ПОЭЗИЯ
  обзор •  проза •  поэзия •  мемуары
 Литературная гостиная "СП"

ЗИНАИДА НИКИФОРОВА
• Весна
• Молитва
• Плен
• К мужским рассуждениям о женщинах
• Это было?
• Тема
• Две любви
• Двадцать минут
• Я всё могу
• Хризантемы
• Тост
• Вторая молодость
• Дождь
• Точка отсчёта
• Сказка
• Весна в октябре
• Новогодняя сказка
• Просто любовь
• Море
• Не оскудеет щедрая рука...
• Стрижи
• Чаша
• Яблоко
• Пятигорск
• Богатство
• Непонимание
• Тринадцатая встреча
• К Сергею Есенину
• Вопрос
• Признание
• Телефон
• Письмо
• Осенняя песня
• Листопад
• Бессонница
• Я в тебе раствориться хочу
• Две реки

Весна

Пьянящие запахи голову кружат, Весна над землёю бушует! В твой город капелью вбежала по лужам, Да и моего не минует. И нет для неё ни границ, ни барьеров, Запретов, больших расстояний. Смотри: разливается в парках и скверах От зелени нежной сиянье. Коснись распустившейся ветки рукою, Представь: в дальнем городе тоже Вот так одновременно, милый, с тобою Касаюсь я ветки похожей. Апрель 1988 г. на эсперанто, сентябрь 1995 г. на русском.  вверх в началоВверх

Молитва

Как будто в мире всё предельно просто: Здесь - дар судьбы, там - плата за грехи, Разлука и любовь - родные сёстры, Добро и зло - извечные враги. Понять пытаюсь разумом бесстрастным: Чтобы любовь в душе не умерла, Чтобы добро сияло светом ясным, Ужель необходима капля зла? Ужель добро, навязанное силой, Померкнув, превращается во зло? Ах, Разум, Разум… Господи, помилуй Да что же так на сердце тяжело ?! А может просто становлюсь ранимей, Что старость подступает не спеша, И с каждым годом всё неукротимей Бунтует в теле юная душа? Как одолеть сомненье и тревогу? Для Вечности ответ предельно прост: Душа, ликуя, устремится к Богу, А тело переправят на погост. Перед иконой, стоя на коленях, Я до земли склоняюсь головой: Душе моей, не ведавшей смиренья, Пошли, Всевышний, кротость и покой. 9 декабря 1997 г., ноябрь 2000 г.  вверх в началоВверх

Плен

Всегда на сердце жажда перемены: В мечтах и в жизни, в малом и в большом. Как хочется, раздвинув властно стены, Стать вольной птицей в небе голубом. В ночи бы утонуть, бездонной, звёздной, И чтоб костёр на самом берегу, Иль отыскать, как в сказке, днём морозным Свой аленький цветочек на снегу. И, сбросив бремя вёсен быстротечных, Как в юности, не ведая оков, Лететь по жизни девочкой беспечной Под перестук изящных каблучков. Иль босиком, как в детстве, лужи мерить, И чтобы всё на свете нипочём!.. А может, просто переставить мебель, Чтоб стал милее и уютней дом? И, чувствуя себя пленённой птицей, Превозмогая боль, едва дыша, Гляжу с тоской, как в зеркале томится В преклонном теле юная душа. 27 августа 1997 г.  вверх в началоВверх

К мужским рассуждениям о женщинах

К сословью женскому суров и резок ты: "Какие ж надо с женщинами нервы! Их логику терпеть до дурноты, До бешенства! Как женщина - так стерва! Одна назойлива, другая суетлива, А третья миловидна, но глупа, Четвёртая безудержно болтлива, А пятая - так попросту слепа. Шестая зла, седьмая невозможна, Восьмая до бестактности проста..." Ты должен знать, что истин непреложных И не существовало никогда. Что идеалы только в нас самих: Ты молод был - и женщины прекрасны, Но с возрастом - всё резче и контрастней Барьер непонимания возник. Тому найдётся множество причин. С годами ты стал мелочен и вздорен, Придирчив, нетерпим, не столь проворен - Таков удел стареющих мужчин. Взбунтуйся! И с улыбчивым вниманьем Всю прелесть женской логики открой. Недоуменье, ставши пониманьем, К согласию ведёт с самим собой. К гармонии приводит с целым светом, Не порывай её тончайших струн. И пусть зима пришла за жарким летом - Душой и сердцем оставайся юн. 6 июля 1997 г.  вверх в началоВверх

Это было?

