ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

Истории нельзя мстить, ее нужно понять

Вениамин ГОСДАНКЕР
Заслуженный работник культуры России

Все чаще и чаще прошлое со всеми ее вершинами духа и пропастями души становится предметом в лучшем случае занимательного чтения, а в худшем – объектом всякого рода спекуляций. В том году арена борьбы за обновленную Россию, за поруганную монархию, за власть Советов, за братство народов в кровавой междоусобице, расцвечена была разными красками. За давностью лет они поблекли, но не потеряли силы исторического урока, направленного против всякого «старческого догматизма» и пошлой конъюнктуры, самобичевания и уничижительной издевки над нашим далеко не легким прошлым.

Строки из дневника Германа Александровича Лопатина, воспитанника Ставропольской гимназии, выдающегося деятеля освободительного движения в России: «Петроград, 28 февраля 1917 года, вторник… чтобы описать все виданное, пережитое, перечувствованное мною в этот навеки незабываемый для меня день, самый счастливый день моей жизни, понадобились бы целые тома… Конечно, я весь день и вечер провел в толпе рабочих и передавшихся на их сторону солдат, присутствуя при их подвигах и поражениях! Ах, что бы я дал вчера, чтобы бродить под руку с какой-нибудь зрячей спутницей! Мои глаза теперь очень плохи… Попадал, конечно, не раз под обстрел из винтовок и пулеметов, оставаясь стоять даже тогда, когда мои случайные товарищи разбегались, ибо сраженный пулею в такой торжественный день я счел бы за счастье…».

А в те же самые дни в Ставрополе… Николаевский проспект, восторженные толпы людей. Вверх к базарной площади, мимо дома бывшего губернатора, движутся ряды солдат местного гарнизона. Оркестр исполняет Марсельезу. На груди многих алые банты… Стены, заборы, столбы с наспех наклеенным Манифестом об отречении царя, воззвания, приветствия от имени солдатских и рабочих депутатов, листовки с обращениями временного губернского комиссара Старлычанова: «… соблюдайте законы, пока им на смену не пришли новые!».

Будто и сейчас слышатся голоса митингующих в Ставрополе или Пятигорске, на сельских сходах, полковых собраниях на западном германском фронте у Перемышля, турецком – Сарыкамыша, у воинских эшелонов на узловых станциях Минводы, Армавир, Кавказская…

«Рви погоны! Ложи оружие! Всем, всем, всем! Наружные отличия отменяются! Чины и звания упраздняются, ордена отменяются! Офицерские организации уничтожаются! Мир хижинам, война дворцам!

… Товарищи, братцы! Через горы трупов, через реки слез! Штыки в землю! Под удар царей и королей! Пролетарии всех стран соединяйтесь!».

Десятое марта 1917 года. Соборная площадь Пятигорска:

… Хор пел «Вы жертвою пали…», и многотысячная толпа в благоговейном молчании преклонила колени… В Кисловодске развевались красные флаги, пели Марсельезу и похоронный марш в память жертв революции… В Минеральных Водах на флагах надписи: «Да здравствует революция! Земля и Воля! Да здравствует 8-ми часовой рабочий день!».

Эти строки взяты из мартовских номеров газеты «Пятигорское эхо» за 1917 год.

Здесь ничего не придумано – эйфория революции: митинги, банкеты, объятия… Началось с «медового месяца», потом были реки крови…

Как любая экстремальная ситуация – революция спустя месяцы обнажила крайние стороны человеческой натуры. Февраль, июль, октябрь 1917 года, потом гражданская война до предела рассекли российский народ.

Немалый опыт работы в краеведческом музее, а последнее время в составе редколлегии Энциклопедического словаря Ставропольского края позволили основательно прикоснуться ко многим архивным фондам и книгохранилищам, где бережно, без всяких изъятий и купюр, хранятся свидетельства разных времен. И хотя мы живем на другом «историческом витке», но совершенно очевидно, что от прошлого нельзя отряхнуться ни мастерам нового мифотворчества, ни упрямым ортодоксам. Сколько было «праведников» и лжепророков тогда, и, увы, не вывелись они нынче. Да, были и революционный фанатизм, и лозунги уравниловки – этакая амбиция, делавшая человека и гордецом, и глупцом. Тут начинаешь еще глубже понимать, что и у праведников были и есть «пятна на одежде»...

