ОБЗОР
  обзор •  проза •  поэзия •  мемуары
 Литературная гостиная "СП"


ОБЗОР

ПРОЗА

ПОЭЗИЯ

МЕМУАРЫ


2010 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2009 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2008 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2007 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  

2006 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  

2005 г.
   01  03    04   
   05   06    07 
   08   09    11  
   12

2004 г.
   01-03    04  
   05    06-07  
   08-09    10  
   11    12  

2003 г.
  02-08  09-10     11-12  

2002 г.
  05-08  10-11  

Линия отреза

С Владимиром Кожевниковым наши читатели должны быть знакомы. Он – член Союза писателей России, первый сборник его рассказов появился тридцать лет назад. Вырос в рабочей семье, сам был долго рабочим. Окончил заочное отделение журналистики ВПШ, Высшие литературные курсы. За трилогию «Руно золотое» получил звание Лауреата литературной премии имени С. Бабаевского. «Линия отреза» – четвертый роман Владимира Кожевникова. Он о жизни поколения, родившегося накануне Великой Отечественной войны, познавшего нелегкий труд и горький хлеб. В центре внимания – судьба писателя Николая Воротникова. Под старость на него обрушилось еще одно испытание: развал СССР. Безжалостная линия отреза уносит одну за другой жизни этого поколения строителей светлого будущего. «Сегодня, - говорит писатель, - народ наш несет свой тяжкий крест. Может быть, в этом – последняя надежда на его грядущее воскресение».

Владимир Кожевников

(Отрывок из романа)

Cитуация в стране с каждым днем ухудшалась, и настроение Воротникова падало с невообразимой быстротой. Как забыться хотя бы на сутки, день, час? Напиться?.. Ему часто вспоминался один художник, которого прозвали Айвазовским: то ли потому, что он жил на улице Айвазовского, то ли за творческий стиль. В былые годы он частенько сиживал с мольбертом на берегах говорливой Кубани и рисовал речной пейзаж. Обвал экономики и страны, очевидно, застал его врасплох, впрочем, как и многих других. Айвазовский, не Бог знает какой творец, остался без работы и средств к существованию. Одинокий, не очень старый, он все больше катился вниз, к поселковым бомжам, армия которых полнилась с каждым днем. Пили на ширмака – кто где подаст. Там же и пьянели, падали, расползались по лесополосе, что рядом с казачьим рынком, и отключались на зеленой траве, а то и сырой земле… А поздней осенью остывший труп мнимого Айвазовского нашли в одном из мусорных контейнеров…

… Тревожила и писательская братия… Начали обливать друг друга грязью, бывший СССР, прошлое страны и народа. Русские-то чего не поделили? Астафьев зачем озверел?.. Слава Богу, не все такие, с радостью думал Воротников. Земляк его, Распутин, не предал державу и народ. Интересно, с кем бы пошел Шукшин, если б дожил до этих смутных дней? Разве можно сомневаться в Василии Макаровиче, который перед самой смертью завещал: «Русский народ за свою историю отобрал, сохранил, возвел в степень уважения такие человеческие качества, которые не подлежат пересмотру: честность, трудолюбие, совестливость, доброту… Из всех исторических катастроф мы вынесли, сохранили в чистоте великий русский язык… Уверуй, что все было не зря: наши песни, наши сказки, наши неимоверной тяжести победы, наши страдания, - не отдавай всего этого за понюх табаку… Мы умели жить, помни это. Будь человеком…»

… Обиднее всего то, считал Николай Петрович, что эту разруху и бедлам принесли свои же россияне, верховные правители, обладающие неограниченной властью. Многострадальная история России показывает, что умных верховных руководителей у нас почти не было, что по их вине свершалось немало войн и насилия. Просился Наполеон Бонапарт на армейскую службу в Россию, но великая Екатерина Вторая не смогла предложить чин выше лейтенанта. Просил Наполеон-завоеватель руки одной и другой внучки, но царь Александр вместе с матушкой отказали императору. И это тогда, когда во имя мира роднились все цари-короли!

Дошел генерал Скобелев до турецкой столицы, готовой сдаться на милость победителя, но другой Александр дурацким своим приказом отозвал войско, не предвидя будущих для России последствий.

Найди Николай Второй общий язык со своим же свояком Вильгельмом, не было бы, возможно, Первой мировой войны. Не откажись от власти в лихую годину, случившуюся по его же вине, она была бы победно выиграна Россией. Не было бы гражданской войны… «Выходит, революции, перевороты редко совершаются с добрым умыслом?» – делал открытия старый писатель и все чаще вспоминал о событиях столетней давности: очередном голоде в России, вымирающих деревнях. Л. Толстой и В. Короленко, открывшие тогда десятки благотворительных столовых для бедноты, были объявлены «антихристами». А беспомощный государь, допустивший очередной голод, был свят… Как это похоже на наши дни, когда еще вчера самый образованный и читающий народ в мире не поймет, как выпутаться из новой паутины. Неужели нас ничему не научила история и мы не можем отличить черное от белого?..

Невинномысск.

Источник: "Ставропольская правда", 30 августа 2005 г.




Главная | Новости | Свежий выпуск | Архив