ОБЗОР
  обзор •  проза •  поэзия •  мемуары
 Литературная гостиная "СП"


ОБЗОР

ПРОЗА

ПОЭЗИЯ

МЕМУАРЫ


2010 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2009 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2008 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2007 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  

2006 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  

2005 г.
   01  03    04   
   05   06    07 
   08   09    11  
   12

2004 г.
   01-03    04  
   05    06-07  
   08-09    10  
   11    12  

2003 г.
  02-08  09-10     11-12  

2002 г.
  05-08  10-11  

Лица, маски и белые перчатки

Роман НУТРИХИН

Не смею утверждать, что публикуемое ниже — сенсация, но содержание этого материала и в самом деле неожиданно. Многие сведения и факты из исторического прошлого России и Ставропольской губернии в той или иной степени известны, но, будучи собранными вместе и изложенными столь оригинально и вдохновенно, они содержат в себе эффект открытия... Документальная повесть «Мир таинственный, мир мой древний» опубликована в журнале «Литературное Ставрополье» в рубрике «Краеведение». Мы печатаем из нее лишь несколько отрывков в надежде, что со временем автор повествования начнет самостоятельное сотрудничество и с «ЛГ». Все, что нам пока о нем известно, укладывается в несколько слов: журналист, писатель, ставропольчанин.

Масоны в истории Ставропольской губернии... Загадочное братство искателей Истины, хранящее под покровом ритуалов и аллегорий сокровенную мудрость древних. Что связывало масонов с Северным Кавказом и какой след оставили они в нашем прошлом?

На главном проспекте города Пятигорска стоит вроде бы ничем не примечательный каменный дом, построенный еще в XIX столетии. Но, если внимательнее к нему присмотреться, можно обнаружить нечто поистине удивительное. Таинственные знаки «вольных каменщиков» - циркуль, наугольник, отвес, линейку, транспортир и ветвь акации.

Мистические и философские учения масонов, как утверждают их же легенды, были разработаны средневековыми мастерами-каменщиками, возводившими готические соборы, еще раньше - зодчими Иерусалимского храма эпохи царя Соломона... Поэтому именно инструменты архитектора легли в основу загадочной масонской символики, отражающей духовный «инструментарий» человеческого самосовершенствования.

Это здание в Пятигорске далеко не единственный пример наличия масонских символов в архитектуре Северного Кавказа. На здешних старинных домах их насчитываются сотни. Об их происхождении практически никто не задумывается, люди их просто не замечают. Звезды и герметические кадуцеи (жезл бога Гермеса), птицы феникс и увенчанные лилиями парные полуколонны, чаши и филактерии - амулеты, растительные орнаменты и готические розетки, барельефные изображения античных богов и причудливых животных. Целые книги, написанные в камне. Их страницы - фасады старинных зданий, их язык - древние «мистические гиероглифы».

Какова же истинная роль Братства Вольных Каменщиков в истории Ставропольской губернии? Как проникнуть в тайны прошлого, о которых не пишет ни один школьный учебник?

Тайны отцов-основателей

Появление русских линейных крепостей на Северном Кавказе относится еще к началу XVIII века. Укрепления этого периода, в том числе и первая Ставропольская крепость на Сулаке, создавались при непосредственном участии Петра I, который, как гласит предание, был первым русским масоном.

Немалую роль в появлении русских крепостей на Кавказе сыграл и ближайший царский сподвижник граф Яков Виллимович Брюс, прямой потомок шотландского короля Роберта I Брюса. Того самого, который, если верить масонской легенде, дал в Шотландии прибежище гонимым тамплиерам и сохранил у себя тайны иерусалимских рыцарей, перешедших впоследствии к масонам.

Многие представители клана Брюсов были «вольными каменщиками». Уж и не знаю, каким ветром занесло их в Россию, но именно граф Брюс, как утверждает ряд историков, убедил русского государя ехать в заграничное посольство, где Петр якобы и был посвящен в масоны самим Великим Мастером Английской Ложи архитектором Кристофером Ренном. Таким вот образом, по одной из версий, масонство и пришло в Россию.

Странно, что эти «первые российские масоны» практически сразу обратили свои взоры на Северный Кавказ, но что было, то было. С подачи царя Петра и графа Якова Брюса, как писал военный историк-кавказовед Василий Потто, в 1712 году «образовалась первая Терская кордонная линия, развернувшаяся впоследствии от моря до моря в ту грандиозную, прославленную своими подвигами Кавказскую линию, которая, как Млечный Путь, проходит сияющей полосою через всю двухвековую Кавказскую войну».

В своем докладе императрице Екатерине II о строительстве оборонительных укреплений на Северном Кавказе светлейший князь Потемкин подчеркивает, что непосредственным куратором этого масштабного плана должен был стать граф Панин, благодаря влиянию которого будущий император Павел I был посвящен в масонскую ложу.

В докладе князя Потемкина упомянут еще один из основателей Ставрополя-Кавказского - генерал-майор Иван Варфоломеевич Якоби, ставший впоследствии командующим вой-сками на Азово-Моздокской укрепленной линии.

Для нас в данном случае любопытно, что генерал Якоби, предполагаемый потомок шотландского короля-масона, оказался в числе отцов-основателей Ставрополя-Кавказского. Было ли это простой случайностью и существуют ли иные свидетельства о прямом участии «вольных каменщиков» в написании первых страниц ставропольской истории?

Oberleutnant Alexander von Suworow...

Задавшись вопросом о влиянии «камещников» на ход ставропольской истории, краеведы Василий Гаазов и Марина Лец пришли к выводу, что некоторые из основоположников города действительно были масонами: «На протяжении многих десятилетий Северный Кавказ управлялся «вольными каменщиками», оставившими здесь в большом количестве архитектурные памятники с характерной символикой».

В свете общественных настроений тех лет это и не удивительно. Принадлежность к необычайно распространенному тогда духовному течению считалась неотъемлемой прерогативой военной элиты и политической аристократии, о чем знает всякий внимательный читатель толстовского романа «Война и мир».

В начале 1779 года командир Кубанского корпуса генерал-поручик Суворов посетил Ставрополь в ходе инспектирования южных приграничных укреплений. Существует предание о том, что первоначально крепость располагалась в низине, значительно ближе к истокам реки Ташлы. Именно Суворов, как утверждала молва, распорядился перенести крепость на нынешнюю Крепостную гору, дабы доминировала она с этой высоты над всей округой.

Должно быть, читатель уже догадался, что Александр Васильевич, являясь одним из основателей Ставропольской крепости, имел причастность к Братству Свободных Каменщиков. В молодости, еще на закате царствования императрицы Елизаветы Петровны, он был посвящен в три масонских «градуса» в петербургской ложе «Aux Trois Etoiles” («К трем Звездам»).

Приехав на Северный Кавказ для организации и инспектирования здешних военных укреплений, Александр Васильевич проявил себя не только опытным масоном, но и человеком глубокой философской религиозности, исповедником чрезвычайно искренней христианской веры. Легенда гласит, что на ставропольской Крепостной горе Суворов поставил памятный крест из белого камня-известняка, а поодаль, на восточном краю укрепления, - пару огромных каменных столбов, которые много десятилетий спустя все еще именовались в народе «суворовскими».

Посреди невидимых вод

Некоторые доселе необъяснимые факты из истории Ставрополя-Кавказского указывают на неповторимую его уникальность. Старожилы говорят, что находится он в необыкновенном месте, которое было предначертано для строительства города самим Богом. Если сопоставить разные легенды, существующие в великом множестве, то нельзя не отметить того самоочевидного обстоятельства, что город в непрерывной сакрализации его образа горожанами и приезжими, писателями и поэтами, художниками и архитекторами, журналистами и дизайнерами давно приобрел статус некоей «святой земли».

Говоря о канонах «сакрализации места», французский философ Рене Генон подчеркивал одну их характерную особенность: «Обычно считают, что эта обитель расположена в «невидимом море». Если воспринимать Ставрополь как архетип (что выражается в превознесении города до уровня такой «священной обители»), тот тут, пожалуй, точнее и не скажешь.

В самом центре Ставрополя, на Крепостной горе, есть даже своя «воздушная набережная». Тот, кому доводится бывать здесь впервые, практически всегда ощущает присутствие «невидимого моря». А море ведь и в самом деле было. «Было, да сплыло». Двадцать миллионов лет тому назад! Все, что осталось от него, - рельефы и ландшафты, песок и осадочные породы. А еще — окаменевшие раковины и кости «допотопных животных» в геологических пластах, шероховатый и пористый камень-ракушечник. Он возник из отложений древнего моря, плескавшегося над просторами теперешних ставропольских степей. По сию пору на поверхности известняковых плит виднеются раковины доисторических моллюсков, а на сколах попадаются окаменевшие кости китов и тюленей. Камень-ракушечник подобен летописи, на страницах которой запечатлены эпические происшествия самого отдаленного прошлого. Из этого во всех отношениях необыкновенного материала когда-то и был построен губернский город Ставрополь-Кавказский...

Большинство горожан практически ничего не знают о том, как создавалась здесь эта изумительная каменная архитектура. Мы привыкли воспринимать ее как что-то обыденное, само собой разумеющееся. Однако попытка отыскать в любом другом провинциальном городе такое же количество старинных домов из камня-ракушечника едва ли увенчается успехом. В этом смысле Ставрополь поистине неподражаем!

Источник: «Ставропольская правда», 9 сентября 2009 г.




Главная | Новости | Свежий выпуск | Архив