому, а не его "осколкам". И это лишний раз подтверждает мнение, что нужно не столько расширять сеть приютских учреждений, сколько помогать российской семье, поднимать в обществе ее социальный статус. В этом смысле Москве есть чем похвалиться перед регионами: на мероприятия по социальной поддержке семей с детьми в этом году из городского бюджета будут направлены более 12 млрд. рублей. Кроме того, бюджетники здесь получают к зарплате столичную надбавку, сохраняется очередь на бесплатное жилье, начала действовать программа "Молодой семье - доступное жилье", по которой ежегодно пять тысяч московских семей смогут решать свой квартирный вопрос.

"Если очень долго идти на запад, можно прийти на восток"

Иной раз, глядя на то, как слепо мы копируем западную модель общежития и какие это приносит плоды, просто диву даешься: зачем это нам? Ведь мы живем в совсем другой стране, со своими традициями и привычками, своим евроазиатским мироощущением. Но бывает и по-другому. Московское правительство, примерив на город одну зарубежную модель социальной защиты населения, одним махом убило двух зайцев. О чем речь?

Наверняка ставропольцам помнятся еще недавние жуткие сообщения о том, как в столице пропадали одинокие старики. Подоплека их исчезновения была простой: криминальные фирмочки и просто ушлые граждане, наобещав с три короба старикам, прибирали их квартиры в свои руки, а бывших владельцев отправляли в мир иной. Наверное, истребление пожилых одиноких москвичей продолжалось бы и до сих пор, если бы власть не встала на пути этих ловких квартирных дельцов.

Комплекс из трех социальных домов в районе Митино, ничем не отличается от окруживших его других многоэтажек. А заглянув в гости к жильцам, журналисты едва ли не хором воскликнули: "Чтоб я так жил! Просто коммунизм какой-то!".

Эти дома построены городом для одиноких престарелых и пожилых супружеских пар, добровольно отдавших столице свои московские квартиры. Разумеется, не безвозмездно. В обмен на это они получают в Митино одно- двухкомнатные квартиры, либо если раньше жили в коммуналке, то переселяются в квартиру типа "пенал" (однокомнатная квартира, только с неизолированной проходной кухней). Кроме того, им ежемесячно выплачивается компенсация от 100 до 1000 рублей. Если у них нет телевизора или холодильника, они выдаются им в пользование. Пожилые распоряжаются квартирой как хотят. Не могут только ее продать, подарить или передать в наследство. Старикам не надо оплачивать коммунальные платежи. К их услугам также бесплатная круглосуточная охрана дома.

Обо всем этом, прогуливаясь по комплексу, мы узнали от самих стариков, и от администрации ГУП "Моссоцгарантия". Это государственное унитарное предприятие, созданное по распоряжению мэра Юрия Лужкова и подотчетное правительству Москвы, осуществляет всю социальную поддержку и защиту жильцов, заключает также договоры о пожизненном содержании с иждивением тех престарелых москвичей, что предпочитают получать компенсации, оставаясь в своих квартирах, но которые после их смерти также отойдут городу.

Потребность в подобных комплексах растет. Скоро такие дома появятся уже и в Марьино. Что же прельщает в них пожилых людей? Защищенность от любых преступных посягательств. Нет страха, что никто не придет вовремя на помощь при приступе болезни: здесь круглосуточно работает диспетчерский пункт и не нужно даже звонить по телефону, чтобы вызвать врача: можно только сбросить трубку - и тут же придет дежурный медработник. А еще - масса бытовых благ: прачечная,тренажерный зал, кружки по интересам, все бесплатно. И это при том, что живешь абсолютно самостоятельно и автономно.

...Предвижу замечание некоторых читателей: отчего же им, москвичам, не продвигать в жизнь такие хорошие социальные программы - у них денег куры не клюют. Да, столицу беднячкой не назовешь, она все-таки город-донор. Но дело не только в этом. Примечательно, что чуть ли не половина городского бюджета идет на социальную сферу. Это во-первых. А во-вторых, с 1996 года московское правительство ввело грантовую поддержку общественных организаций. Здесь решили: если поддержать некоммерческие общественные объединения, то они значительно облегчат реализацию социально значимых программ. Как? Если учесть, что в Москве более девяти тысяч общественных объединений, которые работают в основном в социальной сфере, то можно представить, какая это сила. И ее стоит только направить в нужное русло, для чего и проводит мэрия среди некоммерческих объединений конкурс социальных программ, на претворение в жизнь которых победители получают гранты.

- У нас такое правило, - говорила вице-мэр Людмила Швецова,- 30 процентов под программу дает город, а остальные 70 - общественная организация, главным образом привлекая спонсорские средства. За год таким образом НКО привнесли в социальную сферу Москвы 3,5 миллиарда рублей.

* * *

Вот так работает - не на бумаге, а на деле - концепция Московской программы общественного развития до 2005 года. Она создает реальную систему партнерских взаимоотношений власти и общественного сектора. Такую политику не грех бы и нам позаимствовать. Тем более что на Ставрополье общественных организаций с хорошими идеями тоже хватает (не зря они получают соросовские гранты). Столичный опыт у нас вполне можно применить, если, конечно, захотеть и не жаловаться на пустоту кошелька.

Москва - Ставрополь

Есть фотоаппарат?
Выиграй приз

Подробности

зеркало дня

• Губернатор - за референдум
• Дума готовится к заседанию
• Цветы к подножию
• На 'Азоте' - новый профсоюзный лидер
• Противоградовая защита заступает на дежурство
• 'Шалом' получил жилплощадь
• 'Кубанская весна'
• Пошутила на три тысячи
• К купальному сезону спасатели готовы
• Кандидатов на плей-офф больше нет?

Отправь
другу
SMS!

ВЕСЬ АРХИВ
АПРЕЛЬ'02
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30          
 

Copyright © 2001, редакция газеты "Ставропольская правда". All rights reserved.
webadm@stapravda.ru