ОБЗОР
  обзор •  проза •  поэзия •  мемуары
 Литературная гостиная "СП"


ОБЗОР

ПРОЗА

ПОЭЗИЯ

МЕМУАРЫ


2010 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2009 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2008 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2007 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  

2006 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  

2005 г.
   01  03    04   
   05   06    07 
   08   09    11  
   12

2004 г.
   01-03    04  
   05    06-07  
   08-09    10  
   11    12  

2003 г.
  02-08  09-10     11-12  

2002 г.
  05-08  10-11  


ИЮНЬ - ИЮЛЬ 2004

Для нелюбящих поэзию

Марина СОКОЛОВА

Семен ВАНЕТИКCемена Ефимовича Ванетика, ставропольского поэта с примечательной «философской» бородой, отчего-то совсем нетрудно представить сидящим у компьютера. Ему это к лицу. Поначалу он путешествовал в Интернете, приходя в Ставропольскую краевую библиотеку. Потом у внуков появился компьютер, и Семен Ванетик, по профессии инженер-радиоэлектронщик, стал работать дома. Набирает тексты, иногда «нарывается» на неожиданную информацию о себе. Так в компьютерном варианте «Вопросов литературы» ему встретилась любопытная реплика о «Ванетике из Ставрополя». Иными словами, компьютер и Интернет – олицетворение свободы слова – в некотором смысле выявляют человеческий стиль поэта. Он видится нам личностью мягко-ироничной и внутренне свободной. Подробнее...

Крест русского человека

Роман ставропольского писателя Ивана Аксенова 'Спящие собаки' Роман ставропольского писателя Ивана Аксенова «Спящие собаки» (Новопавловск, 2003 г.) удостоен губернаторской премии. Это событие примечательно прежде всего потому, что выделено произведение актуальное, глубоко правдивое, исполненное трагизма, но одновременно несущее в себе заряд силы и надежды. Действующие лица этого романа - учителя и ученики обычной российской средней школы середины 80-х годов.
Удивительное дело: дочитав последнюю страницу, мы неожиданно понимаем: ХХ век в России в силу известных событий закончился десятилетием раньше. Иными словами, «Спящие собаки» – роман современный, несмотря на то, что его герои еще состоят в рядах ВЛКСМ или КПСС. Подробнее...

Дорогая реликвия

Казимир ЧЕРНЯТЕВИЧ

Иван Мележ Белорусского писателя Ивана Мележа я открыл для себя в середине 50-х годов, когда прочел его роман «Минское направление» – монументальное произведение об освобождении Белоруссии от фашистских захватчиков. И когда спустя несколько лет в моих руках оказалась книга знакомого мне автора «Люди на болоте», подумалось, что тема Великой Отечественной раскроется и с ее страниц. Но на сей раз передо мной предстала широко задуманная эпопея о маленькой деревушке Полесья, о ее людях с разными судьбами и характерами. Роман «Дыхание грозы» продолжил развитие судеб героев предыдущей книги. Оба труда составили «Полесскую хронику» – одно из лучших произведений советской литературы, рассказывающих о коренных преобразованиях на селе, за которую автору в 1972 году была присуждена Ленинская премия. Подробнее...


Подошва

Рассказ Сергея СКРИПАЛЯ

Почему я тогда не сразу выскочил из окопчика? Уже много лет задаю себе этот вопрос. Не мучаюсь этим вопросом, нет. Сказать, что мне страшно было тогда, в тот момент?
Нет! Правда, нет. Чувство страха, застарелое, въевшееся в душу, едва шевелящееся под грузом усталости, не могло в ту минуту ударить по притупившимся нервам, прижать к стенке укрытия. Тогда что-то другое? Не знаю, не знаю… Подробнее...

Назад и вперед к Шукшину!

Василий Шукшин25 июля 2004 года русскому писателю Василию Макаровичу Шукшину исполнилось бы 75 лет. Выскажутся по юбилейному поводу газеты, журналы, писатели, деятели, читатели... И то, что мы о своем народном писателе скажем, будет означать то, что мы о своей жизни думаем... Однажды кто-то из российских журналистов спросил профессора Джона Гивенса, известного специалиста по русской литературе, почему он занимается Шукшиным. Гивенс искренне удивился: «А кем еще у вас заниматься? Ну не Аксеновым же...» Замечание симптоматичное. Оно указывает на точное местоположение Шукшина в иерархии современной отечественной литературы. Более того - на значение писателя для русской жизни. Подробнее...


Посидеть, помолчать…

Поразительно, но шукшинская мысль о том, что книги выстраивают судьбы людей, напрямую относится к автору этой статьи. Однажды, войдя в мир Шукшина, Анатолий Дуров действительно выстроил свою жизнь заново. Будучи актером Ставропольского драматического театра, он поставил спектакль по пьесе Василия Шукшина «До третьих петухов» и... спустя годы оказался весьма известным в российских литературных кругах шукшиноведом. Но прежде Анатолий Андреевич защитил кандидатскую диссертацию по Шукшину, стал доцентом кафедры культурологии и библиотековедения СГУ, пять раз (с 1989 года) выезжал на родину Шукшина (знаменитые Шукшинские чтения), публиковался в престижном научном сборнике Шеффилдского университета. Сейчас готовит новую работу о Шукшине, в основу которой легли его беседы с алтайскими друзьями Василия Макаровича. Подробнее...

Горькая шукшинская калина

В конце 1960 года меня пригласили на бюро краевой писательской организации и предложили поступить на высшие сценарные курсы при ВГИКе. Великий неповторимый случай выпал на мою долю, и я, как был в стареньком костюме, без промедления вылетел в Москву на собеседование. Нас, абитуриентов, поселили в гостинице «Золотой колос», рядом с общежитием ВГИКа, по четыре человека в комнате. Каждый день мы ходили в Дом кино, смотрели фильмы, писали рецензии, общались с известными режиссерами, писателями, артистами. Вот там я и познакомился с похожим на колхозника «алтайцем» Шукшиным. Он был обут в сапоги, я - в велотуфли, и, наверное, мы оба довольно странно выглядели в роскошных помещениях Дома кино и Дома литераторов, где собиралась художественная элита тех времен. Подробнее...

Неслучайное имя - «афганцы»

книга 'Контингент' То, что мне, читателю, пришлось испытать, закрыв последнюю страницу этой книги, не позволяло мне, журналисту, написать ни первую, ни вторую строчку. И только третья, которую рука вывела сама, состояла из одного слова: «наваждение»... Но дело тут далеко не в женской чувствительности. Мужские свидетельства рецензентов книги, о которой пойдет речь, не менее откровенны: «Чтение «Контингента» стало для меня вечером, перешедшим в длинную ночь. Комок в горле, щемящая боль в сердце...» Подробнее...


Главная | Новости | Свежий выпуск | Архив