ОБЗОР
  обзор •  проза •  поэзия •  мемуары
 Литературная гостиная "СП"


ОБЗОР

ПРОЗА

ПОЭЗИЯ

МЕМУАРЫ


2010 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2009 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2008 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  



2007 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  

2006 г.
   01   02   03  
   04   05   06  
   07   08   09  
   10   11   12  

2005 г.
   01  03    04   
   05   06    07 
   08   09    11  
   12

2004 г.
   01-03    04  
   05    06-07  
   08-09    10  
   11    12  

2003 г.
  02-08  09-10     11-12  

2002 г.
  05-08  10-11  

Дерево и солдат

Владимир КОЗЛОВ

Выжженная степь. Серые придорожные камни. У поворота дороги маленькое деревце с бледными зелеными листьями. Это похоже на чудо, если не знать, что в те времена у самого поворота из-под земли бил родничок. Посадил саженец рядовой Вася Николаев из Ставрополя. Про тополек свой написал матери. Она жила одна, отец бросил семью, когда Василию не исполнилось и года. Сама же была детдомовская, родителей при бомбежке в войну потеряла.

А человек Вася был отчаянный, шутил: в рубашке родился. Только везение на войне – штука редчайшая.

В тот день «горючку» и муку повезли в район Дабрая. Вася Николаев рулил на топливозаправщике. И уже подходили к пункту назначения, когда «духи» из «зеленки» открыли огонь. Сначала ударили из гранатометов по головному танку с тралом. А потом реактивные снаряды и мины обрушились на колонну.

Заговорили в ответ наши БМП и пулеметы. Потянулся к автомату и Василий. Выскочил из кабины, выбрал позицию у валуна, оглянулся по сторонам. В этот момент рядом с его машиной рванул «эрэс». По заправочной емкости стеганули осколки, побежали огненные змеи. А рядом автомашины с грузом. Взорвись заправщик – и всем конец.

Никто не давал Николаеву команды – да и не было в те минуты рядом с ним командира – решение он принял сам. Кинулся к горящему «Уралу», завел двигатель и погнал уже пылающую машину к обрыву. Все с замиранием сердца следили за этим мчащимся факелом. А спустя несколько мгновений над наливником взметнулся вверх огненный смерч…

Был человек – и нету. А тополек остался. Родник уже давно высох, а он, знай себе, стоит, шелестит листвой…

Мама Васи Николаева осталась работать в поселке: молодым офицерам как родная мать. Каждое утро воду носила к сыновьему топольку. Сама. Далеко. Да не разрешала, чтобы ей помогали. Только ведь солдаты тоже тайком поливали дерево, чтобы не засохло.

Год назад встретил я Александра Матрова – давнего своего сослуживца по Туркестанскому военному округу. Он рассказывал:

- Был я там по делам нашей московской фирмы, заехал и в Кушку. Нет уже ни казарм, ни боксов той воинской части. Все разобрано. А тополек у поворота на Тахта-Базар стоит! Только это теперь не тополек, а могучее дерево… Там же, под ним, две металлические скамейки солдатской работы. Их ничем не вырвешь. Наши делали. На века.

Источник: "Ставропольская правда", 27 декабря 2003 г.




Главная | Новости | Свежий выпуск | Архив