ОБЗОР
  обзор •  проза •  поэзия •  мемуары
 Литературная гостиная "СП"


ОБЗОР

ПРОЗА

ПОЭЗИЯ

МЕМУАРЫ


2010 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2009 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2008 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2007 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  

2006 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  

2005 г.
   01  03    04   
   05   06    07 
   08   09    11  
   12

2004 г.
   01-03    04  
   05    06-07  
   08-09    10  
   11    12  

2003 г.
  02-08  09-10     11-12  

2002 г.
  05-08  10-11  

С книгой Сергея Скрипаля и Геннадия Рытченко «Контингент» мы уже знакомили своих читателей, и вот мы вновь возвращаемся к ней.

25 декабря исполнилось двадцатипятилетие ввода советских войск в Афганистан. Трагическим событиям той забытой малоизвестной войны и посвящена эта книга. Один из ее авторов Сергей Скрипаль – участник войны в Афганистане. Книга дышит достоверностью, она получила признание на российском уровне. Однако на этот раз нас заинтересовала удивительная история написания рассказа «Масуд». В отличие от других документально-художественных эпизодов, этот сюжет был полностью авторами выдуман. Точнее сказать, они сумели смоделировать спецоперацию по ликвидации известного афганского военачальника Масуда.
Впрочем, эта история так и осталась бы предметом литературы, но недавно один из сотрудников спецслужб с удивлением поинтересовался, каким образом авторам стали известны подробности военной операции, в свое время глубоко засекреченной? Иными словами, не располагая агентурными данными, они сочинили историю, которая случилась на самом деле. Так же, как в их рассказе, покушаясь на Масуда, советский спецназ уничтожил его очередного двойника…
Война в Афганистане ушла в историю, но память о жертвах с той и другой стороны остается с нами…

МАСУД

Рядом со своим «шефом» - Раббани (слева) изображен ложный Масуд (в центре)

Разрабатывали операцию штабисты из Генерального управления, тщательно анализируя донесения разведки, сведения, выжатые из пленных моджахедов и их командиров. Ее важность состояла в том, что появилась возможность ликвидировать Масуда – командира одного из крупных соединений душманов.

Врага можно ненавидеть, но недооценивать нельзя. Масуд – талантливый военачальник. Когда-то, еще в середине семидесятых годов, он был одним из лучших иностранных слушателей Фрунзенской академии, готовившей, как известно, не специалистов по засолке грибов и капусты. Вот и научили! Действия его боевиков отличались смелостью, слаженностью, дерзостью, жестокостью и, увы, редкой удачливостью. Увы, так как эта самая удачливость приводила к большим потерям советских войск, находящихся в радиусе его контроля, порой даже практически к полному их уничтожению. Кстати сказать, командиром этой части советского контингента тоже был выпускник той самой академии и даже того же самого года выпуска. Так что бывшие однокашники противостояли друг другу крепко и долго. Масуд, обладая аналитическим умом, вкупе с восточной дьявольской хитростью, сумел установить жесткую дисциплину среди своих людей, карая виновных по законам шариата. Пленных русских брал редко, но, если такое происходило, очень быстро заставлял их перейти на свою сторону, принять ислам и воевать против неверных.

Вот этого сильного, умного и опасного врага и решено было ликвидировать. Для выполнения разработанного плана отозвали из отпуска, из дома отдыха «Сосновый», что под Туапсе, спецгруппу, состоявшую из офицеров.

...Разведчики проделали ювелирную работу, выбрав и подготовив место для снайперов, с которого по ориентирам они смогли определить дом с открытой террасой во дворе Масуда. Навсегда останется загадкой, как разведчики искали это место, как оборудовали его, обустроили прикрытие из камня. Ведь работали прямо под носом у духов. Сколькими жизнями за это заплатили?!.

Решающим было утро.

По данным, Масуд должен после утреннего намаза на террасе собрать командиров отрядов на совещание. Так открыто он действовал крайне редко. Шанс выдался из-за того, что собирались практически все командиры, и упускать такую возможность было нельзя. Поэтому снайперы проверяли свою готовность еще и еще раз. Твердили приметы Масуда в уме, настраивали оптику оружия, четко помня давнишние наставления инструкторов: стрелять только в шейные позвонки, в худшем случае – в голову. Выстрел в сердце – шанс на выживание, что недопустимо.

Отзвенели голоса муэдзинов с точеных высоких минаретов. Правоверные мусульмане, завершив намаз, занялись делами земными.

Четыре пары внимательных глаз с помощью мощной оптики вели неотрывное наблюдение за террасой в абсолютной тишине.

Стоп! Вот они. Хорошо видны. Не он, Не он. Тоже не он. Масуд! Не спешить. Убедиться. Да. Он. Прицел. Дыхание. Курок. Выстрел.

Четыре выстрела прозвучали как один долгий. Перерыв между первым и тремя остальными – доли секунды.

Первым стрелял Ян, стрелял на поражение, остальные – для контроля.

Масуд дернулся и, обезглавленный, повалился на доски террасы...

…Нежаркие уже лучи вечернего солнца ласково гладили тела офицеров. Что-то озабоченно шептали набегающие на песок пляжа волны Черного моря.

От административного здания отделилась фигура:

- Отпуск по десять суток с поездкой на родину. И по медали «За боевые заслуги».

- По медали? – вытянулись лица. – За Масуда?!

- Умный Масуд, очень умный! Недооценили мы его. Он уже месяц, как в Пакистане. Совещание проводил один из его двойников…

Офицеры промолчали, отвернувшись к кроваво-алому закату за линией моря.

(Публикуется с сокращениями)

Источник: "Ставропольская правда", 22 декабря 2004 г.




Главная | Новости | Свежий выпуск | Архив