ОБЗОР
  обзор •  проза •  поэзия •  мемуары
 Литературная гостиная "СП"


ОБЗОР

ПРОЗА

ПОЭЗИЯ

МЕМУАРЫ


2010 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2009 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2008 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2007 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  

2006 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  

2005 г.
   01  03    04   
   05   06    07 
   08   09    11  
   12

2004 г.
   01-03    04  
   05    06-07  
   08-09    10  
   11    12  

2003 г.
  02-08  09-10     11-12  

2002 г.
  05-08  10-11  


СЕНТЯБРЬ 2005

«Я живу в девятнадцатом веке»

Имя Виктора Кравченко хорошо знакомо читателям «Ставропольской правды»: на протяжении нескольких лет он регулярно радует нас своими новыми кравеведческими и литературоведческими изысканиями и находками.

Cам о себе Виктор Николаевич с присущим ему юмором говорит: «Я живу в девятнадцатом веке…». И это почти правда. Он именно живет рядом с героями своих публикаций, прежде всего – декабристами, сосланными на Кавказ, с теми людьми, чьи судьбы оказались связаны с кавказским периодом жизни «первых русских революционеров». Впрочем, В. Кравченко политика чужда абсолютно. Для него всегда на первом месте – Человек, Судьба, Поступок. Подробнее...

Сострадать, печалиться, сокрушаться...

В редакцию пришло письмо из Минеральных вод от читателя Владимира Шкарупы. Письмо составлено как газетная статья и даже снабжено рубрикой: «Прочитывая «Литературную гостиную». Речь идет о выпуске за 23 августа 2005 года. Сам факт внимания Владимира Ивановича к «ЛГ» и «Ставропольской правде», разумеется, радует, но не со всеми оценками и выводами хочется согласиться. Разногласия носят принципиальный характер, поэтому публичный ответ кажется необходимым.

Начнем с того, что, полемизируя с автором статьи «В поисках золотых крупиц» С. Солодских, он делает неожиданный и даже странный вывод: «Литературная гостиная» неправильно поставила задачу: искать золотые крупицы в русской классике и успокоиться...». Так ведь никаких крупиц в русской литературе никто вовсе не ищет. Вся наша великая литература - золото, и спорить тут не о чем. Подробнее...

БИРАЕВ

Человек он был веселый и добрый. Но в поселке его боялись. Однажды я видел, как Бираев остановил самосуд. «Подсудимый» стоял, прижавшись спиной к стене барака, на его бледном, уже испачканном кровью лице дико и отчаянно метались глаза. Толпа, выкрикивая обвинения, наседала. Кажется, он что-то у кого-то украл.

Бираев, случайно оказавшийся рядом, подошел неспешно, хотя мгновения оставались до того, как бросятся, повалят, начнут топтать. Негромко, осуждающе бросил: «Что это вы, скопом на одного, в нем жизни-то на пол-оплеухи». И чуть повернув голову, приказал «подсудимому»: «А ну пошел отсюда». Тот, не веря еще в свое избавление, протерся вдоль стеночки, пустился наутек, оглядываясь и спотыкаясь на ходу. Подробнее...

Большого плавания!

Как нам стало известно от Владимира Бутенко, члена Союза писателей России и главного редактора возобновляющего свою работу альманаха «Ставрополье», мы находимся накануне выпуска в свет его первого номера. Правда, теперь журнал будет носить новое название «Литературное Ставрополье». Подробнее...

Молитва о России

Колокольный звон, мерцание свечей, запах ладана, пение церковного хора и внушительный бас дьякона - все это детство, юность и последующая жизнь Аллы Владимировны Мельник.

Родилась она в Сибири в семье священника, дед ее также был священником, и замуж вышла она за священника. Естественно, что темами ее первых стихов стали церковь, православная вера как основа духовной жизни русского человека. Подробнее...

Белый налив

Я уже не спал, но боялся открыть глаза, чтобы не спугнуть капризную птичку сна. Рассвет подступал к окнам, и неожиданно я погрузился в то самое видение, которое раз в несколько лет на рассвете посещало меня…

Опять была она в этом старом запыленном вагоне, куда я сел в полдень, направляясь в Подмосковье на побывку из армейской части, где проходил на юге срочную службу. Она сидела у окна, повернулась… Я до сих пор помню облако абсолютной чистоты, стоявшее над ней, как невесомое яблоко, как нимб… Все остальные подробности привычно пронеслись в памяти, кроме последней. Подробнее...


Главная | Новости | Свежий выпуск | Архив