ОБЗОР
  обзор •  проза •  поэзия •  мемуары
 Литературная гостиная "СП"


ОБЗОР

ПРОЗА

ПОЭЗИЯ

МЕМУАРЫ


2010 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2009 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2008 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2007 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  

2006 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  

2005 г.
   01  03    04   
   05   06    07 
   08   09    11  
   12

2004 г.
   01-03    04  
   05    06-07  
   08-09    10  
   11    12  

2003 г.
  02-08  09-10     11-12  

2002 г.
  05-08  10-11  

Современная проза

Серьезные вещи

Сергей Волков

Андрей и Денис разбогатели в одно и то же время и примерно в одних и тех же пропорциях. И оба сделали это «по-умному», то есть не за счет спекуляции, прихватизации и прочих революционных приемов «рыжего капитализма», а за счет некоторой суммы идей, скопившихся у каждого из них и во время учебы в знаменитом «мифическом» институте, и во время работы в «почтовых ящиках». При этом один «ящик» размещался под Калининградом, а второй - на другом конце планеты, то есть где-то недалеко от Японии или Китая. Там работал Андрей. У него и адреса-то порядочного не было: ящик такой-то и все. А вокруг тайга без конца и без края, амурские тигры, кедровые орешки и вежливые, но бдительные работники соответствующих органов. Оба они были родом из степного благодатного края, у обоих чисто крестьянское, без поповско-кулацких примесей, происхождение, и оба чувствовали на сердце особое, душевно-поэтическое тепло, когда их декан, видевший в свое время Сталина, Берию, Капицу и Курчатова, говорил на общем собрании факультета: «Друзья мои, помните - мы собрались здесь для того, чтобы научиться делать действительно серьезные вещи для действительно серьезных целей...» И несколько лет Андрей и Денис делали эти серьезные вещи и знали об этих серьезных целях.

И вдруг все исчезло. И вещи, и цели. Вместо грозного оружия предложили делать сковородки, скороварки и приборы для цветомузыки. Андрей кинулся в соседний город, но и там серьезных вещей уже не делали, занимались челночной дипломатией - тюками везли из Китая пуховики и кроссовки. Андрей с горем пополам сколотил бригаду по ремонту бытовой техники, дела шли еле-еле, а когда всенародно избранным мэром города стал Ваня Рыло, недавний король барахолок и вышибала в знаменитом загородном ресторане «Млечный путь», Андрей не выдержал, все бросил, забрал жену и детей и уехал в Москву. К декану факультета. Тот, однако, был уже бессилен - на пенсии, не у дел, с одышкой, с выражением бесконечного недоумения в когда-то умных, острых, властных глазах.

Примерно так же вышло и у Дениса, только в Москву он не поехал, а остался в обложенной со всех сторон младоевропейскими шавками Калининградской области. Трудные были годы. Если ты знаешь, как сделать так, чтобы ракета потенциального противника взорвалась в воздухе еще над его территорией, но не умеешь купить вагон китайских бюстгальтеров за тысячу долларов, а продать за десять тысяч, то ты лох и должен питаться «анакомом» и порошковым молоком. Денис ходил на митинги КПРФ, люто ненавидел Ельцина, дважды садился под арест за драки с обнаглевшими польскими фарцовщиками. Начал попивать. Но у них там тоже ведь были свои работники соответствующих органов, причем некоторые из них тоже остались не у дел. И вот явился к нему однажды человек с неприметной фамилией Сергеев и предложил «проект». Проект слегка попахивал государственной изменой, но на фоне всего, что тогда творилось, настолько «слегка», что Денис, особо не раздумывая, от этого обстоятельства отмахнулся. И через пару лет разбогател. Так же, как и Андрей. Почти идентичным образом. Только фамилия человека, предложившего «проект», была не Сергеев, а Смирнов. Или Николаев.

Несколько раз они встречались, но на лету, на бегу, в бесконечных лабиринтах все новых и новых «проектов». По-настоящему же, впервые за тридцать лет, столкнулись в Кремле. На каком-то многообещающем совещании по инновациям. Друг друга узнали не сразу. «Постарел». «Да уж не больше твоего». «Как дела-то?». «Ну, судя по всему, примерно так же, как у тебя».

Вечером, улизнув с официального банкета, сидели в заваленном сугробами московском закоулке, в любимой когда-то пельменной, где - о, чудо! - почти ничего не изменилось.

Выпили, закусили. Посмотрели друг другу в глаза. Да, не юноши... Ау, «Лед Зеппелин», ау, театр на Таганке, Высоцкий да Окуджава! А эта кухонька на квартире Дины Шацман, где когда-то вживую пели Витя Цой и Юля Беглая... Все это теперь только легенда - уже не жизнь, не прошлое даже, а нечто иное. Легенда.

- Как бизнес? - спросил Андрей. - Социально ответственный?

Денис пожал плечами:

- А то...

-Церковь построил?

- Две.

- Полегчало?

Денис улыбнулся:

- Андрюха, кончай... Как жена-то?

Андрей посмотрел в потолок, взял графинчик, налил еще по одной, по недобро-горькой.

- Перманентно в Испании. Вечный отдых. Ей теперь, как она говорит, «наша раша» не по статусу. Она теперь...

- Подожди. Это Танька-то твоя? Незабудка-синеглазка?

- Ну а кто же? Ладно, проехали... Видел кого-нибудь из зубров-динозавров?

- Не поверишь! Глеба Ивановича Огиевского!

У Андрея аж сердце повело. Глеб Иванович! Он вспомнил мартовский снег, убогую подмосковную дачу профессора, три сосны да два куста смородины, ветхий заборчик, тропку в снегу и самого профессора - сутулого, вдохновенного, счастливого.

«Сознанием интеллигентного человека должен править дуумвират! А именно - теоретическая и прикладная математика!», - воскликнул Андрей, воздевая руки и подражая дребезжащему и картавящему, дореволюционному голосу Огиевского.

- Вот-вот, он самый, - улыбнулся Денис.

- Слушай, да ему тогда еще было лет сто. Он, что, вечный?

- Не знаю. Но все такой же...

Стало как-то ясно на душе. Говорили потом о многом, почти обо всем, но постепенно у обоих появилось одинаковое чувство - все это лишь болтовня, ничего им друг в друге не открывающая, а скорее, даже прячущая то, о чем действительно хотелось узнать.

- Ну, ладно, - не выдержал Денис, - в общем... как это теперь говорят - жизнь удалась? Звучит прямо как пароль».

- В общем и целом — да.

- И тем не менее... Слушай, Андрюха... Вот если бы сейчас можно было бы все поменять, получить все возможности, ты бы что делал?

Андрей думал минуту. Не думал даже, а словно что-то хорошее вспоминал. Нагнулся над столиком, сказал почти шепотом, но очень твердо:

- Я бы делал действительно серьезные вещи.

И вопросительно взглянул на приятеля - помнишь ли? Денис кивнул, улыбнулся и, стукнув ладонью по столу, произнес:

- Понятно. Для действительно серьезных целей.

Ставрополь-Москва.

Источник: «Ставропольская правда», 9 сентября 2009 г.




Главная | Новости | Свежий выпуск | Архив