ОБЗОР
  обзор •  проза •  поэзия •  мемуары
 Литературная гостиная "СП"


ОБЗОР

ПРОЗА

ПОЭЗИЯ

МЕМУАРЫ


2010 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2009 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2008 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2007 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  

2006 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  

2005 г.
   01  03    04   
   05   06    07 
   08   09    11  
   12

2004 г.
   01-03    04  
   05    06-07  
   08-09    10  
   11    12  

2003 г.
  02-08  09-10     11-12  

2002 г.
  05-08  10-11  

И проходит, пролетает время...

Дмитрий БАРАНОВ
Председатель Изобильненского районного литературного объединения «Светелка».

6 марта широко известному не только в Ставропольском крае, но и далеко за его пределами писателю Тимофею Семеновичу Шелухину исполняется 80 лет.

Притягательность его очерков, рассказов, повестей и романов не убывает с течением времени. Потому, что Шелухин - замечательный художник, ревностный защитник родной природы, земли и людей, работающих на ней. За страницами его прозы - своеобразие личности, стиля, языка.

Между первой публикацией Шелухина - небольшим очерком 1958 г. - и недавно вышедшей очередной книгой пролегла почти полувековая историческая полоса.

Родился Тимофей Семенович в станице Баклановской. Во время Великой Отечественной войны начал работать комбайнером, в 1953-1958 годах был партийным работником, затем - редактором районной газеты «Знамя труда» и многотиражки «Колхозный путь» колхоза «Путь Ленина». В это же время руководил литературным кружком, организованным при районной газете.

С 1963-го по 2006 год издал книги: «Люди нашего колхоза», «Зарево в ночи», «Торопится солнце к человеку», «Конец Андреева детства», «Там, где лебяжьи острова», «Отчая земля», «Белокониха», «Отцова радость», «Прощеный день», «От Кубани до Чограя», «Жизнь на ничейной земле», «Как стать государем», «О чем звонят колокола». В производстве новая книга - «Февральские окна».

Обычно писатель знает себя лучше, чем критик, литературовед или журналист. С другой стороны, возможность говорить о себе у писателя ограничена и в первую очередь - неловкостью давать оценку собственным произведениям. Да и вообще, ждать от автора объяснений собственных творений - дело бесполезное. Чехов в таких случаях говорил: «Читайте мои книги, у меня же там все написано».

Известно, что писателю нужна не специальная - шахматная, музыкальная, математическая и т. д., а универсальная, образная память. Он должен помнить, как хрустел снег, чем пахло на кухне и с какой интонацией скрипела дверь... Причем фантазия здесь не поможет. Вот пример - строки из повести «Белокониха»: «Перед зарей, когда кажется, - еще больше сгущается тьма, с дальних мест прискакал ветер. Самую малость он поозоровал - прогромыхал оторванной жестью вагона, пошуршал в ворохе соломы, на ночь сюда - на табор - подвезенной для кухни, подилинькал висевшим на мажаре порожним ведром, лихо присвистнул в притороченную к бригадной водовозке воронку и с тем умчался».

Помнится, герой артиста М. Ульянова - писатель в фильме «Тема», выйдя на опушку леса, оглянулся вокруг и сказал: «Ах! Какая тишина! Неспроста Михаил Шолохов, да и другие провинциальные писатели, как Распутин, Вампилов, Проскурин, жили в сельских местах - на земле...». Мне кажется, в этом ряду и место Тимофея Шелухина.

В повести Тимофея Семеновича «Пророк в своем Отечестве» один из персонажей говорит: «И нет для меня большего удовлетворения, большей отрады для наболевшей от всяких жизненных перипетий души, чем побывать, хоть недолго, на Скифских столах, заросших осокой, да еще какой-то синей, похожей на паслен, травой. В такие минуты одиночества я словно забываюсь, прислоняясь к замшелому камню, и уже не ощущаю своих тягот. И проходит, пролетает твое время мимо, и ты глядишь на себя со стороны, дивишься своей силе, посмеиваясь над недавней слабостью.

Есть в этом моем одиноком и странном посещении дикой падины некое мистическое. И порой появляется стыдливое чувство оттого, что ты взрослый, современный человек, веришь в какое-то чудо, хотя никакого чуда вовсе нет, а есть просто природа с ее колдовской заманчивостью». И тут же: «Но каким надо быть убогим, если не верить в чудо, земную тайну».

Нередко к своим произведениям Шелухин берет эпиграфами строки стихов Николая Рубцова: «Россия, Русь, храни себя, храни!». Конечно, не случайно, читая книги Тимофея Семеновича, невольно думаешь: и все-таки есть пророки в нашем Отечестве! И они рядом с нами. Книги Тимофея Шелухина издавались не только в Ставрополе, но и в Москве. В слове об авторе романа «Прощёный день» лауреат Государственной премии России Анатолий Ткаченко говорит: «Пишет Шелухин повести и романы неторопливо, обстоятельно, как и живет своей станичной жизнью... Словом, Тимофей Шелухин - писатель земли, с немаловажной особенностью - он потомственный казак, и все, что он пишет, так или иначе касается судеб кубанско-ставропольского казачества.

...Что произошло с казачеством после революции, известно каждому, но писать об этом в советское время и даже просто называть себя казаком было небезопасно. Почти сплошь казаки стали советскими колхозниками, кроме тех, конечно, кто сгинул в лагерях, в резне гражданской войны. Вот о них-то - казаках-колхозниках, об их детях и внуках пишет Тимофей Шелухин свою талантливую прозу, зная жизнь станичников изнутри своей казачьей крестьянской души».

Произведения Шелухина охватывают предвоенные, военные и послевоенные годы. Его яркие живые герои Евдокия Крюкова, прозванная «Белоконихой», Никита Ивакин из «Прощеного дня», прошедший войну, лагеря и другие тяжелые времена... Не они, так их дети и внуки пройдут через хрущевскую оттепель, брежневский застой, горбачевскую перестройку и далее к нелегким годам демократических реформ.

В 2001 году в сборнике рассказов о председателях колхозов уходящего века «От Кубани до Чограя» Шелухин написал:

«Должность председателя колхоза является самой земной - в ней характер и высокое умение пользоваться пашенными угодьями - этим бесценным Божьим творением. Председатель колхоза пошел от утвердившегося во времена Петра I и Екатерины Второй дворянского начала, породивших известных землевладельцев во главе с Петром Столыпиным... Мне, и до сих пор причастному к крестьянскому труду (живу в станице, имею приличную усадьбу и пай земли пять десятин), совсем не пристало ломиться в открытую дверь и повторять всем, что хлеб всему голова. Это ведь само собой разумеющаяся истина. Сложно растить пшеницу, как и сложно водить худобину. Никакая другая отрасль в стране не находится в прямой зависимости от природно-климатических условий и почвенных разностей, как земледелие.

...День за днем, год за годом мои герои возделывают хлеборобную пашню. Поклон Вам, председатели уходящего века!..».

Однажды Тимофей Семенович сказал мне: «И все же больше всего я обязан самой жизни, простой и значительной. Ее свидетелем и участником мне посчастливилось быть. Моя страна, моя земля, мой народ - вот высшее, чему я служил, служу и буду служить каждым написанным словом».

Источник: "Ставропольская правда", 03 марта 2007 г.




Главная | Новости | Свежий выпуск | Архив