ОБЗОР
  обзор •  проза •  поэзия •  мемуары
 Литературная гостиная "СП"


ОБЗОР

ПРОЗА

ПОЭЗИЯ

МЕМУАРЫ


2010 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2009 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2008 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2007 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  

2006 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  

2005 г.
   01  03    04   
   05   06    07 
   08   09    11  
   12

2004 г.
   01-03    04  
   05    06-07  
   08-09    10  
   11    12  

2003 г.
  02-08  09-10     11-12  

2002 г.
  05-08  10-11  

Миниатюры

Любовь ШУБНАЯ

Буль-буль

Жила-была курица по имени Галина. Работала на птицеферме. Курицей. По совместительству вела учет снесенных яиц. Была она курицей старательной, поэтому среди несушек всегда ходила в передовиках. Даже на Доске почета ее портрет много лет красовался. А уж грамот да благодарностей – не сосчитать!

Собралась как-то Галина очередную партию яиц оприходовать, но бланки кончились. Завфермой, петух с заметным гамбургским акцентом, послал ее в типографию, что за речкой. Плавала Галина неважно. Туда еще кое-как добралась, а обратно вместе с бланками в реку – бульк.

Петух испугался – то ли за курицу, то ли за бланки, непонятно. Крыльями машет, по берегу бегает и кричит:

- Помогите! Помогите! Галина! Бланка! Буль-буль! Буль-буль! Галина! Бланка! Буль-буль! Буль-буль!

Галину из воды, конечно, вытащили. Еле откачали. Но несет она с тех пор только кубики.

Цок-цок

Каблучки по асфальту: цок-цок. Волосы по плечам рассыпаются. Взгляд спиной чувствую.

- Девушка, ну скажите, как вас зовут?

А вот не скажу. Пройду молча. Цок-цок, цок-цок…

- Девушка, ну обернитесь!

А вот не обернусь. Пусть и сегодня идет за мной до самого подъезда, пусть стоит под окнами столбом телеграфным… Цок-цок, цок-цок… А он ничего… Я его еще на прошлой неделе из-под занавески разглядела.

- Девушка!

А я уже в подъезде! Что, милый, и на этот раз не повезло? А я такая! Гордая!.. Стоит… Месяца два помучаю, потом, наверное, обернусь… А ты пока ходи, ходи… Стой, стой… Пойду журнальчик полистаю…

Цок-цок, цок-цок… Волосы по плечам… Третий раз по переулку прохожу… Цок-цок, цок-цок… Да отвечу я сегодня! Спроси только!

Цок-цок, цок-цок… Жаль… Сегодня я бы точно обернулась…

Извините...

Бреду по вечерней аллее, мимо заснеженных сонных деревьев и озябших скамеек, укутавших тонкие ножки пушистым белым одеялом. Лишь кое-где причудливым рисунком рядом с ними отпечатались чьи-то крохотные лапки. Тишина…

Снежинки не просто падают. Они медленно опускаются, словно белые парашютисты – на землю и деревья, скамейки и дома, на волосы и шубу. Одна уселась прямо на ресницы.

- Извините, я, кажется, испортила ваш макияж… - не успела договорить она и побежала тонким черным ручейком вместе с размытой тушью по моей щеке.

- А я осторо… - опустилась другая.

- Извините…

- Извините…

- Из…

- Да что уж теперь извиняться, - вздохнула я, подставляя лицо снегопаду.

Снежинки не просто падают. Они медленно опускаются, перекрашивая своими маленькими белыми кисточками нарисованную до них картину, меняя деревья, скамейки, дома. И меня...

Уходит куда-то обида и боль, и лечит душу белое лекарство… И новый макияж, наверное, к лицу.

Источник: "Ставропольская правда", 14 апреля 2007 г.




Главная | Новости | Свежий выпуск | Архив