ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

Казна - хозяин бессильный, или Курорты в частном управлении

Вадим ХАЧИКОВ

За свою двухсотлетнюю историю Кавказские Минеральные Воды знавали разные времена. Были периоды энергичного развития, бурного градостроительства, когда на глазах менялся облик курортных поселений и уклад жизни их жителей. Подобное происходило в годы деятельности А. Ермолова, Г. Емануеля, братьев Бернардацци, во времена наместничества М. Воронцова на рубеже XIX и XX веков, в недалекие 60-80 годы. Случались в истории региона и отрезки времени, не столь блистательные и радующие внешними добрыми переменами. Но и тогда города-курорты не останавливались в своем стремлении к совершенствованию и красоте, подспудно накапливая незаметные глазу преобразования, позднее дававшие внушительный эффект. Так было и в небогатые внешними событиями 60-80-е годы XIX века, когда курорты Кавминвод оказались в аренде у частных лиц. Сегодня нам в это трудно поверить, но все же это исторический факт.

Дело в том, что ни один из преемников князя М. Воронцова на посту наместника Кавказа не уделяли такого большого внимания курортам, как он, а без этого дела здесь шли не очень успешно. В журнале Кавказского комитета, ведавшего курортами, 10 апреля 1861 года появилась запись, гласящая, в частности, о том, "что Водами заведует правительственная или казенная администрация. В настоящее время создан тот экономический закон, что казна в деле непосредственного управления имуществами, заведование коими требует разносторонней деятельности, есть бессильный хозяин. И иначе быть не может, потому что самое благонамеренное казенное управление уже по характеру своему лишено того, что составляет душу всякого частного предприятия. При таком взгляде на дело князь Баратинский (наместник Кавказа в 1856-1863 годах)... убедился в необходимости заменения казенной администрации на Кавказских Минеральных Водах частной,.. выбор князя остановился на одном из достойнейших в России деятелей, пользующихся заслуженным авторитетом в области промышленных предприятий".

Первым арендатором или, как его еще называли, "контрагентом", стал упоминаемый в журнале Кавказского комитета известный предприниматель, учредитель пароходного общества "Кавказ и Меркурий" и "Общества пароходства и торговли на Черном море", действительный статский советник Н. Новосельский. Не вступая лично в управление курортами, арендатор назначил их директором и главным врачом С. Смирнова, чем оказал Кавминводам неоценимую услугу.

Семен Алексеевич Смирнов - уроженец Орловской губернии. По окончании медицинского факультета Московского университета он был оставлен в клинике Ф. Иноземцева - замечательного врача и крупного общественного деятеля. Работая под его руководством, молодой медик стал первоклассным специалистом, блестяще защитил докторскую диссертацию. Вместе со своим патроном С. Смирнов участвовал в создании научного общества врачей и естествоиспытателей, членами которого стали С. Боткин, И. Сеченов и другие видные деятели отечественной медицины.

Семен Алексеевич не раз сопровождал Ф. Иноземцева в поездках на различные европейские курорты. Изучение курортного дела за рубежом очень помогло ему в его деятельности на Кавказских Минеральных Водах. "При первом знакомстве с замечательным богатством и разнообразием наших вод я был поражен богатством этого края, - писал он одному из своих знакомых, - но вместе с тем болела душа и оскорблялось национальное чувство, видя это богатство в таком первобытном, полудиком состоянии...".

Назначенный директором Кавказских лечебных вод и главным врачом курортов, С. Смирнов энергично принялся за преобразования Кавминвод - прежде всего за реконструкцию их лечебной базы. Были отремонтированы все ванные здания, заново оборудованы многие источники в Ессентуках. С. Смирнов сразу же занялся расчисткой и "обделкой", т.е. каптажем жемчужины этого курорта - источника N 17. Его углубили, одели в каменный колодец, подняв суточный приток драгоценной воды вдвое - со 100 до 200 ведер, а для защиты от дождя поставили над ним деревянную беседку. Подобную операцию произвели и с источником N 18. Расчищены были также и другие источники, некоторые из них получили каменные колодцы.

Благодаря С. Смирнову вошла в широкое употребление горько-соленая вода из источника близ селения Каррас ("Баталинского"). Очень заинтересовали его и пятигорские бессероводородные теплые воды, вытекавшие у западной оконечности горы Горячей и используемые главным образом для солдатских ванн. Наблюдая за лечебным действием этих источников, которые именно он назвал теплосерными, С. Смирнов увидел их высокую эффективность при некоторых заболеваниях. "Трудно объяснить столь благотворное действие воды ее химическим составом", - писал он, интуитивное предугадывая какую-то неизвестную особенность вод, которая стала ясна лишь в начале ХХ столетия, после открытия радиоактивности Теплосерных источников.

Отыскивал С. Смирнов и новые возможности минеральных вод. Он пытался наладить их розлив, дабы расширить географию приема этого лекарства, данного самой природой. Семен Алексеевич разработал рецепт получения лечебных солей из воды источника "Ессентуки N 17" и изготовления лепешек, которые с успехом заменяли ввозимые из-за границы лечебные лепешки Виши. Будучи человеком науки, С. Смирнов старался широко пропагандировать опыт своей деятельности, в том числе и посвященной улучшению лечебной базы курортов. Из 73 работ, написанных С. Смирновым, более двадцати посвящены вопросам гидрогеологии.

Чтобы получить более ясное представление о действиях тех или иных минеральных вод, необходимо было заняться серьезным изучением их химического состава. С этой целью С. Смирнов создает физико-химическую лабораторию и приглашает работать в ней известного ученого, преподавателя Московского университета Ф. Шмидта - тем самым закладывает подлинно научные основы изучения природных богатств курортной местности. Лаборатория и метеостанция при ней разместились в доме доктора Конрада (сейчас на этом месте краеведческий музей). Понимая, что для изучения минеральных вод надо знать состав окружающих горных пород, С. Смирнов приглашает из Тифлиса крупного специалиста - минеролога Ф. Байерна, который собрал и описал более полутора тысяч образцов горных пород Северного Кавказа - они составили основу "геогностического", т.е. Геологического музея, открытого в Николаевском вокзале.

До появления С. Смирнова больные лечились последовательно на каждом курорте - начинали в Пятигорске, продолжали в Железноводске или Ессентуках и заканчивали в Кисловодске. Новый директор вод изменяет этот порядок - теперь всех приезжающих стали распределять по курортам в зависимости от характера болезни. Для этого были учреждены специальные медицинские консультации - прообраз нынешних курортных поликлиник. В Пятигорске такая консультация размесилась в Цветнике, в здании Николаевского вокзала, после его реконструкции. Там же открыли библиотеку и концертный зал.

На всех курортах-"группах", как их называли, стараниями С. Смирнова учреждается должность группового врача, подбираются кадры практикующих медиков, которые обязаны постоянно повышать свою квалификацию - некоторые из них командируются на зарубежные курорты.

Но, конечно, главную благодарность потомков Семен Алексеевич заслужил тем, что заложил основы курортной науки и создал организацию, занявшуюся ее разработкой, - Русское бальнеологическое общество, которое он возглавлял более тридцати лет.

За те два десятилетия, когда Кавминводы находились в частном управлении, внешний облик курортов изменился мало. Что касается Пятигорска, то здесь в 1869 году был освящен Спасский собор, строительство которого велось почти 20 лет, да в 1880 году владикавказский архитектор В. Гроссмани украсил Николаевский цветник оригинальным зданием Ермоловских ванн, построенных на средства военного ведомства. В Ессентуках, Железноводске и Кисловодске было выстроено лишь по нескольку небольших, преимущественно деревянных зданий ванн и лечебниц.

К сожалению, большинство попыток улучшить состояние бальнеологического хозяйства, предпринятых в период второго арендаторства, должного результата, не дало. Обсуждавшее судьбу курортов в 1896 году Особое совещание недвусмысленно высказалось на этот счет: "... когда по истечении срока арендования Кавказских вод контрагентом Байковым они были переданы в ведение ... Министерства Государственных Имуществ, минеральные источники и бальнеологические при них заведения оказались в крайне запущенном и неудовлетворительном положении. Ванные здания, совершенно недостаточные по своим размерам, вследствие неудовлетворительного ремонта, пришли в ветхость; источники, за немногими исключениями, не были ни разработаны, ни обделаны; штольни их находились в полуразрушенном виде; дебит наиболее ценимого из целебных источников - N 17 в Ессентуках - упал до 12 ведер в сутки и являлось опасение полного прекращения притока его воды..."

Тем самым была отмечена нецелесообразность дальнейшего пребывания курортов в частном управлении и признана необходимость возвращения их под опеку государства. И все же период арендаторства сыграл положительную роль в истории Кавказских Минеральных Вод. Именно в эти годы стараниями доктора С. Смирнова реформировалась курортная практика и рождалась курортная наука, а русское бальнеологическое общество объединяло усилия передовой медицинской общественности, направляя ее усилия во благо региону. К этому времени жители Кавказских Минеральных вод получили возможность пользоваться многими достижениями цивилизации. В 1863 году Пятигорск соединила с центром России телеграфная линия. Несколько лет спустя телеграфом были связаны все города Кавминвод. Тогда же здесь появились первые фотографические заведения. На здании Николаевских ванн установили часы. У Николаевского вокзала и Казенной гостиницы поставили почтовые ящики. В городе была открыта бесплатная школа для девочек. А уездное училище преобразовано в прогимназию. С 1869 года заработал общественный банк. Железноводск получил свой первый водопровод, здесь начала действовать метеостанция, открылось кумысное заведение, неподалеку от источника "Грязнушка" выстроили специальное здание для занятия гимнастикой. В Ессентуках появились достаточно вместительная Компанейская гостиница, Столовая галерея, Музыкальная беседка. Одноклассное училище было преобразовано в двухклассное.

В 1874 году Пятигорск и Железноводск из административного подчинения Ставропольской губернии были переданы в состав Терской области, куда уже относились Кисловодск и Ессентуки. Несколько месяцев спустя в ее рамках был создан новый административный отдел - его центром стал Пятигорск. Но при всем при том даже он - не говоря о других курортных поселениях - оставался небольшим тихим городком, оживавшим лишь на три-четыре месяца в году, когда сюда наезжала "курсовая публика", числом не слишком велика - в сезон здесь лечились всего несколько сот человек.

Патриоты Кавминвод верили в их большое будущее. Один из них писал в газете "Кавказ": "Скоро придет пора, когда нити железных дорог побегут по России, и тогда Пятигорск наш станет одним из приятнейших и полезнейших в России. Тогда уже стыдно будет, господа, не жаловать к нам, тем более что мы здесь понастроим гостиниц и разведем парки, сады..." Но прошло еще немало времени, пока мечта патриотов стала сбываться.

Источник: "Ставропольская правда", 6 декабря 2002 г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх