ОБЗОР
  обзор •  проза •  поэзия •  мемуары
 Литературная гостиная "СП"


ОБЗОР

ПРОЗА

ПОЭЗИЯ

МЕМУАРЫ


2010 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2009 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2008 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2007 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  

2006 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  

2005 г.
   01  03    04   
   05   06    07 
   08   09    11  
   12

2004 г.
   01-03    04  
   05    06-07  
   08-09    10  
   11    12  

2003 г.
  02-08  09-10     11-12  

2002 г.
  05-08  10-11  

Жажда жизни

Валерий Дольников

(Пособие по знакомству)

Рано утром я, как обычно, поднялся в неопределенно-отвратном настроении из-за необходимости идти на работу. Вяло, с неохотой принял душ, побрился и собрался было приготовить себе яичницу, как вспомнил, что вчера забыл купить яиц. Не успел вам сказать, что холост, ну да это и так понятно. О том, чтобы расстаться со своим одиночеством, я подумывал уже давно. Иной раз такая тоска берет, что хоть волком вой. Вот у других - совсем иное дело: жены, дети, уют в доме - семья. Придешь, бывало, к кому-нибудь в гости, сердце так и защемит от умиления. Вот, думаю, и мне бы так. Но иной раз застанешь скандал в семье, когда ругань несусветная, крики, плач, и думаешь тогда: «Э! Нет, братец. Тошно это. Обожду еще немного своего счастья». А куда ждать-то? Уже четыре десятка намотал, да и просто ждать — дело пропащее. Нужно искать счастье это, не сидеть на месте, тогда и найдешь. Так люди советуют.

Я тоже, бывало, действовал, посещал клуб одиноких и разбитых сердец. Но там, видимо, сердца женщин уже настолько были разбиты мужчинами, что они сидели в темном углу отдельной колонией, крепко взявшись за руки. Страшно и подойти.

Я злился на себя, ругал плохими словами, убеждал в том, что все это ни к чему. «Придет,- думал я, - в твою устроенную квартиру посторонняя женщина. Начнет все переставлять, поправлять на свой лад, а потом привыкай да подолгу ищи, что где лежит. А вдруг она много кушает или подруг станет приводить кушать? А если у нее полно родственников в деревне, и все будут приезжать и подолгу жить без регистрации?..

В тот злополучный день, проклиная холостяцкую жизнь, я не знал, что именно сегодня она для меня и закончится.

Когда я подошел к остановке, желающих уехать на работу было слишком много даже для российского общественного транспорта. Но вот из-за угла показался троллейбус - и первая шеренга очереди, хорошо развитая физически, разом сдвинулась, не отступая. Начался штурм. Слабые звенья стали выпадать из единоборства в полном смысле слова. Они как попало валились на асфальт, подминая под себя все, что было рядом. Меньше чем за семнадцать мгновений большая часть народа лежала на земле и уже не могла претендовать на участие в захвате троллейбуса. Произошел естественный отбор по диким, но справедливым законам джунглей.

Всю эту картину я наблюдал уже снизу, оказавшись уроненным одним из первых. Следом на меня посыпалось еще несколько тел, придавив к земле намертво. Рядом со мной застонала женщина хрупкой конструкции, и я убедился в необходимости проявить свои мужские качества. Превозмогая тройной вес на себе, я выбрался на поверхность и подобрался к стонущей, оттащил ее в сторону, где она уже не подвергалась смертельной опасности, и склонился над ней. Мне показалось, что она потеряла сознание и очень нуждается в искусственном дыхании. Не долго думая, я припал к ее устам, но забыл, что дальше нужно делать: вдыхать в нее воздух или наоборот? Пока я вспоминал последовательность, она перестала стонать и открыла глаза. Посмотрела на меня спокойным изучающим взглядом. Да. Бездействие — худшее из преступлений, и я быстро поднялся на ноги, протянув ей «руку помощи». Она хмыкнула и, отвергнув искренний порыв, попыталась встать сама, но, вскрикнув от боли, повалилась наземь, схватившись за правую ногу. Я обнял незнакомку за плечи, насколько мог нежно, встряхнул ее и попытался поставить хотя бы на одну ногу. И только лишь поднял ее с земли, как в спине моей что-то хрустнуло, лязгнуло и от боли свело челюсть.

- Как вас зовут? - почему-то спросил я.

- Александра, - почему-то ответила она и добавила: - Можно Саша.

- А меня Владимир. Можно и... - Резкая боль не позволила перечислить все варианты моего имени.

Вероятно, мы поняли, что долго на этом свете не протянем, и решили познакомиться. Ничто так не сплачивает людей, как несчастья и опасность. В нас одновременно вспыхнула непреодолимая жажда жизни, и мы стали за нее бороться.

- Так, - скомандовала Саша. - Я медик. Ты будешь меня слушать и выполнять все указания. Понял? - Угасающее сознание отметило, что мы уже перешли на «ты».

- Постарайся повернуться ко мне спиной. Знаю, что тебе больно, но по-другому сейчас не получится, - со стоном произнесла Александра. Я сделал, как она велела, и с трудом развернулся.

- Обхвати меня за голень, приподними и дерни всем телом вперед. Все это проделаешь на счет «три». - По ее команде я, превозмогая боль, выполнил это движение и услышал щелчок в ее ноге. Сашенька зажмурила глаза и затихла. Повернуться я не мог, но, держа ее ногу у себя под мышкой, ощутил, что ей уже легче и боль отпускает. Спустя некоторое время она попросила освободить ногу и осторожно поднялась.

- Вывих. Противная штука. Без помощи не вправить. Ну, теперь давай с тобой разберемся. - Саша склонилась к моей перекошенной спине, задрала рубашку и прижала пальцами поясницу. - Все ясно: радикулит. Далеко живешь?

В четвертом доме от остановки, простонал я. Поясница и то, что ниже, разрывалось от боли. Будто раскаленные спицы вонзили в мое тело. Однако я успел рассмотреть Сашеньку и отметить, что она очень привлекательная блондинка.

Бабульки у подъезда, как по команде, притихли и проводили нас долгим понимающим взглядом. На их памяти не было случая, когда бы я приходил домой в обнимку с женщиной. Кое-как втащив меня в квартиру, Сашенька принялась оказывать первую помощь.

- Где у тебя лекарства ? - Я объяснил. - Да тут нет ничего, - в ужасе воскликнула она. - Один активированный уголь. Я мигом в аптеку! - И упорхнула. Я нашел удобное положение и задремал.

- Давай снимать брюки и проколем укольчики, - сквозь сон ее голос прозвучал ласковой мелодией. - Сделаем новокаиновую блокаду - и ты оживешь.

Действительно, после нескольких уколов наступило сладостное облегчение.

- Скажите, доктор, когда все это закончится, я буду играть на рояле?

- Конечно, - серьезно ответила она.

- Надо же. А раньше не умел.

А потом... Потом мы поцеловались. И был тот поцелуй легкий, скользящий, почти школьный. Счастье мощным потоком разлилось во мне и на какой-то миг задержалось в спине, отозвавшись судьбоносной болью. Это радикулит смеялся и радовался за нас.

Источник: «Ставропольская правда», 30 декабря 2009 г.




Главная | Новости | Свежий выпуск | Архив