ОБЗОР
  обзор •  проза •  поэзия •  мемуары
 Литературная гостиная "СП"


ОБЗОР

ПРОЗА

ПОЭЗИЯ

МЕМУАРЫ


2010 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2009 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2008 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2007 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  

2006 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  

2005 г.
   01  03    04   
   05   06    07 
   08   09    11  
   12

2004 г.
   01-03    04  
   05    06-07  
   08-09    10  
   11    12  

2003 г.
  02-08  09-10     11-12  

2002 г.
  05-08  10-11  

Праздник, который пока с тобой

Галина ТУЗ

Мальчик сидит за компьютером и сочиняет реферат на вечную тургеневскую тему. В конце распечатки приписывает от руки: «Примечание: реферат был написан без использования каких-либо материалов из книг и Интернета. Чужие идеи я не крал. Прошу учесть этот факт при выставлении оценки». Умная учительница напишет: «Учла» и поставит пятерку. В реферате, и правда, нет ни одной цитаты (той же учительницей «реферат» исправлено на «эссе»), а концепция романа рассмотрена с неожиданной для молодого человека стороны: он понимает и принимает не только «детей», но и «отцов» и уверен, что все спасется любовью.

Странная позиция для пятнадцатилетнего. Родительская любовь в пятнадцать не больно-то волнует, ее лучи рассеиваются расстоянием от рождения: кажется, это было так давно, ни согреть, ни осветить эти лучи уже не могут. Спасти не могут. Приходится выкарабкиваться самому. Но вот штука-то какая: без этой любви деревцо жизни начинает уродливо кривиться, давать какие-то несусветные побеги, распластываться по горизонтали вместо гордого вертикального стремления к солнцу… В общем, всякие безобразия с жизнью происходят. И это как раз и трудно уяснить в пятнадцать лет. А мальчик уяснил. Он так заканчивает реферат: «И покуда гордыня будет в молодых людях, покуда они ее не умерят и не пойдут за советом к родителям, будет существовать эта неявная, скрытая вражда». «Ничего себе, - думаю. – Какая поколенческая самокритика». Тут же и самой захотелось самопокритиковаться.

Ну вот мы, например, обожаем делать вид, что все знаем об этой жизни и в курсе, что и как правильно, а что неправильно. И вид у нас этот получается очень важным: мы напяливаем на нос очки, брюшко и седина напяливаются сами, и вот мы уже вещаем с таким умным видом, как будто именно мы открыли тайну Вселенной, тайну происхождения человека, тайну вечной жизни. А сами трясемся от одного только строгого начальственного взгляда, от предвкушения домашней сцены по поводу пересоленного борща или потраченных на рыбные снасти денег. И как только наши дети это в нас раскусывают, то… начинают нас жалеть. И это означает, что они выросли и с нами уже заодно.

Вообще, главная взрослая тайна, которую родители никогда не выдадут своим детям, а я, предательница такая, выдаю: все ошибки, которые совершают дети на глазах родителей, были совершены самими родителями на глазах тех, кто уже не может свидетельствовать. Или не хочет, входя в железобетонную корпорацию под названием «Взрослые», корпорацию, из которой нельзя выйти или уволиться, можно только отойти в мир иной, унося с собой все свои взрослые секреты, которые детям самим раз за разом приходится открывать заново.

Одна медсестра рассказывает хирургу после удачной операции, пока тот над раковиной намыливает руки: «А я по молодости лет, бывало, навру что-нибудь мужу, оставлю с ним ребенка, а сама – на танцы!». У медсестры уже есть внуки, и она очень сурова к своим детям, которые не уделяют собственным детям достаточно внимания.

А мы вот ни за что не признаемся, что боимся широты земного пространства, боимся жизни, что за наращенными килограммами и морщинами, за умным выражением лица скрываются маленькая девочка или маленький мальчик, которые ушли от родителей в темный лес по грибы-ягоды и заблудились навсегда в этом лесу. Мы плутаем, плутаем и вдруг выходим на широкую залитую солнцем поляну, где, собственно, и кончается лес. Кончается жизнь. И, как поется в песне, «весь мир на ладони, ты счастлив и нем». Вот только счастье это вообще-то не хочется торопить. Мы и не торопим. Машем своим деткам из далекого далека, аукаемся, пока они в состоянии нас услышать…

Хоть убейте, не помню, где прочитала: «Двое встретились, потому что третий решил появиться на свет». Это все объясняет и как-то добавляет предопределенности в судьбу. Ах, вот оно почему все так! У Пети, у Васи, у Саши, у Лены - замечательные детки. И полик метут, и причесаны – волосок к волоску, и пятерочки из школы носят. А ваш-то лоботряс – все дай да дай? Так это потому, что именно он был вам и предназначен! Берите, пока дают, а то и таких расхватывают, как горячие пирожки.

И сильно-то не заноситесь, Пети и Васи, если детки у вас – просто супер. Могу адресовать вам риторический вопрос, озадачивший когда-то меня своей неожиданной очевидностью: «А с чего это вы решили, что это ваш сын? Вам его дали на воспитание!». И действительно, – кого дали, того и воспитываем. С теми и мучаемся. Того и любим. Это как в «Десяти заповедях для родителей» Януша Корчака, Учителя, сделавшего выбор и оставшегося со своими учениками, когда их увозили в нацистский концлагерь Треблинка. Навсегда оставшегося. «Люби своего ребенка любым - неталантливым, неудачливым, взрослым. Общаясь с ним - радуйся, потому что ребенок - это праздник, который пока с тобой».

Источник: «Ставропольская правда», 22 августа 2008 г.




Главная | Новости | Свежий выпуск | Архив