ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

Нас водила молодость...

Тамара КОВАЛЕНКО

В 1920 году, после освобождения Ставрополя от белых, были созданы сначала городская, а немного позже губернская организации РКСМ.

секретари райкомов и горкомов и работники крайкома комсомола (май 1949 года), В самый первый, еще малочисленный городской комитет вошли в основном рабочие: кузнец Иван Ермаков, слесарь Виктор Балашевский, токарь Яков Федюшин, литейщик Михаил Акулов и учащийся Давид Израилев. Председателем избрали Ермакова, секретарем - Израилева. Единственным освобожденным работником был только секретарь, остальные трудились на общественных началах.

Своей молодой смене губком партии выделил две комнаты в занимаемом им роскошном здании бывшей городской думы на юго-западном склоне Крепостной горы. Там началась энергичная работа по отбору и приему желающих вступить в быстро растущие ряды союза молодежи. "Вместе с комсомольским билетом, который вручался в торжественной обстановке, - писали в своих воспоминаниях Д. Израилев и М. Акулов, - выдавались винтовка и патроны к ней. Оружие постоянно находилось при комсомольцах".

В те годы вокруг губернского центра скопилось много мелких банд врагов Советской власти. Для борьбы с ними прислали одну из лучших кавдивизий. Ей активно помогали созданные исключительно из коммунистов и комсомольцев добровольные отряды ЧОН. Они обязаны были в случае боевой тревоги (гудок Гулиевской мельницы) в любое время суток явиться на сборный пункт для выполнения оперативного задания.

В одном из таких отрядов состояли мой двоюродный брат Петр Милодоров и его сверстники, жившие неподалеку, секретарь мельничной комячейки Александр Яковлев и его лучший друг Василий Затолокин.

- Бывало, смотришь, к вечеру поднимаются они на гору, - рассказывала мне Ксения Ильинична Булгакова (родственница Александра Яковлева). - Наш щупленький, маленький, а Васька долговязый, в длинной солдатской шинели с чужого плеча аж до самых пяток. Я уже знала: в город патрулировать пошли.

Горком в ту пору выполнял также функции еще не существовавшего тогда губкома комсомола. Наиболее деятельные активисты выезжали для создания комсомольских организаций в города и уезды.

Поскольку ставропольская организация была в губернии самой многочисленной, то вскоре из ее увеличившегося состава выделили губернское оргбюро. Вслед за этим состоялся первый губернский съезд комсомола. На нем избрали комитет РКСМ, организационно оформивший комсомольскую организацию губернии.

Да, комсомол являлся первейшим помощником партии в осуществлении всех ее решений. Взять хотя бы ту же кампанию по изъятию у населения излишков хлеба в страшном тридцать третьем году, когда дорога была каждая осьмушка этого продукта, люди пухли и целыми семьями вымирали от жесточайшего голода. Парторганизация города получила команду свыше проверить все жилища и прилегавшие к ним постройки с тем, чтобы выявить, не припрятаны ли где-нибудь пуд-другой "незаконно" приобретенных зерна или муки. К этой работе привлекли и комсомольцев. Они рьяно принялись за дело.

Помню: в наш маленький домик внезапно нагрянули бесцеремонные парни. Мы, трое малолетних детей, прижавшись к маме, испуганно смотрели, как они рылись во всех закоулках, в комоде, гардеробе, в кухонном столе с вертушкой, "простукивали" стены и полы… И ничего из того, что искали, не нашли.

Тот, что был в черной кожаной тужурке, обращаясь к своим товарищам, распорядился:

- Ты проверь на горище, а мы осмотрим подвал и сарай.

После того как они потребовали лестницу, мы поняли: под "горищем" подразумевался чердак.

И вдруг с крыши донесся торжествующий крик:

- Да тут два чувала кукурузы!

Пришельцы сделали попытку забрать ее - мама, все время молчавшая, решительно заявила:

- Не имеете права! Эту кукурузу дали мужу на железной дороге как дополнительный паек. Посмотрите, она наполовину гнилая.

К счастью, пришел с работы отец. Он был партийный и разбирался в том, что тогда происходило. После разговора с ним "конфискаторы" сказали: "Извиняй, товарищ".

Из наполовину сгнивших кукурузных зерен мы отбирали мало-мальски съедобные. Мама несколько раз тщательно промывала их водой, отваривала, размалывала на мясорубке и пекла лепешки - без масла, прямо на чугунной поверхности плиты, и делила между нами.

Несмотря на стремление по первому зову партии делать все от них зависящее во имя светлого будущего, руководящих и рядовых комсомольцев тоже не обошла стороной черная полоса репрессий.

- В 1937 году, - делилась со мной работавшая в крайкоме комсомола Фаина Мищенко, - прислали к нам с Дальнего Востока на должность первого секретаря Белослутцева, имени не помню. Прошло каких-то полгода - его объявили японским шпионом. После ареста он как в воду канул. Потом к врагам народа причислили первого секретаря Ставропольского горкома комсомола Петра Мокротоварова. Арестовать его поручили начальнику одного из отделов НКВД Жарову. Мы же нисколько не сомневались в непогрешимости нашего товарища перед Советской властью. Поэтому кто-то из нас, узнав о грозившей опасности, предупредил его, и он на продолжительное время скрылся.

Шли годы. Жизнь в городе постепенно улучшалась. И молодежь уже не довольствовалась "хлебом единым". Для проведения досуга открывались клубы. Застрельщиками в них, как в то время говорили, по устройству культурно-массовых мероприятий были комсомольцы.

- Нас с Дорой Карабут (тогда она была заместителем секретаря Сталинского райкома комсомола) утвердили на бюро ответственными за проведение организованного отдыха молодежи в клубе имени Гофицкого (теперь там музей изобразительных искусств), - рассказывала мне бывшая работница горкома комсомола Антонина Куцепал. - Мы с ней отменно танцевали, вообще были заводилами. Молодежь к нам тянулась. Парни и девчата охотно приходили на всевозможные лекции, собрания, самодеятельные вечера.

Однако с некоторых пор кое-кому из молодежи в нашем городе словно показалось… тесно. Под впечатлением того, о чем рассказывали печатные СМИ, кадры кинохроники, радио, художественные фильмы, их потянуло за романтикой в другие уголки страны. В 1939 году сорок девушек Ворошиловска откликнулись на призыв о заселении Дальнего Востока. Каждое из поступивших в письменном виде заявлений с просьбой направить их туда рассматривалось на заседаниях бюро в индивидуальном порядке. Ведь поездка по путевке комсомола считалась делом чести. Вот что, к примеру, писала по этому поводу газета "Орджоникидзевская правда" (так тогда называлась "Ставрополка"): "На днях Орджоникидзевский райком ВЛКСМ рекомендовал для работы на Дальнем Востоке работниц крайсельхозснаба Карету и Симонову. Обе девушки комсомолки, пулеметчицы."

Как гром среди ясного неба - война! И опять же первые ряды защитников Отечества пополнили комсомольцы.

В райкомах и горкомах на места ушедших секретарей-парней избрали девушек. Комсомольцы Советского района, например, руководство своим райкомом доверили вчерашней школьнице Ане Шилиной. Едва в августе сорок второго года немцы стали приближаться к их станице, юная казачка собрала комсомольских активистов и вместе с ними подалась к партизанам. Она была великолепной наездницей, поэтому ее зачислили в конную группу отряда. Отважная девушка привозила из разведки сведения о дислокации, численности немецких гарнизонов, участвовала в боях.

В одном из сражений под селом Владимировка Левокумского района она соскочила с коня, под шквальным огнем передала карабин и патроны раненому командиру, но, оторвавшись от основной группы партизан, попала в окружение. Не сдалась! Выстрелами из нагана и гранатами уничтожила семь фашистов. Очередную гранату бросить не успела - немецкий солдат ударил ее в грудь штыком.

Дора Карабут… Когда фашисты пришли на Ставрополье, она записалась в партизаны.

- Мы ее отговаривали: одумайся, - вспоминала Антонина Куцепал, - ну какая из тебя партизанка? Ты маленькая, хрупкая, а там нужны выносливые люди. Нет, настояла на своем.

О ней в печати сообщалось: отправилась в разведку. Под селом Арзгир попала в руки немцев. После долгих пыток и издевательств призналась, что она партизанка, и плюнула гестаповцу в лицо… Погибла, но партизан не выдала. Посмертно награждена орденом Красной Звезды.

Сколько таких славных страниц в летописи комсомола!

На снимке: секретари райкомов и горкомов и работники крайкома комсомола (май 1949 года), в первом ряду - пятый слева - будущий редактор "Ставропольской правды" П. ДУБИНИН. Фото из архива автора.

Источник: "Ставропольская правда"

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх