ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

Преступления и наказания в Ставрополе XIX века

Наталья ШЕХОВЦОВА

Вряд ли следственный изолятор, расположенный около Верхнего рынка Ставрополя, может являться достопримечательностью города. Тем не менее здание СИЗО - одна из самых старых городских построек, потому что Ставропольскому тюремному замку без малого 154 года.

В начале тюремный замок в Ставрополе помещался в каменном двухэтажном доме, строительство которого было закончено в 1843 году. Заключенным предоставлялась полная свобода занятий в своих камерах полезным трудом. Через пять лет по распоряжению гражданского губернатора при тюрьме был устроен огород, обработкой которого занимались преступники, томимые тяжким ожиданием решения своей судьбы.

Немного позже в Ставрополе был учрежден Тюремный комитет, внимание которого особенно было направлено на нравственность заключенных. Осужденные были распределены в камерах по роду преступлений, и к ним назначался священник для духовного назидания. Таким образом, члены Тюремного комитета доставляли заключенным "и полезные советы, и упражнения для исправления нравственности".

Особое отделение тюрьмы предназначалось для содержания лиц женского пола и приговоренных к заключению на срок под стражу. Это отделение, открытое в 1849 г., жители дореволюционного Ставрополя называли "рабочим домом". Из содержащихся здесь лиц мужчины занимались столярной работой, шитьем обуви и платья, а женщины вязали перчатки, чулки, пряли и шили белье.

Арестантская рота гражданского ведомства существовала в Ставрополе с 1840 г. Число содержащихся в ней не было ограничено; штатом их положено было иметь 200 человек и более. Рота помещалась в деревянных зданиях бывшего тюремного замка. Арестанты не были распределены на разряды, и "закоренелые в пороках" нередко содержались с людьми совершенно невинными, попавшими в роту, к примеру, за утрату военного билета. Поэтому генерал-майор А. Волоцкий, вступив в должность Гражданского губернатора, прежде всего позаботился о возведении для роты нового здания. В 1849 г. для нее была выстроена каменная казарма на 80 человек, а в 1850 г. воздвигнута еще одна обширная казарма на 160 человек. Арестанты приносили городу определенную пользу: занимались поправкой бульваров, бассейнов, устройством улиц, площадей, даже разработкой торфа на Кравцовом озере. Платили за городские работы арестантам по пять копеек серебром в сутки.

По сведениям Ставропольского Губернского Статистического Комитета, только в течение 1853 г. в тюремном замке и отделении содержалось 1308 мужчин и 265 женщин. Из этого числа умерло десять мужчин и шесть женщин и выбыло 1137 мужчин и 210 женщин. Согласно статистике 1870 года, большинство ставропольских преступников в этом году было осуждено за кражу - 29 человек, за ними следовали лица, уклонившиеся от уплаты налогов, - 27 че-ловек, еще 17 нарушили общественное спокойствие, 12 человек были осуждены за убийство, пять - за сопротивление распоряжениям правительства и неповиновение властям. Непопулярно было в 1870 году рисковать свободой, совершая преступления против брачного союза, занимаясь разбоем, мошенничеством, присваивая чужую собственность, нанося обиды. За такие преступления наказаны были всего пять человек. Дворяне частенько наказывались за неуважение к присутственным местам и чиновникам при исполнении должностных обязанностей, купцы умудрялись обходить налоги с питейных заведений, представители военного сословия любили воровать, а на долю крестьян падало подавляющее число убийств и краж, причем женщины-крестьянки в этих преступлениях от мужчин отставали не сильно. Одна из преступниц Мария Фомина в 1906 году получила семь лет каторжных работ за отравление своего мужа. По делу она проходила вместе со своим любовником, который в убийстве сыграл не последнюю роль.

Как видно из приведенных примеров, преступная жизнь дореволюционного Ставрополя была насыщена и разнообразна. Однако не все нарушители закона несли наказания за совершенные деяния. Г.Н. Прозрителев в "Путеводителе по Ставрополю и его окрестностям" приводит любопытный пример такой безнаказанности. В трех верстах от Ставрополя за Тифлисскими воротами, на кургане, некогда стояла казачья вышка. И как-то в одно прекрасное утро 1852 года проезжавшие мимо вышки жители заметили, что на ней висит что-то странное. Прибывшие из города власти увидели висящую вниз головой женщину, одетую в бальное платье, причем "опустившиеся юбки и платье закрывали голову, а ноги и нижняя часть тела были обнажены". Следствием было установлено, что девушка эта накануне была на балу в городской ротонде и весело танцевала. Никто не заметил, когда она уехала с бала и с кем. "За что погибла эта несчастная и такой ужасной смертью, осталось неизвестным, точно так же остались неизвестными и виновники этого возмутительного преступления, но все называли юнкеров и говорили даже, что были известны имена участников, однако дело заглохло", - писал Прозрителев.

А вот лицам, которым не удавалось избежать правосудия, приходилось ознакомиться с вышеназванными заведениями. Однако, будучи уже освобожденными из мест заключения, они попадали под покровительство общества с названием "Патронат", состоявшим в ведении Министерства Юстиции, по Главному Тюремному Управлению. Это Ставропольское Общество покровительства лицам, освобождаемым из мест заключения Ставропольской губернии, учрежденное в 1902 году, имело целью содействовать освобожденным в устройстве их быта, в "видах возвращения на путь честной жизни", а также помогать нуждающимся семьям заключенных и ссыльных. Деятельность общества выражалась в снабжении освобожденных одеждой, пищей, медицинскими пособиями, рабочими инструментами, в выдаче им ссуд и денежных пособий, в принятии мер к скорейшему получению этими лицами видов на жительство, в содействии помещению их в приюты, больницы, школы, убежища, дома трудолюбия и даровые или дешевые квартиры.

В статье использованы материалы из фондов Ставропольского краеведческого музея имени Г. Н. Прозрителева и Г. К. Праве.

Источник: "Ставропольская правда", 6 апреля 2001 г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх