ОБЗОР
  обзор •  проза •  поэзия •  мемуары
 Литературная гостиная "СП"


ОБЗОР

ПРОЗА

ПОЭЗИЯ

МЕМУАРЫ


2010 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2009 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2008 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2007 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  

2006 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  

2005 г.
   01  03    04   
   05   06    07 
   08   09    11  
   12

2004 г.
   01-03    04  
   05    06-07  
   08-09    10  
   11    12  

2003 г.
  02-08  09-10     11-12  

2002 г.
  05-08  10-11  

Сказка. Поэзия. Тишина.

«ЛГ» сердечно поздравляет Анатолия Маслова с 55-летием!

Светлана СОЛОДСКИХ

Анатолий Маслов Если вы почувствуете природу стихов Анатолия Маслова, значит, вы себе человек не чужой и ваша душа живет дома, на Ставрополье. Этому поэту нельзя не верить, он и сам доверчив, а любовь к культуре, личность не заслоняют у него естество мира. Таков «внутренний пейзаж» его поэзии. Мальчик, родившийся на хуторе Веселый, познавал жизнь через дворянскую литературу, которой в своей сути и является русская классика. Еще любовно вспоминается ему черная «тарелка» радио, из которой текли дивные звуки романса «Выхожу один я на дорогу», светлые песни военных лет, необъятный Чайковский… Теперь, когда прожито полжизни, можно не сомневаться, что именно русская культура привязала поэта к родной земле.

Первое свое стихотворение Анатолий Михайлович написал на Рождество, лет девяти. Мальчишки бегали утром по дворам, славили Христа: «… воссияй свет разума». Он сел на пол, написал стишок и побежал к богомольной старушке, соседке бабушке Даше. «В жизни, - сказала она мальчику, - ничего случайного нет. Этот дар дан Богом». Позже его первые стихи печатал в поселковой газете ее редактор писатель Тимофей Шелухин, живший от Анатолия Маслова через поле.

Однажды в Веселом, ныне поселок Передовой, появились известные в наших краях Вадим Чернов и Александр Мосинцев. Ехавший с ними на машине парторг, увидев идущего Маслова, остановился: «Садись. Со мной ставропольские писатели». И вдруг, заметив в вороте рубахи блеснувший крестик, оторопел: «Знал бы, что ты с крестом, не остановился бы!» «Я выйду», - ответил Анатолий. Парторг махнул рукой: поехали. Так произошло его знакомство с поэтом Мосинцевым, которого Анатолий называет теперь своим литературным крестным отцом.

В свое время другой корифей ставропольской литературы Иван Кашпуров давал начинающему поэту рекомендации в московский литературный институт, но Анатолий Маслов поступил в ставропольский педагогический. Много лет работал преподавателем литературы и русского языка, завучем, что напоминает жизненный путь новопавловца Ивана Аксенова. Поэты, кстати, хорошо знакомы.

А дальше – «обыкновенная история». Анатолий Маслов написал много стихов, вышли первые авторские сборники, печатались его стихи и в Москве. В 2001 году он стал членом Союза писателей России. Живет по-прежнему на своей малой родине, среди земляков, помнящих его еще мальчишкой. Бывает, выходит из дома, а жена говорит: «Возвращайся скорей, не задерживайся!» Мать вторит: «Иди домой…». Анатолий Михайлович смеется: «А я не могу. Люди меня останавливают, я останавливаю…». А потом появляются новые стихи: «Деревенская свадьба», «Старуха», «Немой Леня», «Блудный сын»… Да и все написанное им приходит из жизни и уходит в жизнь.

- Так мы воспитаны, - говорит Анатолий Маслов, - все люди – родня друг другу. Сейчас ведь трудно. Была у нас нефтебаза, обслуживала 20 близлежащих колхозов – порезали на металлолом. МТС была крупнейшая, теперь стоит разоренная, техники нет. Человек побежит к соседу, займет на хлеб, а чтобы вернуть долг, занимает у другого, но…

…но Россия у нас удивительная, - продолжает после паузы Анатолий Михайлович. – Договорились как-то соседи коров по очереди пасти. Настал мой срок. Рассвет, молочный туман, марево вселенское… Вдруг на лошади кто-то выплывает, будто всадник небесный… Сказка. Поэзия. Тишина.

Ставрополь – Передовой.

Анатолий МАСЛОВ


       СЫНУ ЖЕНЕ
	   
Свет лучится по спаленке.
В ней убранство, как встарь.
Спит сынишка мой маленький
Под иконкой Христа.

По всем стенам развешаны –
В полумраке видны 
Старые пожелтевшие
Фотоснимки родни…

Над покоем неброского
Быта спальни звучит
Увертюра Чайковского
В тихой, светлой ночи…

Упаду я сегодня
Перед ликом святым:
- На все воля господня…
Так и с сыном моим…
Пусть ему уготовлены
Розы или шипы,
Отче, лишь бы он с Родиной
Был единой судьбы!..


        * * *
Вот милый сердцу южный  хуторок!..
На площади здесь будто на базаре!
Мужчины ищут в сквере холодок
С такими хитроватыми глазами!..

Старухи приютились за ларьком,
Торгуют бойко луком и рассадой.
Такая благодать царит кругом,
Что, кажется, другого и не надо!

У бочки с пивом гомонит народ,
А рядом утки бьют рекорды в луже.
Пожалуй, если кто и перепьет,
Дешевле вытрезвитель и не нужен.

Цыганки с сигаретами снуют,
В киоске крутят музыку все утро,
Сложив оклунки рядом, сельский люд
К культуре приобщается попутно.

Ах, южное цветастое село!
Ах, колоритный говорок казачий!
Так на душе моей светло-светло!
Я счастлив здесь!..
Не может быть иначе!

   
   Памяти Н. Рубцова
   
Свод открылся ясный, поднебесный,
И душа поэта там парит,
Где его высокий стих прелестный
Со звездой январской говорит.

А внизу – холмы родной отчизны,
Облетают листья тополей,
Скачет всадник за судьбой капризной,
И рыдает стая журавлей,
Мать России целой – деревушка
Затерялась в мареве болот,
Где-то в  покосившейся избушке
Добрый Филя радостно живет…

Родина, до сумрачной могилы
Он хотел, безудержно любя,
Твой певец, чтоб ты в веках хранила
От раздоров и врагов себя.

Русь моя, а ты не пожалела
Самого из нежных сыновей…
И горит во мгле заледенелой,
Как свеча, его звезда полей…


        * * *
   Отпущу свою душу на волю.
                 Ю. Кузнецов
				 
Отпущу свою душу на волю.
Что за дело до грешной души?
Пусть уносит печали и боли –
Буду жить равнодушным в глуши.

Не сопьюсь,
Не повешусь,
Не струшу,

На скаку не сорвусь я с коня…
Только кто ж мою грешную душу
Приютит и спасет без меня?


     НЕМОЙ ЛЕНЯ

И буду жить в своем народе!
                 Н. Рубцов
				 
И нормальный, и юродив,
От рождения немой,
Он живет в своем народе,
Не родня, а все же свой.

От рассвета до заката
По станице взад-вперед,
Как наряд, обходит хаты,
Знает все наперечет.
Лучше слов немого жесты
Объясняют все дела:
У Петрищевых – невеста,
Фенька сына родила…

За кусок ржаного хлеба
Он корову вам пасет,
На скамье под чистым небом
У соседа прикорнет.

Вечно будет жить в народе
Непомазанник святой.
И нормальный, и юродив,
Всеми признанный, как свой.


ИДУ ПО ДЕДОВОЙ ЗЕМЛЕ

На каждой хате на селе
Звезда прибита…
Иду по дедовой земле –
Не счесть убитых…

Шелухин двор… Агеев двор.
- Не плачь, Арина!..
- Где заплутали до сих пор
Мои три сына?

Присяду с ней погоревать,
Припомнить павших…
Она все будет толковать:
- Ты знал ведь наших?

А я-то не был на войне,
Потом родился…
Она свое:
- Павлуша мне
Во сне явился…

У нас у всех одна беда!..
Хоть нелегко мне,
Но я скажу старухе:
Да!..
Я Пашу помню…

Мы были с ним всегда дружны.
Перед войною
В луга водили табуны
Пастись в ночное…

Арина сморщенным лицом
Вдруг просветлится:
- Сыночек был мой молодцом,
Любил трудиться…

И сердце трепетно мое
В груди забьется:
Бывало всякое былье –
А  вдруг вернется?!

… Иду по дедовой земле…
Не счесть убитых –
На каждой хате на селе
Звезда прибита…

Источник: "Ставропольская правда", 30 августа 2005 г.




Главная | Новости | Свежий выпуск | Архив