ОБЗОР
  обзор •  проза •  поэзия •  мемуары
 Литературная гостиная "СП"


ОБЗОР

ПРОЗА

ПОЭЗИЯ

МЕМУАРЫ


2010 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2009 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2008 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2007 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  

2006 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  

2005 г.
   01  03    04   
   05   06    07 
   08   09    11  
   12

2004 г.
   01-03    04  
   05    06-07  
   08-09    10  
   11    12  

2003 г.
  02-08  09-10     11-12  

2002 г.
  05-08  10-11  

Моя Жар-Птица

Игорь Романов

Ушел из жизни большой ставропольский поэт, член Союза писателей России, автор 17 книг, участник Великой Отечественной войны, родившийся в 1927 году в Ейске. Каждый человек заключает в себе свое время, свою эпоху, историю, но поэт (такова уж его удивительная роль) не забирает с собою прожитую им жизнь, а возвращает ее нам в поэтических творениях для того, чтобы мы пережили и осмыслили его время заново. Талантливый Игорь Романов — поэт эпохи «большого стиля», и уже потому его творческое наследие будет иметь двойную цену, ведь он и очевидец, и действующее лицо ХХ века. Время осмысления трагического и прекрасного ушедшего столетия только наступает. Поэтический опыт, пережитые чувства и мысли — бесценные штрихи к коллективно создаваемому портрету. Будем же благодарны в своей памяти нашему замечательному поэту-земляку!

Последний путь

          Памяти Александра Пушкина

В какой-то миг воскреснет в памяти:
Саней, летящих к бездне, след.
И кровь. И стон январской замяти.
И в небо тусклое — просвет...
Коней понурый бег в обратную.
Безумство боли тряских верст -
Ее не остужает, клятую,
И снега тающего горсть.
Взор застилает полуобморок,
Кружа назойливым грачом...
А он хранит безмолвье.
Собранный,
Чтоб не унизиться ни в чем.

...Сегодня ль это? Или прошлое? -
Сосна от инея бела,
Дуэль — как схватка 
	с вечной пошлостью,
Где жизнь
Разыграна была.

...В кибитку ветер бьет напористый.

...По лестнице нетвердый шаг:
Седой Никита, «дядька» горестный,
Несет поэта на руках.

Над умирающим
В безмолвии
Над Петербургом,
Над Невой,
Над Черной речкой,
Горя полная
Высь с непокрытой головой.

На Мойке в доме, скорбь не прячущем,
(В осаде пасмурной толпы),
В углу Жуковский, молча плачущий
Над нестерпимостью судьбы.
И вздох предсмертный в тишь сторожкую,
Когда надежды истекли:
- Уважь
	моченою
		морошкою,
Побудь со мною, Натали.

Душа взлетит в немом отчаянье
На свет изменчивой звезды.
Что ж вы его,
Друзья печальные,
Не заслонили от беды!

Последний путь, глумленьем сдобренный:
Возок. Жандарм. Безлюдья ширь.
Бег лошадей во тьму недобрую
Под Святогорский монастырь.

Тот черный день от нас все далее.
А боль еще острей в душе! -
Как много их порастеряли мы,
Как мало помнится уже...
Гордясь просторами безбрежными,
Открыта щедро соловьям,
Россия, до чего ж небрежна ты
К своим
Родимым
Сыновьям.
И, значит, это — до скончания!
Где зло имеет перевес,
Для смертных, терпящих отчаянье,
Всегда найдется свой Дантес.
Конечно, в ком-то боль уляжется.
Простят убийцу: «Слаб умом...».

А он все целится, мне кажется,
Во Вдохновение само.

*****

Ненастье город захлестнуло.
Сплошная морось да туман.
Деревья голые сутуло
Льнут неприкаянно к домам.

Унылый свет в квадратах окон
Плакуче теплится с утра.
И фонаря намокший кокон
Завис у нашего двора.

Бог знает, что в душе творится:
И стынь, и горечь, и хандра...
Сидит нахохленная птица
На тонкой веточке, мокра.

Наверно, солнечной минуты,
Ненастье коротая, ждет,
Чтоб на крыло подняться круто
И плавно выровнять полет.

Не разглядел я толком птицу -
Прошел. И только лишь потом
Толкнула мысль: остановиться!
А если то — моя Жар-Птица,
Но в оперении простом...

Источник: «Ставропольская правда», 30 декабря 2009 г.




Главная | Новости | Свежий выпуск | Архив