ОБЗОР
  обзор •  проза •  поэзия •  мемуары
 Литературная гостиная "СП"


ОБЗОР

ПРОЗА

ПОЭЗИЯ

МЕМУАРЫ


2010 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2009 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2008 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2007 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  

2006 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  

2005 г.
   01  03    04   
   05   06    07 
   08   09    11  
   12

2004 г.
   01-03    04  
   05    06-07  
   08-09    10  
   11    12  

2003 г.
  02-08  09-10     11-12  

2002 г.
  05-08  10-11  

Старику снились львы

Светлана СОЛОДСКИХ

В письмах читателей «ЛГ» встречаются пожелания почаще рассказывать об известных писателях, их творчестве и литературе вообще. Это и стало основанием для открытия нашей новой рубрики. А первым ее героем будет лауреат Нобелевской премии Эрнест Хемингуэй. 55 лет назад на русском языке впервые была опубликована его знаменитая повесть «Старик и море».

Сейчас принято думать, что в советские времена «все западное было под запретом». Да, определенные запреты существовали, но тогда издавались и многие шедевры западной литературы ХХ века. Мало того, к читателям они приходили в безукоризненных переводах. Советская школа художественного перевода – это национальное сокровище, ныне, похоже, утраченное.

Кстати, именно искусство наших переводчиков сделало западную литературу «практически полезной» для литературы отечественной, давая ей образцы стилистической трезвости и высокой языковой культуры. Что же касается смысловых и идейно-художественных влияний, то проследить их гораздо труднее. Возможно, их не было вовсе. Во всяком случае, явных последователей западных мастеров мы у нас не обнаруживаем. И это хорошо. Хорошо, что Шукшин – сам по себе, а Фолкнер – сам по себе, хотя оба они могут быть напечатаны в одной и той же книжке «Нового мира». Это, пожалуй, и есть идеальная модель сосуществования с западной культурой.

И все же – как много и как жадно читали тогда американцев и немцев, французов и англичан! И каких французов, каких американцев! И как интересно теперь об этом вспоминать, зная наверняка, что иной нынешний молодой читатель и двух страниц того же Фолкнера, пожалуй, за всю жизнь не осилит.

Первым, несомненно, был Эрнест Хемингуэй. С него, собственно, и началась у нас в стране «современная западная литература». Слава Хемингуэя в СССР была даже чрезмерной. Послевоенное поколение в поисках «своего лица» несколько лет зачарованно вглядывалось в портреты красивого седобородого старика в свитере грубой вязки. Молодые поэты – Ахмадулина, Евтушенко – писали о нем стихи. Цитатами из Хемингуэя люди проверяли друг друга на подлинность. И говорили друг другу: «Привет, старик»… Было во всем этом нечто наивно-глуповатое и необходимое одновременно. Потом, однако, появилось подлинное «лицо поколения» - Владимир Высоцкий в джинсах и с гитарой. И тогда Эрнест Хемингуэй перестал быть кумиром, а стал «просто писателем». Причем теперь нелегко бывает решить – так ли уж он хорош? Знаменитый хемингуэевский стиль отдает манерностью, последний его роман вызывает сострадание. И все же… «Старику снились львы…». Достаточно вспомнить хотя бы эту фразу, и становится ясно: нет, не зря мы любили и читали Эрнеста Хемингуэя.

Интересно, что он не воспринимался нами как американский писатель. Америка тех лет – это небоскребы, кока-кола, буги-вуги… Ничего этого в книгах Хемингуэя не было. Там был Париж, была Испания, Африка, Куба, Италия, Швейцария. Поэтому мы читали его как Писателя Вообще, не слишком задумываясь о том, в какой стране и на каком языке написаны эти замечательные книги. Вот это чувство всечеловечности Хемингуэя, какой-то его добродушной неагрессивной космополитичности и позволило нам полюбить его так, как чужих не любят.

Кроме того, за всей экзотикой сафари, боя быков и поиска Большой Рыбы просвечивало что-то знакомое, родное, но трудноопределимое. Сам писатель неоднократно говорил о том, сколь многим он обязан Толстому, Тургеневу, а всем, кто просил у него уроков литературного мастерства, советовал: «Читайте русских!» И вот это-то «русское» в Хемингуэе, нигде очевидно-открыто не явленное, как-то в нас аукнулось, отозвалось. Многие, к примеру, считают, что именно Хемингуэй заставил нас перечитать и заново оценить Чехова…

Как бы там ни было, но и теперь, столкнувшись где-нибудь на улице с седобородым стариком, невольно думаешь: «Ну надо же – вылитый Хемингуэй!»

И тут же вспоминаешь: «А наверху, в своей хижине, старик снова спал. Он спал лицом вниз. Старику снились львы».

Источник: "Ставропольская правда", 03 марта 2007 г.




Главная | Новости | Свежий выпуск | Архив