ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

В окружении символов, на перекрестке эпох

Наталья БЫКОВА

В старинном здании на улице Дзержинского в самом сердце Ставрополя причудливым образом встретились на перекрестке столетий сразу несколько исторических символов. Во-первых, сам внешний и внутренний облик строения, окна с резными ставнями, дворик на заднем плане, склонившаяся у главного входа березка являют собой типичный образчик старорусской городской усадьбы - эдакого надежного "причала" в лучших традициях "Домостроя": дом-крепость (от слова "крепкий", "основательный"!), дом - обитель рода, дом - хлебосол, радушный хозяин... Во-вторых, известный вот уже более тридцати лет как Музей литературы народов Северного Кавказа, а затем Музей истории Ставрополя, дом и его биография овеяны двумя весьма славными именами, русским и осетинским: чем не символ добрососедского сосуществования на Кавказе разных наций? В нашем случае речь - о двух замечательных интеллигентах России - Василии Смирнове и Коста Хетагурове. И наконец, еще один символ или примета времени: домик этот - наглядное олицетворение сложного процесса музеефикации в новейшей России, ибо готовится вновь сменить вывеску на фасаде. Теперь он будет именоваться, на мой взгляд, исторически наиболее справедливо, как и следовало бы назвать его с самого начала музеефикации здания, - Музей-усадьба художника Василия Ивановича Смирнова.

музей истории СтаврополяОб основных этапах этого процесса мы беседуем с директором Ставропольского краеведческого музея им. Г. Прозрителева и Г. Праве Н. Охонько, при прямом участии которого эти этапы и проходили, ибо домик Смирновых входит в структуру главного музея края. Прежде всего вспомнили, конечно, хорошо знакомое старшим поколениям ставропольцев имя Ксении Ивановны Пронской, стараниями и энтузиазмом которой здание, собственно, и стало музеем. Говорят, она в свое время дошла до самых высоких кабинетов ЦК КПСС и добилась-таки решения о создании Литературного музея. Но - уже тогда символы дали о себе знать: первой - представительской - экспозицией стала выставка художественных произведений В. Смирнова! И это - под идеологически выдержанной в духе того времени вывеской музея национальных литератур Кавказа. Впрочем, рассказывает Николай Анатольевич, сбор материалов, имеющих непосредственное отношение к тематике нового музея, с первых дней велся весьма интенсивно. В результате в его фондах насчитывается уже свыше семи тысяч дел, именно дел, ибо в основном это материалы более архивные нежели музейные: писательские дневники, рукописи, заметки, документы и т. п. Что не могло не отразиться на чисто экспозиционной деятельности музея, ограниченного в наличии предметных материалов, способных стать настоящей наглядной выставкой. Несколько активнее шла другая сторона жизни музея -–литературные встречи, салоны, поэтические вечера - но и она постепенно начала затухать. Отчасти сыграли свою роль преобразования в обществе. Попросту говоря, людей перестали "водить" на выставки. И, увы, из музея начало незаметно утекать живое дыхание...

Освежить его попытались идеей создания Музея истории Ставрополя, в ту пору как раз на слуху были вопросы сохранения историко-культурного наследия столицы края. Крепостная гора стала заповедной территорией, возводились памятники, открывались мемориальные плиты, восстанавливались забытые могилы... И тогда казалось, что открытие городского музея дополнит эту работу еще одним важным направлением. Но судьба уже теперь этого музея сразу как-то не заладилась. Лично мне кажется, что не нашлось конкретного человека, который взял бы на себя труд по этой - принципиальной - "перелицовке" учреждения. То есть идея была, энтузиасты были, а вот "командира" хорошего не было. Это с одной стороны. А с другой, вмешалась... матушка природа. Последние засушливые годы с жарким летом здорово сказались на состоянии старых зданий Ставрополя, в том числе и на усадьбе Смирновых. К климатическим катаклизмам добавились коммунальные: в один "прекрасный" день прорвало теплотрассу среди зимы, здание наполнило горячим паром, пришлось срочно из него эвакуировать все содержимое. Потом был, естественно, ремонт - всего лишь косметический, отнюдь не спасший старые стены от медленного, но верного умирания. К тому же улица Дзержинского стала открытой для транспорта, и домик буквально затрясло от вибрации, пошли трещины... Вот почему с янва-ря текущего года музей фактически законсервирован в ожидании полноценной реставрации. Его сотрудники временно перебрались в головной музей, продолжая лекционную и экскурсионную работу, сбор новых материалов.

И забрезжила в умах музейщиков мысль о воссоздании именно старой усадьбы, только на сей раз - по всем правилам музеефикации, чтобы объект стал таким, каким его видят профессионалы: максимально приближенным к облику исторического оригинала. Как сказал Н. Охонько, уже есть предварительный технический проект, предусматривающий восстановление не только самого здания, но и всех находившихся во дворе построек, насаждений, беседок, колодца. Эти данные в свое время собрала сотрудник музея, ныне специалист министерства культуры края Т. Головкова, встречавшаяся с дочерьми Василия Ивановича Смирнова - Ниной Васильевной и Диной Васильевной - еще на первом этапе становления музея. Они описали ей в деталях как интерьер дома, так и содержание двора, вплоть до того, где какое деревце росло и где какая тропинка была протоптана. Они, кстати, передали музею коллекцию из 210 художественных работ своего отца. Ту самую, что стала когда-то первой экспозицией, после чего на долгие десятилетия оказалась преданной забвению. Кроме того, Татьяна Федоровна побывала на родине художника - в Угличе, в Ярославле, где он учился до поступления в Санкт-Петербургскую академию художеств. Ее архивные изыскания также помогут в ходе реставрационных работ. Вернее, уже помогают, ибо сейчас специалисты "Ставрополькоммунпроекта" разрабатывают окончательный вариант реконструкции усадьбы. Проект включен в большую программу подготовки к предстоящему в 2005 году 100-летию Ставропольского краеведческого музея, которая совсем скоро ляжет на стол губернатора края, а затем, Бог даст, будет включена Думой в бюджет следующего финансового года. Разумеется, расходы предстоят немалые, и один бюджет их не потянет.

- Рассчитываем на поддержку федерального центра, - говорит Н. Охонько, - а также города Ставрополя,администрация которого обещает долевое участие в ведении работ. Ну и среди крепко стоящих на ногах предприятий, фирм, банков надеемся найти меценатов, неравнодушных к истории родного города. Хотелось бы в течение 2002 - 2003 годов провести ремонт, в 2004-м приступить непосредственно к созданию экспозиций. Сохраним, конечно, и память о Коста Хетагурове, несколько лет жившем в семье Смирновых, а потом поддерживавшем с этим домом самые теплые отношения. Разумеется, будут залы, посвященные самим Смирновым, восстановим мастерскую художника, а в остальных помещениях будут проходить сменные выставки.

Главное, считают музейщики, сберечь в доме-усадьбе тот удивительный мир духовности, творческого вдохновения, благодаря которому сто лет назад в нем бурлила жизнь истинно духовная, привлекавшая на свой огонек лучших представителей интеллигенции старого Ставрополя. И одновременно - тут чудесно пахло домашними пирогами, тут звенел детский смех, звучала музыка...

Остается надеяться на исполнение всего задуманного и на то, что его не заслонит большой юбилей большого - краеведческого - музея. Юбилей, который сотрудники музея видят не просто узко "своей" датой, но вехой, связанной с судьбами многих поколений ставропольцев, силами которых рождался, формировался, рос музей. Это поистине общенародное детище, наша общая кладовая духовно-нравственной, исторической, патриотической памяти. Кладовая, собранная за 100 лет тысячами людей. Подготовка к этой дате предусматривает огромный комплекс работ - от оборудования фондохранилищ по последнему слову техники до модернизации системы автоматизированного учета и хранения материалов (понадобится, в частности, сеть из 29 компьютеров). Есть мечта издать книгу по истории самого музея, кстати, - старейшего на Северном Кавказе. А ещё - выпустить в свет сборник неопубликованных трудов основоположника музея Г. Прозрителева. А ещё не худо бы наконец сделать археологический памятник "Татарское городище" работающим музейным объектом... Словом, идей у музейщиков, как всегда, хватает, а вот средств...

* * *

На фоне этих масштабных проектов скромная усадьба Смирновых пока немного теряется. Однако это впечатление неверное. Ибо подспудно ее оживление уже фактически началось. Настанет день - придут сюда строители, реставраторы, закипит работа. Вот только нужно, ой как нужно, чтобы на сей раз у нее был свой конкретный идейный вдохновитель, фанат в лучшем смысле этого слова, способный возглавить и довести прекрасные проекты до реального воплощения. Мы же пока подождем. С надеждой на будущую встречу.

Источник: "Ставропольская правда", 17 августа 2001 г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх