ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

  • К 90-летию начала Первой мировой войны

    «Во первых строках моего письма...»

    Алла АКОПЬЯН

    Когда 28 июня 1914 года в Сараево был убит Франц Фердинанд, Австро-Венгрия объявила войну Сербии. Через месяц Россия начала всеобщую мобилизацию, а 1 августа того же года Германия объявила войну России, через день – Франции и Бельгии. Не остались в стороне Великобритания и Япония, в свою очередь сделавшие военный вызов Германии. Так 90 лет назад начиналась Первая мировая война, у которой не было победного окончания, но были миллионные жертвы. Только из Ставропольской губернии на фронт ушли более 100000 человек.

    Обстрел аэроплана, 1916 г. Из фотоархива 83-го Самурского пехотного полка. Царский манифест с призывом: «…и да отразит Россия, поднявшаяся как один человек, дерзкий натиск врага», военные повестки, тревожные сообщения в газетах, недолгие сборы. Отправка эшелонов под звуки разрывающего сердце марша «Прощание славянки» – так тысячи людей вспоминали о первых днях общеевропейской, или Второй отечественной войны, как тогда называли Первую мировую. На фронт той далекой, нынче почти забытой войны отбывали и призванные на защиту Отечества жители Ставропольской губернии. Горькую судьбу разделили и кадровые военные, и казаки, и неподготовленные к боевым действиям бывшие крестьяне, ремесленники, чиновники, студенты, гимназисты. В числе прочих со Ставропольского железнодорожного вокзала на германский фронт отправился в полном составе и 83-й Самурский пехотный полк, до войны расквартированный в губернском центре.

    А вскоре к родным местам хлынул поток писем с пометкой «Из действующей армии». В конвертах без марок написанные в окопах и лазаретах, карандашом и чернилами, грамотно и не очень эти долгожданные весточки зачитывались всем родным и береглись как семейные реликвии. Но и в вихре последующих событий не многое из этого наследия дошло до наших дней.

    В Ставропольском государственном краеведческом музее благодаря одному из его основателей – Г.Н. Прозрителеву сохранилась коллекция фронтовых писем 1914-1916 годов, которую теперь можно назвать уникальной, хотя подобные письма приходили с империалистической войны в каждую семью. Через десятилетия мы слышим голоса живых свидетелей эпохи. Простые солдатские послания начинались обычно так: «Во первых строках моего письма спешу уведомить Вас, что я жив и здоров, чего и Вам желаю от господа Бога». Перечислялась вся многочисленная родня, всем передавались низкие поклоны, пожелания здравия и счастья каждому составляли почти все содержание письма. Конечно, у бывших крестьян, призванных на войну в самый разгар полевых работ, душа болела о делах хозяйственных, об урожае: «Как собрали хлебушко?» - спрашивали они у родных.

    В начале службы первые яркие впечатления новобранцы получали от выданного обмундирования. Из письма урядника Гавриила Ивановича Есютина: «Прикомандировали нас во 2-й Дагестанский полк, справили нас очень хорошо, по две черкески, такие, как у казаков, по одному бешмету, вроде поддевок, желтые шапки, сапоги, шашки, кинжал, бурку, седло и лошадь. По окончании войны командир говорит, это пойдет в собственность». Фалалей Михайлович Тебякин тоже похвалился: «Выдали нам мундиры, шинели, фуражки и шаровары, как у Самурского полка». Те, кто попал на Западный фронт в ненастную осень и зимой, просили в письмах: «Пришлите сапоги и чулки или онучи и пару или две пары перчаток теплых и полушубок». Посылки на позиции доходили. Неграмотный солдат Федот Егорович, за которого написал письмо товарищ его из села Высоцкого Благодарненского уезда Василий Захарович Свистунов, сообщал родителям: «Посылку от Вас получил, сало и денег 60 копеек, две пары носков, две пары перчаток, платочек, кисет». Подобные благотворительные подарки отправляли призванным в армию землякам и представительницы ставропольского Дамского комитета.

    Зная, что существует военная цензура, на боевых действиях внимание в письмах не заостряли. Братья Иван и Андрей Козловы, служившие вместе, объясняли в письме: «Дорогой дедушка, Вы на нас не обижайтесь, что мы Вам не сообщаем новости, ну Вы сами подумайте, что мы будем Вам сообщать, ежели нам не дозволяется все описывать, бой идет усиленный, убивают друг друга. Сидим день и ночь в окопах». Рассказать страшную окопную правду можно было только при встрече. Победы чередовались с поражениями и отступлениями. Жестокая война требовала все новых и новых жертв. Известно, что после года ведения боевых действий, к середине 1915-го, был почти полностью выбит кадровый офицерский корпус. Погибших и раненых было так много, что на Западном фронте, в Галиции, бывало и так, как в своем письме рассказал санитар Павлик из 83-го Самурского полка: «Наша дивизия вся стоит в армейском резерве, так как то пополнение, которое мы встретили, все разбили, и нас осталось совершенно мало, так что занять позицию мы не можем. Сегодня был молебен и панихида… Много осталось раненых неубранными, лежащих в грязи, так как теперь все время идут дожди».

    Между тем, шли воевать «За Веру, Царя и Отечество», с искренней уверенностью в скорой победе. Вот как рядовой солдат русской армии Михаил Егорович, уже побывавший не в одном сражении, убеждал в письме своего дядю: «Дела у нас идут успешно. Германца мы бьем так, что он не управляется доставлять войска против нас… Мы его бьем из орудий, пулеметов и ружей и думаем, что мы скоро с ним разделаемся… Теперь он собирает большие силы и кидается, как круженный, все ищет, где легче прорваться. И куда ни кинется со своей силой, вскорости мы его бьем и развернуться не даем, так что его бронированная сталь и железный кулак скоро покорятся нашей матушке России».

    События февраля и октября 1917 года вырвали страну из одной войны и породили другую, разделившую не только братьев по оружию, но и братьев по крови на «красных» и «белых». Миллионы погибших в Первой мировой войне были забыты, от многих братских могил и обелисков не осталось и следа. Чувство разочарования сменило долгое забвение. Вспомнить всех поименно, к сожалению, мы сегодня не сможем. Пусть же сохранившиеся фронтовые письма – эти документальные свидетельства – станут памятником воинам, павшим просто и честно за Отечество.

    На фото: Обстрел аэроплана, 1916 г. Из фотоархива 83-го Самурского пехотного полка.

    Источник: "Ставропольская правда", 30 июля 2004 г.