Через марево лет проступают: то памятный случай, то берёзовый шум, то зима в догорающем дне, Звуки старого танго, костёр над обрывистой кручей... Это было, скажи, или это почудилось мне? Над уснувшей землёй половодьем луна расплескалась, Слёзы счастья да шёпот в бездонной ночной глубине, Да молитва о том, чтобы ночь никогда не кончалась... Это было, скажи, или просто пригрезилось мне? Неподвижной змеёй прижимается поезд к перрону, Только рук не разнять, плачет дождь на вагонном окне, Да минуты летят, разбиваясь с мучительным звоном... Это было, скажи, или просто привиделось мне?.. 20 июня 1997 г.  вверх в началоВверх

Тема

Дохнула жизнь в лицо студёным ветром, Виски посеребрила сединой, А бабье лето наградило щедро И рифмой, и любовью неземной. Робея, неуверенно, с оглядкой, В стихосложенье, двигаясь едва, В испачканных поправками тетрадках Нанизываю строчки и слова. Минуя злободневные проблемы, Рифмую о безмерно дорогом. Мужчины говорят: "Смените тему, Зачем Вы столько пишете о нём?" Да, я о чувстве трепетном и ярком, Что созревает до последних дней. Любя, прославил женщину Петрарка, Всю жизнь сонеты посвящая ей. И Данте обессмертил Беатриче. Что ж, век иной, обычаи свои. А жаль, что нам становится привычным, Не помышлять с годами о любви. Но вот, когда свои стихи читаю, Не пряча чувства, тайны не храня, То женщины задумчиво вздыхают, Шепча беззвучно: "Это про меня." 9 июня 1997 г.  вверх в началоВверх

Две любви

Ты от меня за тридевять земель, Всё реже наши трепетные встречи. Мелькают дни: Июль... Февраль... Апрель... Ах, если б вспять, чтобы вернулся вечер, Тот самый, помнишь?.. Много лет назад. Вокруг застывшего пруда гуляем, И я тебе по памяти читаю, Почти без передышки, всё подряд: О чьих-то чувствах, горестях, разлуках, О радостях, дарованных судьбой. Я первенца ждала, ах, нет, не сына - внука! И вдруг нежданно встретилась с тобой. Слиянье душ в стремлении едином, Внезапное волнение в крови... Как две свечи в ночной кромешной стыни, С тех пор во мне два счастья, две любви. Лишь в сердце болью истина простая: Мой внук и ты - на разных полюсах. Нет, не ропщу, всё в жизни принимая: И счастья миг, и слёзы на глазах. Воспоминаний призрачные тени: Стихи... Скрип снега... Отсвет фонарей... А внук пускает в ручейках весенних Флотилии бумажных кораблей. 20 мая 1997 г.  вверх в началоВверх

Двадцать минут

Я легка на подъём, в путь-дорогу по первому зову! В кассе куплен билет, как обычно, не близок маршрут. До тебя полпути. И возможность увидеться снова - В расписанье стоянка, всего лишь на двадцать минут. Стихнет лязг тормозов, и морозному утру навстречу, И навстречу тебе распахнётся купейный вагон. Долгожданным объятьем опустятся руки на плечи. Ах, как короток будет так памятно сбывшийся сон!.. Только двадцать минут, но роптать не с руки, мы везучи. Держит зонтик судьба над твоей и моей головой. Как подарок её принимаем вдруг выпавший случай, К дорогому лицу, замирая, прижаться щекой. Неизбывная нежность вплетается в нить разговора, Мы друг другу с тобою всё так же нужны и близки. Поезд дальше бежит за Урал по сибирским просторам, Только радость от встречи и нет безысходной тоски. 15 февраля 1997 г.  вверх в началоВверх

Я всё могу

Печально сознавать, что в одиночку Не одолеть барьеров и преград. И редких писем сдержанные строчки Волнующих проблем не разрешат. Нет, не хочу покорности унылой, Когда в тоске ползут за днями дни. Я всё могу, мне в жизни всё по силам, Лишь позови и руку протяни. И в радость мне, отбросив все заботы, Сжимая расстоянье в два часа, Проделать путь в салоне самолёта, Чтоб заглянуть в любимые глаза. Иль окунуться в суету вокзала, В бегущий поезд, в тесноту купе, Чтобы ликуя, сердце подпевало Колёсам в такт: "К тебе... К тебе... К тебе..." Ни лайнера, увы, нет, ни вагона, Но волшебством воспользуюсь одним, Подвластным мне... И трубка телефона Вмиг отозвалась голосом твоим: "Родная, как я рад, что позвонила," - И сердце бьётся, словно на бегу. Мой милый человек, мне всё по силам. Я подожду. Я в жизни всё смогу. 15 декабря 1996 г.  вверх в началоВверх

Хризантемы

Весна и лето минули давно, О них грустят в садах кусты сирени. К закату день. Уж сумерки в окно Вползают, по углам сгущая тени. А тени отражаются от стен, Переполняя комнату печалью. Подарок к дате - девять хризантем Покоятся в объятиях хрустальных. Ноябрь к концу. Седой зимы шаги Неотвратимо приближает время. Как будто всем законам вопреки, Цветут за листопадом хризантемы И буйствуют до самых холодов, Пьяня полынным ароматом грусти. Цветам сродни лишь поздняя любовь, В усталом сердце вспыхнувшее чувство, Что возвращает юности мечты, Вновь дарит нежность, боль, блаженство, слёзы... Как гордо запоздалые цветы, Не увядая, гибнут от мороза. 30 ноября 1996 г.  вверх в началоВверх

Тост

В воскресный день, в один и тот же час, Всё в том же светлом и уютном зале, За десять лет - уж в сто десятый раз, Поклонники Есенина собрались. Единомышленники, будет поточней, И это так. Что б там не говорили, Нас всех влечёт сюда родство корней, К поэзии любовь, любовь к России. И если вдруг приходится порой Нам в этой жизни горестно и тяжко, То здесь отогреваемся душой За крепким кофе или чая чашкой, А в юбилей - вина глоточек можно. Всегда здесь дух есенинский царит: Об Анне Снегиной мечтает Задорожный, Авдеев вмиг экспромтом одарит. Читает Анастас про хулигана, Про мать-старушку, про родимый дом, И Лидочка поёт под фортепьяно Про рощу и про тополь под окном. Я верю: через годы после нас Традициям и связям не прерваться, И в этом зале, в тот же самый час Потомки наши будут собираться. А в душах будет вечно жить СЕРГЕЙ - Поэт, единомышленник, мессия. Друзья! Мой тост за клуб, родство корней, За страсть к поэзии и за любовь к России. Ноябрь 1996 - 1997 гг.  вверх в началоВверх

Вторая молодость

Не всем даётся молодость вторая - Источник боли, счастья и тревог. Но неизбежно в октябре ли, в мае ль, Ступает бабье лето за порог. За бабьим летом - морось, холод, слякоть, Не радует природа, знаешь сам. Ах, если б на груди твоей поплакать, Давая волю чувствам и слезам. Не от беды поплакать, не от боли - От счастья, от избытка естества. И, заключив твоё лицо в ладони, Пить с губ, хмелея, нежные слова. И утонуть, как в омуте, любимый, В кольце твоих горячих сильных рук, У всей вселенной слышать сердца стук, Душой и телом слившись воедино... Пусть нам с тобой хоть десять раз по двадцать, Но молодостью чувства дарит жизнь. Судьба щедра. Не торопись прощаться И забывать меня не торопись. 6 ноября 1996 г.  вверх в началоВверх

Дождь

Вновь за окном осеннее ненастье. Смывает дождь последние листы, Грусть наводя о мимолётном счастье, О той зиме, где рядом я и ты. Под шум дождя на сердце одиноко. Всё полноводней времени река, Чем дальше мы уходим от истока, Тем русло шире, круче берега. Уж голоса родного из забвенья Не дозовёшься, сколько ни кричи. Одолевают горечь и сомненья, И мрачных мыслей чёрные грачи. Как их прогнать? Всё просто, мой дружочек, Тревоги прочь и все сомненья вон! Черкни мне пару тёплых нежных строчек Или придвинь поближе телефон. Ну, вот и всё, и решена проблема. Я счастлива - ты любишь, очень ждёшь. Не остудило нашу нежность время, И сердце больше не печалит дождь. 11 октября 1996 г.  вверх в началоВверх

Точка отсчёта

Листая жизнь страницу за страницей, Воспоминаний сматывая нить, Я снова убеждаюсь, что сторицей Судьбой за все назначено платить. Цена за встречу - долгая разлука, За радостью - приходит вслед беда, За счастьем - боль, за светом - темнота, - Так мир извечно движется по кругу. А может, что-то изменить в Начале? Отсчета точку сдвинуть, и тогда - Вмиг растворятся в радостях печали, В потоках света сгинет темнота. Не синеву одолевают тучи, А семицветье радуги - грозу. И за бедою - долгожданный случай Улыбкой счастья высушит слезу. Разлука озарит надеждой встречи, За боль награда - нежность сыновей. И станет мир по - новому расцвечен От первых до последних ваших дней. Дай бог и нам терпения с тобою На длинном переменчивом пути. Всего-то людям надобно порою Отсчета точку правильно найти. 10 сентября 1996 г  вверх в началоВверх

Сказка

Святый Боже, яви свою милость, Дай же знак, подскажи, не молчи! Где там счастье мое заблудилось, Затерялось в кромешной ночи. За лесами, за речками быстрыми, В райских кущах, а может в аду? Я за ним так, как водится исстари, В тридесятое царство пойду. Старушонка в избушке убогой Мне подарит заветный клубок, Тот, что верно укажет дорогу Меж глухих и неведомых троп... Отыщу свое дивное диво, Засияет огнями дворец И, как Золушку в сказке красивой, Принц меня поведет под венец. Звон курантов средь шумного бала, Миг... и нету чарующих снов... Только россыпь осколков осталась От хрустальных моих башмачков. 13 мая 1998 г.  вверх в началоВверх

Весна в октябре

Наперекор уставам и запретам Превратностям судьбы наперекор Смеясь весна сбежала в бабье лето И замерла хитро прищуря взор, Наполнив воздух чувственным дурманом Расплескивая жгучей страсти зной И… бабьим летом зацвели каштаны Как будто дивной майскою порой И вопреки суровому закону За ними следом расцвела сирень. Осеннюю листву роняют клены Отбрасывая призрачную тень. Октябрь 1998 г.  вверх в началоВверх

Новогодняя сказка

В январе вспоминаем о лете, Снится в июле рождественский снег. И чем старше становятся дети, Тем стремительней времени бег. Жизнь премудрая, сложная штука. Непреложен закон бытия: Наша молодость в детях и внуках Но у каждого старость своя. Разве правду от зеркала скроешь? О минувшем невольно грустим. Уж Снегурочка стала Ягою, А царевич Кащеем седым. Но живет новогодняя сказка С нею нам и теплей и светлей. И бабулечка смотрится в глазки Раскрасавице внучке своей: " Это ж я на пол века моложе, Просто жуть, до чего ж хороша! От ошибок избавь её, Боже, - Замирает с тревогой душа. Сохрани, сбереги от напасти От печалей, беды и невзгод…" А девчушка смеется от счастья, - Принц в подъезде снегурочку ждет. 1 января 2000 г.  вверх в началоВверх

Просто любовь

Храни меня от горестных потерь, Любовь моя, и будь со мной едина. И в будущем, и в прошлом, и теперь Всегда хочу кому-то быть любимой. Любимой мамой, бабушкой, женой… Не след роптать, я это все имею. Мои мужчины за меня стеной Средь сыновей и внуков молодею. Грустить и унывать - "великий грех", - Так в библии завещано пророком. О, нет, по жизни я не одинока И рвется из груди счастливый смех. Ноябрь 1999 г.  вверх в началоВверх

Море

Море с небом слились Синевою весь мир переполнен Погружаешься в синь От волнения дух затаив Солнце жарко целует И манят игривые волны Обо всем забываешь В упругих объятьях морских. Что-то нежно шепча Шаловливые волны качают Вытесняя все думы О бренном, житейском, земном. Отступив, исчезают Тревоги, обиды, печали, Как полуночный сумрак Под знойно палящим лучом. Всё сует суета Перед ласковой мощью стихии Ей отдавшись во власть Воедино сливаясь плыви. Сознавая себя Только каплей в безудержной сини Постигаешь восторг Беспредельной вселенской любви. Август 1998 г.  вверх в началоВверх

Не оскудеет щедрая рука...

Не оскудеет щедрая рука, Даруя обретешь тысячекратно. А вот еще заветная строка: Бог есть любовь - как просто и понятно. Благоговея припадаю ниц. Любовью одарю тебя по-царски, Чтоб океаном нежность без границ, Где места нет ревнивому коварству В одно сольются, все перетерпя, Начала два - Раба и Властелина. Мой повелитель, я люблю тебя. Я королева - я тобой любима! 21 июня 1998 г.  вверх в началоВверх

Стрижи

В часы заката солнечные блики Чуть розовят оконное стекло. Звенят стрижей восторженные крики, Совсем недавно ставших на крыло. Всех заразив безудержным весельем, Резвится в небе птичья детвора: То вверх, то вниз кружатся каруселью! Ах, жаль, отлета близится пора. Услышав ранним августовским утром Прощальный и ликующий привет, Каштан, облитый росным перламутром, Резным листом помашет птицам вслед. А вскоре пожелтеет от печали И, сбросив листья, будет в полусне Холодными и долгими ночами Под песни ветра грезить о весне. Но, как всегда, промчится время быстро, Лишь только с маем встретится апрель, Стрижи опять весёлым пересвистом Заполнят двор на дюжину недель. 20 августа 1996 г.  вверх в началоВверх

Чаша

Часы и минуты стекаются в лет вереницы. В черту горизонта все три измеренья сошлись. По воле всевышней для нас у незримой границы Пространство и время в единую точку слились. Случайностей цепь хаотично навстречу друг другу Вела нас в ту точку отсчета, что свыше дана. Где счастья вино предвещает похмельную муку, Где чаша с краями полынного меда полна. Смешались в ней холод со зноем, с неволей свобода. С гордыней покорность, с весельем печали тревог. Разлуки, мгновения встреч, ожидания годы И горечь утрат от не пройденных вместе дорог. Приняв с благодарностью боль и щемящую нежность, Как щедрую милость, что нам на роду суждена. За зернышко счастья, за трепетный лучик надежды Заветную чашу осушим до самого дна! 6 августа 1996 г.  вверх в началоВверх

Яблоко

Проходит время. Подрастают внуки. А чувства так же веют новизной. Я вспоминаю ласковые руки, Любимый голос, поцелуев зной. Чарующее танго, звон бокалов, Танцующих снежинок хоровод... В тот дивный вечер, счастьем запоздалым, Нас одарил с тобою Новый год. Бывает так: печальным днем осенним, Когда затих до срока листопад, Вдруг яблоком, медовым и последним, На голой ветке щедро дарит сад. И нам с тобой начертано судьбою На склоне лет, почти в конце пути, Прозрачное, медовое, большое На голой ветке яблоко найти. Мне снятся вновь твои глаза и руки, Жар поцелуев в звоне тишины. Проходят годы. Подрастают внуки. А чувства не теряют новизны. 6 июля 1996 г.  вверх в началоВверх

Пятигорск

Серой лентой вилась дорога, Было солнечно и тепло. В Пятигорск меня ненароком Только на два дня занесло. Буйство красок и запах лета, Все до боли знакомо вокруг: Дом и место дуэли поэта, Грот Дианы, гора Машук. Как зеленного моря воды, Те же скверы, сады, леса. В них, как белые теплоходы, Санаториев корпуса. Так же звонко щебечут птицы В парке, чистом после дождя. Та же тропка в тени змеится, Память в прошлое уводя. И Бештау стоит на страже, Все такой же, как сотни лет. То же небо. И комната та же. Лишь тебя со мной рядом нет. 10 июня 1996 г.  вверх в началоВверх

Богатство

Ты никогда мне не дарил цветов, Но я ничуть об этом не жалею. Ведь были стаи белых облаков, Усыпанные золотом аллеи. Березы подмосковной стороны. Нижегородский кремль, самарский тополь, Его листвы под ветром тихий ропот, И деревянный леший у сосны. В сиянье снега, в ярком свете дня, Снеговичок на маленькой полянке. И помнишь? На последнем полустанке Твой поезд, поджидающий меня. Кавказских гор отроги из окна И скромный дом опального поэта, Церквушки деревенской белизна, Грусть танцплощадки, опустевшей с лета. Дымок костра у сонного пруда, Вечерний чай во временном уюте, Вокзалов гомонящих суета. Все было, было, было... И по сути Лишь только в прошлое взглянуть, Чтоб ощутить: Ах, как же мы богаты! Нет, право, не жалею я ничуть, Что ты цветов мне не дарил когда-то. 5 мая 1996 г.  вверх в началоВверх

Непонимание

Глухая ночь. Душа болит. Не спится. На небе облаков неясный дым. Дружочек, милый, как могло случиться, Что мы понять друг друга не хотим? У самолюбия и гордости во власти Стоим упрямо каждый на своем. Надуманных обид и разногласий. Растет стена кирпич за кирпичом И с каждым днем становится все выше, Застыла ночь, не движется ничуть... А мне бы только голос твой услышать, Руки коснуться и в глаза взглянуть. И ощутить, как души воедино Сливаются от чувства, от мечты... Дружочек мой, единственный, любимый, Убеждена, что равно я и ты Хотим отринуть напрочь расстоянья, Чтоб осознать вдруг, счастья не тая, Как рушится стена непониманья От шёпота: " Ну, здравствуй, это я..." 14 апреля 1996 г.  вверх в началоВверх

Тринадцатая встреча

Скорый поезд отгоняет ветер, Ночь дробит колесный перестук. Хорошо, что ты живешь на свете, Даришь радость встреч, печаль разлук. Были слезы счастья, нежность, мука И пьянящий шёпот на заре, В январе та, первая разлука И двенадцатая в декабре. Поцелуй прощальный утром серым, Торопливое пожатье рук. Год закончен, в пятилетье мерой, Будто бы в судьбе замкнулся круг. В числах есть магическая тайна, - Утверждали древние в веках. Верю, совпадение случайно, И ему не сбыться даже в снах. Верю также: в долгожданный вечер С твоих губ теплом сольюсь во мгле. Я хочу тринадцатую встречу Вопреки всем тайнам на Земле! 15 декабря 1995 г.  вверх в началоВверх

К Сергею Есенину

Впервые томик в переплете синем Держала я в руках в пятнадцать лет. Скажи, ты кто такой, Сергей Есенин? И вот в стихах я нахожу ответ. И в них за строчкой строчка, слог за слогом, Как в речку с головою окунусь. На розовом коне лечу галопом, Делю с тобой любовь к зверью и грусть. Стою березкой белой рядом с клёном, Брожу по милым рощам и лугам... Давно ль была я девочкой влюбленной, Теперь ровесник ты моим сынам. Ах, как неумолимо время мчится! Да, верно, все прошло, как с яблонь дым... Мне пятьдесят, тебе не сто, а тридцать, И твой удел - быть вечно молодым. И крики журавлей с небесной стыни На землю проливают щедро грусть. Храню я томик в переплете синем, А в нем душа земли с названьем кратким Русь. Ноябрь 1995 г. * * * Сергей Есенин руку предложил. Мне пятьдесят, ему лишь два по столько. Колеблюсь я по той причине только, Что век, увы, у женщины недолог, А вот Сережа будет вечно молод.   вверх в началоВверх

Вопрос

Пора весны мгновенно пролетела, Неумолимо годы мчатся прочь. И бабье лето, в паутинках белых, Минует, как минуют день и ночь. Придет зима. И леденящий разум Остудит сердца пыл - так суждено. Сердечный лед растопит пламя сразу, Но от воды угаснет и оно. Известно, рядом никогда не будут Зима и лето, пламя и вода. Страданья на пути их ждут повсюду, Но ты спроси у разума тогда, Что будет лучше: Ввериться рассудку, Покой в холодном сердце сохраня? Или, страдая, пусть лишь на минутку Наполнить сердце трепетом огня? Октябрь 1995 г.  вверх в началоВверх

Признание

Привычно буйство красок сентябрю. Берёза щедро золото роняет, А ветер напевает ей: " Родная, Люблю тебя, одну тебя люблю..." Бесстрастно с высоты луна глядит. Береза крепко спит под шубой снежной. "Одну тебя люблю, мой ангел нежный", - Печально колыбельная звучит. Несут на крыльях журавли весну. Счастливую подругу обнимая, Тысячекратно ветер повторяет: "Люблю тебя, люблю тебя одну..." Кружатся стрелки, время торопя, Вновь золотым листом играет ветер, И тот не тихий шёпот на рассвете: "Люблю тебя, люблю тебя одну..." Июнь 1990 г.  вверх в началоВверх

Телефон

Бесстрастно нем упрямый телефон. Но верю я: когда-нибудь весною Вдруг зазвонит на всю квартиру он, И голос твой заговорит со мною. Сквозь мрак мерцают нам любви огни, С годами недоступнее и выше. Твой милый голос так хочу услышать, Ты позвони, ты только позвони! Вновь нить любви протянется тогда От сердца к сердцу. И в одно мгновенье Исчезнут расстоянья и года, И давняя размолвка, и сомненья. Вновь солнечными станут наши дни. Мы будем вместе. Страстно сердце просит: Зимой, весною, летом или в осень Ты позвони, ты только позвони! Короткое "Алло" и твой привет - И радость в сердце трепетно забьется, Восторжествует памятный рассвет И первая весна к нам вновь вернется. И в целом мире - только мы одни. Нет ни минувших лет, ни расстояний. Не будет безрассудных расставаний - Ты позвони, ты только позвони! 1990 г.  вверх в началоВверх

Письмо

Из города, где солнце жарче греет, Где птицы раньше ждут весны приход, Моё письмо спешит к Вам и, надеюсь, К взаимопониманью приведёт. Простите за молчанье, бога ради, Поверьте, злополучный телефон Была готова я разбить в досаде, Но, что поделать, не работал он. Я уезжала, вопреки желанью, Вам, не сказав последнего прости. Под мерный стук колёс воспоминанья, Мечты и грусть владели мной в пути. Привычные заботы налетели, Едва лишь возвратилась я домой. Все те слова, что Вы сказать хотели, Мне не услышать нынешней зимой. Уж ей конец. Но не грустите, милый, Весна, за летом осень - всё пройдёт. Зима вернётся, сердце с новой силой Меня опять в Ваш город позовёт. Ну, а пока пусть письма друг за другом Летят на север к Вам теплом полны, Из города, где светит солнце юга, Где птицы раньше ждут приход весны. 5 марта 1990 г. на эсперанто, сентябрь 1995 г. на русском.  вверх в началоВверх

Осенняя песня

Шалунишка ветер ветки гнёт. Клён, играя с ним, листвою машет. По ночным аллеям дождик пляшет, Предвещая осени приход. И наутро - осень из полей Льётся в парк сиянием чудесным, Дарит всем напев старинной песни Про летящих к югу журавлей. С грустью, представляя тот полёт, Погружаюсь в мир воспоминаний. Чей-то юный голос о прощанье, О разлуке и любви поёт. И мелодия струится ввысь, Каждый звук её надеждой дышит. К счастью, дверь всегда открыта, слышишь?.. Милый, слышишь?.. Только ты вернись... Май 1989 г. на эсперанто, Август 1995 г. на русском   вверх в началоВверх

Листопад

В сизой дымке клёны утонули, Снова бабье лето за окном. Как осколки знойного июля, Льются листья золотым дождём. Листопад рассеял по дорожкам Жар оттенков солнца и зари. Как нежны кленовые ладошки, Как лучатся светом изнутри! Вот одна прибилась ненароком, Трепеща, прильнула на стекло. Бабье лето к моему порогу Осень бабью под руку вело. Распахну навстречу настежь двери, Чашу жизни осушу до дна. Всё в ней есть: победы и потери, Боль и нежность, горечь и весна. Рассыпая, увлекает ветром, Закружив упругою волной, Как осколки солнечного лета, Золото листвы по мостовой. 15 января 1998 г.  вверх в началоВверх

Бессонница

Приходит вместе с тишиной бессонница в ночи. Быть рядом хочется с тобой, хоть караул кричи. А между нами города и вереница дней. Не смерть разлука, есть всегда надежда встречи в ней. Но как сомнений ворон в душе преодолеть? И встреча, сколько до нее недель, а может, лет? Как счастье уберечь сполна, пусть горькое - мое? Но безответны тишина с бессонницей вдвоем. 3 мая 1996 г.  вверх в началоВверх

Я в тебе раствориться хочу

- Я в тебе раствориться хочу Всей душою и клеточкой каждой, - Помнишь, я прошептала однажды, К твоему прижимаясь плечу. Пусть заполнят тебя до краёв Мои чувства, мечты и надежды, Обожжёт, опьянит моя нежность И вино запоздалых стихов. И в бессонную ночь в тишине, Когда чётче и явственней звуки, Вспоминай мои губы и руки, Помечтай, погрусти обо мне. Сквозь года прошепчу, прокричу, Сном тревожным мешая забыться: - Каждой клеточкой, каждой частицей Я в тебе раствориться хочу... 27 сентября 1996 г.  вверх в началоВверх

Об авторе


Главная | Новости | Свежий выпуск | Архив