ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

Откуда пошла Туапсинка

Елена ГРОМОВА. Сотрудник Государственного архива Ставропольского края

Для Ставрополя железнодорожный вопрос был болезненным с самого начала строительства рельсовых путей на Северном Кавказе. В 1870 году было принято решение провести дорогу от Ростова до Владикавказа. После инженерных изысканий выяснилось, что линия на станицу Кавказскую, проходившая по равнинным участкам, более выгодна, чем через Ставрополь. =Железнодорожный вокзал в Ставрополе, 1905 г

Весть о том, что дорога минует Ставрополь, ошеломила горожан. Ведь столетие транспортное сообщение между Ростовом и Владикавказом производилось через их город. Илья Дмитриевич СУРГУЧЕВ

Торговый оборот Ставрополя, например, в 1869 году рассчитывал 5400500 рублей. «Таких оборотов, - писал И. Бентковский, член-секретарь Ставропольского статистического комитета, - ни один город Северного Кавказа не достигает. Даже восхваляемый Екатеринодар». По его же утверждению, Ставрополь к началу 70-х годов по внешнему облику и благоустройству значится после Тифлиса первым городом Кавказского наместничества. И. Бентковский также обращал внимание на стратегическое расположение форпоста России, на численное превосходство населения по дороге от Ростова до Ставрополя, чем до Кавказской. Показатели оборота капиталов, банковских операций, перевозки грузов, количества купечества и другие превышали показатели Кубанской области.

В 1875 году состоялось открытие Ростово-Владикавказской железной дороги. Ставрополь оказался вне ее влияния, что отрицательно сказалось на жизни города и большей части губернии, не имеющей сколько-нибудь подходящих путей сообщения. В 1881 году в своем отчете ставропольский губернатор с тревогой сообщал: «Торгово-промышленная деятельность в Ставрополе все более и более ослабевает». И только после долгих ходатайств руководителей, общественности города, потерявшего свое экономическое влияние, Ставрополь, наконец, в 1897 году был соединен веткой до станции Кавказской с железными дорогами России.

К этому времени уже закончилось строительство и железнодорожного вокзала по проекту архитекторов М. Бржезицкого и С. Лазарева, одно из лучших вокзальных зданий на Северном Кавказе, напоминавшее средневековый замок. (При отступлении немецких войск в 1943 году вокзал был разрушен. Нынешнее здание вокзала возведено по проекту архитектора Н. Чекмотаева. - Е. Г.).

И все же проблема железнодорожного сообщения оставалась острой. Богатая и обширная губерния была почти не затронута рельсовой сетью. Ставропольские предприниматели вынашивали идею постройки новой железной дороги, которая бы начиналась в хлебных районах губернии, проходила через Ставрополь на Армавир и оканчивалась у нового черноморского порта Туапсе.

Наконец, вопрос о строительстве железнодорожной линии Армавир – Туапсе встал в повестку дня правительства. Но Общество Владикавказской железной дороги, являясь до этого монополистом в строительстве рельсовых путей, попыталось диктовать свои условия. Его специалисты спроектировали линию Армавир – Егорлык – Дивное. Ставрополь был снова обойден. Главным аргументом обхода называлось то, что он расположен на весьма значительной высоте по сравнению с окружающей местностью, а это связано с увеличением затрат. Надежда на то, что, соединившись с Армавиром, Ставрополь будет иметь доступ для грузов в новый порт Туапсе, более близкий и удобный, чем Новороссийск, могла не осуществиться. Город начал хлопоты, отстаивая свои интересы.

По инициативе гласного Ивана Поликарповича Кувшинского вопрос был вынесен на заседание Ставропольской городской Думы. 17 июля 1909 г. Дума поддержала идею соединить Ставрополь железнодорожным путем с Армавиром и приняла решение: для всесторонней разработки вопроса избрать железнодорожную комиссию. Ее возглавил И. Кувшинский.

К этому времени Общество Владикавказской железной дороги уже утрачивало позиции монополиста. Появилось Общество Армавир-Туапсинской железной дороги, с которым и наладила связь Ставропольская железнодорожная комиссия.

В июле 1910 года был переизбран председатель этой комиссии. Им стал гласный Думы Илья Дмитриевич Сургучев (мы знаем его как известного писателя, 120-летие которого отмечается в 2006 году). Членами комиссии были уважаемые в Ставрополе общественные деятели, предприниматели: А. Филимонов, В. Соколов, Н. Косенков, В. Лобановский, И. Пастухов, И. Меснянкин, А. Анпетков, И. Кувшинский, М. Поваляев, С. Никитин.

Сохранившиеся документы свидетельствуют о немалом вкладе И. Сургучева в положительное решение вопроса о строительстве ветки от Армавира до Ставрополя. Он поддерживал тесные контакты с представителями Общества Армавир-Туапсинской железной дороги, неоднократно выезжал в Армавир, Москву, Петербург. Договорился со специалистами из Петербурга инженером А. Верблюнером и экономистом В. Михайловским об изысканиях, проектировании и составлении статистико-экономической записки выгодного для Ставрополя варианта линии. Зная представителей журналистских кругов, И. Сургучев старался заручиться поддержкой некоторых столичных газет.

В сентябре 1910 года Владикавказскую железную дорогу посетил министр финансов. В Армавир, куда высокий гость прибыл 5 сентября, была направлена депутация из Ставрополя, чтобы привлечь министра на свою сторону. Газета «Наш край» рассказала об этой встрече. Приняв хлеб-соль от казаков, министр подошел к депутации ставропольцев. Здесь к нему обратился И. Сургучев: «Город Ставрополь, - горячо говорил он, - был уже не раз обижен и обижен жестоко, когда главная магистраль Владикавказской железной дороги прошла от Ставрополя в 60 с лишним верстах. Тогда на счет Ставрополя сильно поживился Ростов, исключительно на счет Ставрополя из ничтожного татарского аульчика в крупный торговый промышленный центр вырос Армавир. В самое последнее время на счет же Ставрополя в значительной мере создался Екатеринодар. И если теперь еще раз железнодорожная линия минет Ставрополь, то этому городу с известным историческим прошлым, с несомненными данными для развития в будущем в бойкий торгово-промышленный пункт, - этому городу грозит неминуемая гибель и неминуемое банкротство». И. Сургучев попросил министра о поддержке интересов ставропольцев.

На другой день министра встречали в Ставрополе. Для чествования высокого гостя было решено организовать обед в зале общественного собрания (в настоящее время в нем размещается городская детская библиотека). По публикации газеты ярко представляешь эту встречу: «Стоявшие у дверей залы приглашенные гости медленно расступились. В середину их вошел министр и прошел до середины зала, где его ждал замещающий городского голову Н. Зозулевский, который сказал:

- Я счастлив поздравить вас, ваше высокопревосходительство, с приездом и просим откушать хлеба-соли.

- Благодарю, но не могу воспользоваться вашим предложением, - отказался министр. – У меня рассчитана каждая минута. Прошу не ставить в вину мой отказ, он не имеет никакого отношения к тому вопросу, который так волнует вас, по которому я заехал беседовать к вам сюда.

- Ну хоть один бокал вина, ваше высокопревосходительство.

- Это я с удовольствием.

Засуетились «белые перчатки», забегали официанты и за-звенели бокалы. После здравицы в честь министра музыка заиграла туш и прозвучало громкое «ура».

Из группы представителей железнодорожной комиссии отделяется ее председатель И. Д. Сургучев и обращается к министру с вопросом:

- Как вам понравился наш город?

- Хороший город, красивый, особенно, когда подъезжаешь к нему.

- Вы остаетесь при своем мнении, что он похож на сахарную голову?

- Да, - улыбнулся министр, - остаюсь».

Далее И. Сургучев завел разговор о волнующем ставропольцев вопросе. Министр пообещал пересмотреть предложенный Обществом Владикавказской железной дороги проект.

В марте 1911 года в Петербурге состоялось заседание комиссии о новых железных дорогах. Ставропольцы выехали подготовленной командой в составе вице-губернатора М. Пономарева, членов Государственной думы И. Кувшинского, Н. Колесникова, И. Сургучева, мещанского старосты П. Мохина. Бой был выигран. Комиссия постановила разрешить Обществу Армавир-Туапсинской железной дороги сооружение линии Армавир – Ставрополь – Петровское – Благодарное с веткой Петровское - Дивное. 28 мая Департамент железнодорожных дел утвердил смету на ее сооружение.

Строительство дороги велось с большими трудностями. Участок от Армавира до Ставрополя в 114 верст был самым сложным. Предполагалось, что каждая его верста обойдется в 63 тысячи рублей, но стоимость значительно превысила проектируемую. Вспыхнувшая мировая война отвлекала средства.

В 1916 году железнодорожная ветка Армавир - Ставрополь наконец заработала. В городе был возведен вокзал в районе нынешней улицы Объездной (здание сохранилось до сих пор, ныне жилой дом). Далее случилось так, что из-за частых оползней участок был закрыт, в Гражданскую войну частично разрушен, остальное доделало время.

Во внешнем облике Ставрополя Туапсинская железная дорога еще хранит свой след в оставшихся железнодорожных мостах, будках путевых обходчиков и в названиях улиц Объездной, Туапсинской и проезда Деповского. А ведь район, где раньше проходила дорога, в народе до сих пор называют «Туапсинкой».

Станция же Ставрополь так и осталась в тупике в сети Северо-Кавказской железной дороги.

* * *

Источник: "Ставропольская правда", 4 августа 2006 г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх