ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

И пришел День Ржаного колоса

Елена ГРОМОВА

«Наступила весна и с ней в первое воскресенье после весеннего равноденствия пасхальная ночь, пир веры. И постился ты или не постился, пришел ли ты в шестой или девятый, или даже двенадцатый час, все равно иди в гости к Господу Богу, и будешь принят, и обласкан, и окормлен. Тебе будет дан высший слух, и ты уследишь, как в эту ночь, восходя кверху, из неведомых и таинственных хранилищ струятся соки земли по жилам трав, деревьев и цветов: каштановое идет каштанам, березовое – березам, вишневое – вишням…».

колокол для колокольни Свято-Андреевского кафедрального собора СтаврополяЭто строки из последнего автобиографического рассказа «Китеж» талантливого ставропольского писателя Ильи Сургучева, написанного в Париже.

В рассказе, пронизанном чувством ностальгии по родному городу, предстает перед нами ставропольская старина. И словно сам идешь по праздничным плюшевым дорожкам и испытываешь ощущение чистоты, обновления и заботливой прибранности к празднику. Вместе с героями повествования ждешь первого удара в большой колокол, в который зазвонит старший звонарь кафедрального собора Тарас. И вдруг:

- Бо-ом! –сказал свое первое слово большой колокол, отлитый при преосвященном Иеремии, первом епископе Ставропольском, как гласит надпись на торжественной меди.

- Бо-ом! – отвечает ему расстриженный монах Агафонгел из Троицкого собора.

Песнь начали главные басы, основа хора, - вслед за ними вступают другие голоса: баритон Рядской церкви, серебристый тенорок из духовного училища, женский альт архиерейского старого подворья, - и стоящий на горе город с торжественным греческим именем слушает с благодарной улыбкой ночную, единственную в мире симфонию колоколов, украшенных славянской вязью, с выпуклыми буквами – имена императоров, архиереев, жертвователей, усердных к церкви и вере…

И.Сургучев, Ставрополь, начало ХХ в.Есть надежда, что над Ставрополем скоро вновь польется ни с чем не сравнимый колокольный звон, похожий на тот, который слышали жители города сто лет назад. И эту надежду вселяет трехтонный колокол, ждущий, когда его водрузят на воссоздаваемую колокольню Андреевского собора (на снимке). Отлит он на колокольном заводе «Вера» в г. Воронеже в 2002 г. И надпись на нем гласит: «Сей колокол отлит для колокольни Свято-Андреевского кафедрального собора града Ставрополя при святительстве митрополита Ставропольского и Владикавказского Гедеона с боголюбивыми жертвователями…».

Но вернемся в прошлое, полистав номера старых газет. Вот пасхальный номер «Северокавказского края» за 25 марта 1912 года. Кстати, Илья Сургучев, уже будучи довольно известным писателем, в те времена сотрудничал с этой газетой. Открывается номер поздравлением читателей со светлым праздником и стихами:

    Свершилось чудо… и тотчас
    С высот ликующих небес
    Раздался чей-то
    мощный глас:
    «Христос воскрес!»
    Вздохнули радостно поля,
    Разверзлись тысячи завес,
    И гулко охнула земля:
    «Воскрес. Воскрес.
    Воскрес!»

И здесь же на первой полосе под заголовком «День Ржаного колоса» объявление, что 27 марта на третий день Святого праздника в Ставрополе будет произведен сбор в пользу голодающих. Сообщалось, что с раннего утра на всех людных местах города и окраине участниками сбора, снабженными особыми запечатанными кружками, будут предлагаться букетики колоса. «В дни, когда на каждом столе будут пасхальные яства, - призывало объявление, - вспомните о тех, кто молит о куске хлеба. Каждого пятачка хватит, чтобы на один день прокормить голодного ребенка».

1912 год действительно памятен голодом, поразившим в России 22 губернии с двадцатимиллионным населением. Поэтому наряду с праздничными материалами так много внимания в газетном номере уделялось этой теме. Приводились факты. Голод ведет к вырождению. В 1891 г. из-за него смертность православного населения увеличилась на 737 тысяч человек. За голодом идут эпидемии. После голода 1891 г. появилась холера, унесшая сотни тысяч жителей России. Голод толкает на преступления. В голодном 1891 году число краж поднялось с 80 до 100 тысяч. Приведя эту мрачную статистику, газета убеждает: «Нет лучше праздника для души, как утешить чужое горе. Нет лучше радости, чем радость сотворившего добро».

Чтобы не переборщить с негативом, создатели праздничного номера предлагают много познавательных, литературных материалов, стихов, в том числе и не лишенных юмора. «Вместо красного яичка» - назвал свои пасхальные поздравления часто мелькающий на страницах «Северокавказского края» некто Чапруша. Вот лишь некоторые из пожеланий ставропольцам, напечатанных в газете:

    Чиновный люд,
    чиновный люд,-
    Тебе чего бы пожелать?
    Обед из двух –
    положим – блюд?..
    Такой расход едва ль
    под стать!..
    Для вас, учительницы, я,
    Для вас, весталок городских,
    Тяжелый жребий ваш ценя,
    Слагаю мой пасхальный стих.
    Скажите, что вам пожелать
    Сумеет скромный ваш поэт:
    Скорей квартирные, чтоб дать
    Смогла управа или нет?
    Настал торжественный
    момент,
    Мягчится сердце
    словно воск…
    Напьется наш «интеллигент»
    И пьян рабочий
    будет «в лоск»…

О том, что у ставропольцев сто лет назад было в порядке с чувством юмора, говорят даже… итоги пасхальной акции помощи голодающим, опубликованные в последующем в «Северокавказском крае»: «Умелая организационная работа принесла блестящую жатву. Сумма, вырученная от продажи колоса, так внушительна, так хорошо аттестует ставропольцев, что… да простим им, если они и согрешили по части пития».

Источник: "Ставропольская правда", 10 апреля 2004 г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх