ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

Шел народ в «чайно-читальню»

Антонина АШИХМИНА
заведующая отделом редкой книги краевой научной библиотеки им. М.Ю. Лермонтова

Как в наше время развиваются контакты библиотек с местной властью? Государство регулирует развитие библиотечного дела в целом. Организация непосредственно библиотечной сети и ее структуры – в ведении местных органов власти. Они же и финансируют библиотеки, что происходит весьма непросто. Нынешние трудности практического местного самоуправления заставляют искать ответы в истории. Самым ярким примером тут можно считать земство, проявившее себя по отношению к библиотекам очень активно и полезно.

В Ставропольской губернии земство появилось в 1913 году. Но и в то время, и в 1918 году, когда земские учреждения были отменены, да и сегодня - литературы о них совсем немного. Тем ценнее сохранившиеся в фондах краевой библиотеки и архиве книги, доклады, отчеты, постановления. Основная деятельность земств заключалась в практической организации медицины, экономики, народного образования. «Библиотеки тогда были весьма редки даже в губернских городах, в уездных же, а особенно в селах и деревнях, о них не слыхали и они появились только при земстве…».

Молодое Ставропольское земство встретило немало препятствий на своем пути, но все же получило признание. Расцвет внешкольной просветительской деятельности пришелся здесь на 1915 год. Однако, как указывал в своем докладе на одном из совещаний заведующий отделом народного образования Михаил Федорович Тихомиров, Ставропольское губернское земство с самого начала «решило широко поставить дело внешкольного образования». Сам М. Тихомиров внес немалую лепту в дело просвещения. Слова «журналы заседаний», «доклады», «отчеты» звучат привычно сухо. Но какие удивительные события, любопытные факты и замечательные деяния открываются нам с их страниц!

Бесстрастная статистика сообщает, что «до введения земства по всей губернии насчитывалось 56 библиотек». По сведениям на ноябрь 1915 года, «всех библиотек в губернии насчитывается 80», среди них 18 – губернского земства. И дело даже не в количественном росте. Это было необычное, новое явление для губернии. Начиная его, земство «шло сначала неуверенно и осторожно, стараясь на опыте изучить местные условия». Прежде всего разработана система классификации внешкольных учреждений. Сегодняшнему читателю вряд ли привычны словосочетания «народная библиотека», «народный дом», «мелкий пункт внешкольного образования». Разве что «изба-читальня» покажется знакомым. Между тем различали «библиотеку-читальню», была известна «чайно-читальня», существовали «сумочные библиотеки». О последних, например, известно, что на дальнюю окраину села давали 20-50 книг и назначался ответственный житель, выдававший книги соседям. Народный дом – центр культурной жизни села – прообраз Дома культуры, включал библиотеку, сцену для народного театра, зал для чтения лекций. Практика показала, что на самом деле важно не то, какое из учреждений находилось в населенном пункте, а кто возглавлял работу. Черты личности заведующего играли здесь немалую роль.

Знакомясь с отчетами, мы видим, каков был библиотекарь, что волновало и тревожило его. А отчеты порой начинались с художественного описания: «Заброшенный на окраину губернии к границе Астраханских песчаных степей, окруженный туркменскими аулами и калмыцкими кочевьями, отделенный солидными расстояниями от сколько-нибудь культурных селений, Арзгир, как и надо было ожидать, представляет из себя такой медвежий уголок, какие встречаются только в пограничных губерниях Руси…». И в этой глухомани 8 ноября 1915 г. был торжественно открыт один из первых в губернии народный дом. «Одно только улыбалось впереди, - писал заведующий Е. Шишков, - это работа в мало тронутой культурой среде», среди патриархально устроенных семей характерного села северной части губернии. «Население в количестве 18 тыс. чел., малороссы, выходцы из губерний: Полтавской, Херсонской, Харьковской и др. живут зажиточно, хотя с внешней стороны достаточно грязно и неказисто». Кстати, на зажиточность селян указывал и заведующий Большеджалгинским народным домом Д. Красногорский. А вот и необычное, о чем с удивлением узнает наш современник: в селении Прасковея «Преобладающим элементом читателей состоят ученики одноклассных, двуклассного, церковно-приходских, высше-начального и отчасти сельскохозяйственных училищ. В Прасковее всех училищ насчитывается до 20, из которых многие не имеют своих библиотек». В Левокумском (зав. мелким пунктом внешкольного оборазования Ф. Ксенякин): «Население к открытию библиотеки в большинстве отнеслось совершенно равнодушно, отчасти потому, что библиотека здесь уже была…Там же была и существует в настоящее время читальня, куда получаются газеты».

В мирных условиях земству пришлось работать всего год. А вот с началом первой мировой войны им приходилось проводить демонстрацию карт боевых действий, оказывать помощь в написании писем на фронт и в плен и, конечно же, в чтении газет. Совещание по внешкольному образованию отмечало: «до сих пор…деревня не имеет своей хорошей, понятной и общедоступной газеты. Большинство газет пишется шаблонно-газетным, нельзя даже сказать литературным языком, с массой ненужных иностранных слов, непонятных массе крестьянства». Заведующий пунктом внешкольного образования с. Высоцкого П. Бардин писал, что чтения газет устраивались два раза в неделю на следующий после прихода почты день, чтобы библиотекарь имел возможность просмотреть полученные издания. Вечер начинался с обзора военных действий за истекший период. Живая речь, передающая смысл прочитанного, показ на карте произошедших событий - так проходила беседа.

В с. Пелагиада, со слов заведующей К. Абрамовой, солдатки, ссылаясь на недостаток времени, отказывались приходить на чтения. И тогда им предложено было брать с собой работу. «Так они и сделали. Приходили, вязали чулки, перчатки, а я им в это время читала». Кроме того, вязаные вещи жертвовались в местный дамский комитет благотворительной помощи воинам и передавались на позиции.

А к злополучному «шаблонно-газетному» языку в Ставропольском губернском земстве нашли ключик. М. Тихомиров составил и издал «Словарь-толкователь непонятных слов: пособие при чтении книг и газет. Значение слов «земство» и «коммунизм», различие между «кампанией» и «компанией» объяснял автор своим читателям. Нелишне и нашему современнику было бы заглянуть в небольшую брошюрку и обнаружить, что же означает, например, термин «проскрипция» или словосочетание «табельный день».

Потом на смену упраздненному земству пришли, как мы знаем, Советы депутатов, изба-читальня стала сельским клубом, народный дом сменил Дом культуры, а безграмотность, казалось бы, и вовсе ликвидирована. Но по-прежнему, слава богу, живы в самых маленьких населенных пунктах библиотеки, и приходят в них читатели. Потому и сегодня в чести грамотный библиотекарь- душа культурной жизни на селе.

* * *

Источник: "Ставропольская правда", 17 февраля 2004 г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх