ОБЗОР
  обзор •  проза •  поэзия •  мемуары
 Литературная гостиная "СП"


ОБЗОР

ПРОЗА

ПОЭЗИЯ

МЕМУАРЫ


2010 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2009 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2008 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2007 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  

2006 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  

2005 г.
   01  03    04   
   05   06    07 
   08   09    11  
   12

2004 г.
   01-03    04  
   05    06-07  
   08-09    10  
   11    12  

2003 г.
  02-08  09-10     11-12  

2002 г.
  05-08  10-11  

Если существует «Троица»

Ведущий семинара Анатолий Дуров, доцент СГУ

В Ставропольской государственной краевой универсальной научной библиотеке имени М. Ю. Лермонтова проходит акция, которая в принципе отменяет понятие провинции. Речь идет об интереснейшем семинаре «Читаем классику», рассчитанном на несколько месяцев работы. Об организаторах, участниках и содержании этого семинара в газете готовится отдельная публикация. Пока же мы предварительно познакомим наших читателей с одним из аналитических материалов, посвященных изучению уникального русского текста – «Повести о Петре и Февронии».

Каждое классическое произведение рождается в определенной эпохе, но находится в «большом времени», в котором живы и настоящее, и прошлое, и будущее. Обращаясь к «Повести о Петре и Февронии», нам необходимо сделать громадный 500-летний скачок во времени, восстановить разорванную связь времен. Для этого нужно найти некое символическое событие нашей истории. Трудная задача. В какой-то мере она была решена А. Блоком, узревшим «символическое событие русской истории, разгадка которого впереди», в Куликовской битве. Именно она, по мнению поэта, инициировала череду великих битв, в которых участвовала Россия. За что же идет этот «вечный бой», за что полегла на Куликовом поле значительная часть мужского населения Руси? Историк Лев Гумилев, размышляя над этой проблемой, высказал мысль, что наши предки отстаивали свое, а значит, и наше право жить по тому идеалу, который им открылся и который они должны были во что бы то ни стало воплотить в жизнь. Этот импульс был настолько мощным, что пронизал все сферы культуры снизу доверху и вызвал небывалые изменения, которые Гумилев назвал Преображением. Другой выдающийся историк ХХ века А. Тойнби сущность изменения культуры под знаком Преображения видел в том, что самое деятельное участие в этом изменении принимают высшие силы…

…Итак, XV век – это время, когда складывается идеал русской культуры. И не как мечта, а как его реальное воплощение, и не только в образах, но и в стиле поведения. Вместо эмоционального, кричащего, суетного поведения напоказ утверждался идеал молчальничества. Но молчание в своей сути диалогично. Оно может быть черноречивым и красноречивым, когда вызревают либо ненависть, либо доброта.

Молчание может быть и священным, в котором под воздействием молитвы очищаются потенциальные энергии, превращающиеся потом в слово и дело. Священнобезмолвствующими (исихастами) были практически все родоначальники русской духовной культуры: Паисий Величковский, Сергий Радонежский, Феофан Грек, Андрей Рублев и другие.

В Московской Руси вместо новгородского идеала, в основе которого был успех, подспудно вызревал другой идеал – преображение неуспеха…

Главными источниками преображения русской культуры стали «заповеди блаженства». На основе заповедей «блаженны нищие, плачущие, жаждущие, алчущие, ненавидимые и гонимые» строится христианское мировоззрение и прежде всего евангельская этика. Именно она открыла обратную перспективу иконописи.

Другим источником идеальных образов России стало покаяние.

Но главнейшим источником Преображения русской культуры была Пресвятая Живоначальная Троица. Вообще эпоху формирования русской культуры можно назвать эпохой Троицы. Все сферы культуры России – и интеллектуальная (истина), и этическая (добро), и эстетическая (красота) – преображались под воздействием идеи жертвенной любви, явленной Троицей…

Возможен ли такой идеал? Доказывать здесь ничего не надо, достаточно показать иконы Рублева и другие шедевры классической поры русского иконописания. «Из всех философских доказательств бытия Божия, - писал Павел Флоренский, - наиболее убедительно звучит то, о котором даже не упоминается в учебниках: оно может быть построено умозаключением: «Есть «Троица» Рублева, следовательно, есть Бог»…

Источник: "Ставропольская правда", 17 декабря 2005 г.




Главная | Новости | Свежий выпуск | Архив