Знания о фактах и революционных датах в наши дни, несомненно, расширяются. Но нет впечатления, что растет при этом историческая просвещенность, равнозначная в известном смысле общественной грамотности. С грамотностью в настоящее время довольно часто случаются конфузы… Так пусть же царствует правда.

С нежностью вспоминаю старую интеллигенцию, почтенных мастеровых людей, крестьян, казаков с богатой родословной. Бывшие учителя, врачи, семинаристы, литераторы, священнослужители – живые свидетели революции. Мы, музейные работники, чувствовали в этих людях страстное желание сохранить дух старого провинциального Ставрополя, Георгиевска, Пятигорска, традиции в семьях, уважение к старикам, трепетное отношение к религии. Среди местных провинциальных интеллигентов были люди с основательным гимназическим образованием, благоговением перед книгой, русским языком, историей.

Великую Октябрьскую социалистическую революцию (а разве можно было тогда назвать по-другому?) они упорно, чуть оглядываясь, называли Октябрьским переворотом.

А рядом с ними - большевистские руководители тех лет, бывшие красные командиры Гражданской войны, яркие, не-ординарные, порой противоречивые, но легендарные, именами которых названы районы Ставрополья: Апанасенко, Шпак, Трунов, Кочубей. В музейных экспозициях мы отражали их личности в героическо-романтическом флере «красных кавалеристов». Многие сгорели в огне революции. Ну а те, кого довелось застать при жизни, были бессменными участниками всяких торжественных церемоний, занимая почетные места в президиумах. В 50-х – 60-х годах минувшего века некоторые из них еще ходили в сталинских френчах, искренне гордились революционными заслугами, оставили в музеях и архивах множество безыскусных воспоминаний с трогательными, непридуманными деталями событий. Цензорам любого толка их откровения остались неподвластны!

Было бы несправедливо считать, что участники революции, с которыми нам, музейщикам старшего поколения, довелось встречаться, только и делали, что парили на крыльях идеологии, былой славы. Они - выходцы из народной среды, несомненно, были самоценные, в быту очень сердечные, добрые люди. Приводилось сидеть за чашкой чая, и не только чая, с участниками и свидетелями событий 1905 года Василием Дмитриевичем Зароченцевым, Нилом Спиридоновичем Фроловым, Константином Еремеевичем Бочаевым, участником восстания на броненосце «Потемкин» Семеном Ивановичем Челядиновым, военкомом Ставропольской губернии в 1918 году Петром Ивановичем Мирошниковым, сестрой милосердия Двойрой Матвеевной Ходос, прославленным военачальником Первой Конной армии Василием Ивановичем Книгой… Те встречи с колоритными нашими земляками многого и дорогого стоят.

Пусть не посетуют на нас маститые историки с их структурированным, академическим багажом знаний. Это особая часть истории. Но ничто не может заменить живое дыхание, биение сердца, живой голос, неприглаженную правду, чувства и речь людей, которые вспоминали «свою» революцию, без всякой оглядки на «протокол» поздних идеологических толкователей.

Несомненно, мир прошлого в наши дни становится многоцветным, многообразным. Исследователи и популяризаторы революции 1917 года оказались в совершенно новой историографической ситуации. Впервые появилась возможность отказаться от политизации и идеологизации «Красного Октября», который становится теперь «нормальным» (хотя и особым в силу своей значимости и своих последствий) объектом исторического исследования.

Непростое это дело – трезво и разумно смотреть на то, как мы жили и живем, как воспринимаем в настоящее время русскую революцию 1917 года, как боролись и страдали, верили и ошибались наши отцы, деды и прадеды. Это ведь истинная, не хрестоматийная жизнь, ее нельзя вычеркнуть ни из народной памяти, ни из учебников. Истории нельзя мстить, ее нужно понять.

* * *

Источник: "Ставропольская правда", 2 марта 2007 г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх