ОБЗОР
  обзор •  проза •  поэзия •  мемуары
 Литературная гостиная "СП"


ОБЗОР

ПРОЗА

ПОЭЗИЯ

МЕМУАРЫ


2010 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2009 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2008 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2007 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  

2006 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  

2005 г.
   01  03    04   
   05   06    07 
   08   09    11  
   12

2004 г.
   01-03    04  
   05    06-07  
   08-09    10  
   11    12  

2003 г.
  02-08  09-10     11-12  

2002 г.
  05-08  10-11  

Ведьма

Сказка

Наталья ЦЫБУЛЬКО

Она была Ведьмой, но не по складу характера - судьба у нее была такая, ибо ведала то, что другим почему-то не ведомо. Умела и боль утишить, и заговор сочинить, увидеть прошлое, подсказать будущее. Вереницей шли к ней страждущие - кому вывих вправит, кому - разум, а кому - и душу. Шли люди за помощью, а когда нужда отпадала - забывали или начинали посмеиваться над нею вместе с ее искусством. И потому жила она одна, далеко от людей. Не от мира сего.

А была Ведьма молода или просто без возраста - в сказках это случается. И даже хороша, если приглядеться поближе. Первый взгляд ее не определял.

Однажды в дверь постучали. Любовь и ненависть, страсть и ревность, горе и беда стекались в ее избушку со всего царства, будто здесь находилась грань между Добром и Злом.

Поздний стук не смутил Ведьму. Без робости открыла она дверь, без удивления отступила немного, чтобы пропустить очередного страдальца. Им оказался ладный молодец, одетый ратником, да не простым, а воеводою. Вошел он, сел на лавку, стал рассказывать о своей кручине. Увидела Ведьма его смятенную душу. Молча слушая, налила чаю на травах, поставила варенье из лесных ягод.

А печалился ратник о том, что пока воевал на благо Отечества, кто-то заколдовал его жену - ушла и не хочет обратно. И вовсе даже без причины. «Знаю я все и без тебя, - думала Ведьма, - да не могу объяснить всего - жаль мне тебя...» А вслух сказала:

- Расстараюсь помочь тебе, молодец...

- Сделаю все, что ни попросишь, - взмолился ратник, - только помоги!

- Делать придется мне. Теперь ступай, придешь через неделю.

Задумалась Ведьма - чем помочь? Не научить так просто уму-разуму взрослого, не заставить сердце быть зорче и мудрее. Не сложить без зазоров несовпадающие судьбы. Не хватает чего-то, вот и разваливается супружество, как разбитая чаша. И никто не колдовал над женой ратника - не стали они единым целым.

Видела все это Ведьма, да жаль ей было молодца. Человек он хороший, добрый, прямой, но жизнь не заладилась. Решилась она на последнее средство: сварить приворотное зелье, обмануть злодейку-судьбу. Приворотное зелье - грех страшный, насилие над естеством. Знала она это, да пожалела больше ратника, чем себя. Налила в котел воды ключевой, набросала травы колдовской, распустила волосы, стала зелье помешивать, заговор творить. Мешала-мешала, шептала-шептала, и сама не заметила, как хлебнула зелья с ложки.

Хорошее зелье сварила Ведьма - не знала она, где сердце у нее и есть ли вообще, а тут почувствовала тревогу. Забилось оно, на волю попросилось - к милому лететь. Опустились у Ведьмы руки, перевернулось зелье, залило огонь...

И не Ведьма она уже. Женщина. Вмиг забыла свои колдовские заговоры, ждала ратника день и ночь. Не спала ни минуточки - на седьмой вечер сморил ее сон.

Пришел ратник, а в окошке света нет. Стучал, стучал - не отпирают. Плюнул он и прочь зашагал.

Очнулась Ведьма ото сна с солнышком. Поняла, что приходил любый. Травы примяты, роса сбита, того что было, не вернуть. Упали ведьмины слезы на травы - росой засверкали.

Собрала она узелок и отправилась в город. В городе - палаты каменные, терема резные. Где искать любого?

Вошла в дом - пусто, темно, ни души не видно. Пошла на ощупь и уткнулась в ложе, где милый ее больной лежал - занемог от рос стылых, от печалей постылых. Не узнал он ее в жару, услышал только, что наклонился кто-то над изголовьем. Подала ему Ведьма воды, голову, пока пил, держала, а когда уснул, хозяйничать начала. Убрала все, вымыла, обед сварила и присела над ним чуть дыша. Проснулся молодец и стал спрашивать, кто она и откуда взялась.

Не сказала ему Ведьма правды, испугалась. Ответила, что идет издалека, зашла воды попросить, да натолкнулась на него. Утешила, что, пока он хворает, побудет здесь, а потом дальше пойдет.

Так и зажили они. Ведьма лечила его травами и ягодами, банькой да веничком, а больше - своей любовью и преданностью. Поправляться молодец стал. Привязался он к няньке своей нежданной, хоть лица ее никогда толком не видел. Интересно ему стало, кто же это тенью в доме скользит - хозяйничает. Подкрался однажды, когда Ведьма у огня хлопотала, повернул ее за плечи к свету... И узнал.

- Ах ты, Ведьма проклятая, змея подколодная! Так это ты в мой дом хитростью проникла, колдовством своим поганым болезнь на меня напустила, вместо того чтоб жену мне вернуть?!

Вмиг забыл он руки ее ласковые и заботливые. Не увидел темных бессонных кругов, не рассмотрел глаз измученных и горьких. Ведьма-разлучница стояла перед ним.

- Убирайся к своей лесной нечисти - там тебе и место, - толкнул ее к двери.

И побрела Ведьма без пути и дороги, словно слепая. Добрела до своей лесной избушки и стала опять в ней жить. По-прежнему, да не по-старому.

Могла бы она полистать книги колдовские, вспомнить свое уменье. Могла чарами привязать к себе ратника, да не хотела. Хотела быть для него Женщиной, и чтобы полюбил он ее как женщину. А волшебство тут ни при чем. Вот такая была странная Ведьма.

Снова она стала ждать ратника. Все ей мерещилось, что кто-то в окошко стучит. А это ветер к ночи разгулялся. Или казалось Ведьме, что окликает ее милый, зовет. Или дверь скрипнет, открываясь - а это кот в избушку проскользнул. А еще будто тронет ее кто за плечо. Обернется - никого...

Могла бы она выпить зелье и забыть все, но жила в ней надежда, и была она сильнее боли и горя.

Мечется Ведьма из угла в угол день за днем, ночь за ночью - бессмертная...

Источник: "Ставропольская правда", 21 августа 2004 г.




Главная | Новости | Свежий выпуск | Архив