ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

Княжна-просветительница

Ольга КОЛПАЧЕВА

История женского воспитания и образования насчитывает не одно столетие, у него были взлеты и падения, находки и неудачи, но нельзя отрицать его огромную роль в развитии нашей страны. Может быть, сейчас, когда педагоги и общество ищут новые пути в воспитании и образовании подрастающего поколения, настало время обратиться к истории образования женщины и попробовать использовать тот положительный опыт, что был накоплен за прошедшие столетия.

Начало его - в глубокой древности. Являясь хранительницей очага, женщина играла ведущую роль в воспитании детей и параллельно с передачей общих знаний готовила девочек к выполнению ими в будущем аналогичных обязанностей. Отдельные представления о женском семейном образовании в дохристианской Руси можно получить из народного эпоса и из анализа патриархальных обычаев в русской деревне более позднего времени. Судя по ним, семейное образование носило практический характер, строилось на принципах почитания старших, уважительного отношения к труду и осуществлялось женщинами рода.

Огромную роль в развитии образования женщин сыграло крещение Руси князем Владимиром. С появлением церквей и монастырей стали открываться и первые школы, где детей учили основам веры и грамоте.

Первое женское училище на Руси и одно из первых в Европе возникло в 1086 г. в Киеве. Основано оно было княжной Янкой, внучкой Ярослава Мудрого и сестрой Владимира Мономаха. Вряд ли этому следует удивляться. Двор киевского князя считался по тем временам одним из самых просвещенных в Европе. Сам Ярослав любил не только читать божественные книги, но и переписывал их. Ярослав дал хорошее образование всем своим детям, как сыновьям, так и дочерям. Всеволода, отца будущей княжны-инокини, современники прозвали "пятиязычным чудом" за знание нескольких иностранных языков. Он женился на греческой царевне Марии, дочери басилевса Константина Мономаха. Вполне вероятно, что мать обучила детей, в том числе и Янку, родному греческому языку.

В XI веке на Руси не существовало женского затворничества, напротив, непосредственно до и в первое время после принятия христианства женщины играли видную роль в общественной жизни: они владели землей, сами набирали дружину, участвовали вместе с мужчинами в пирах. Кроме того, на Руси еще не утвердился окончательно византийский взгляд на женщину как на "начало греха". Поэтому неудивительно, что княжна Янка, принявшая постриг под именем Анны в Андреевском монастыре, открыла училище для девушек, которых сама обучала чтению, письму, пению и рукоделию. Исключая рукоделие, эти же предметы входили в то время и в мужское обучение.

Обучение грамоте входило в круг монастырских занятий, так как чтение божественных книг способствовало спасению души. Таким же богоугодным делом считалось и переписывание книг - тогда еще оно не стало уделом специально подготовленных монахов и нередко выполнялось по обету. Янка, следуя примеру деда, заботившегося о собирании и умножении священных книг, в которых была большая нужда, должна была ввести обучение письму. Пение требовалось при богослужениях, а рукоделие всегда считалось исконно женским занятием, помогающим как избегать греха праздности, так и зарабатывать средства для обители.

Во второй половине XII века возникает еще одна женская школа. Связана она с именем Ефросиньи Полоцкой. Дочь полоцкого князя Георгия Всеславича-Предслава рано научилась читать и писать и в 12 лет против воли родителей ушла в монастырь, где игуменьей была ее тетка. Там она и приняла постриг под именем Ефросиньи. Девушка хотела основать свой монастырь, но прежде решила собрать для него библиотеку. Для этого она поселилась рядом с соборной церковью и с разрешения полоцкого епископа занялась переписыванием книг. Открыв свой монастырь, она собрала вокруг себя сестер, родственниц, знакомых и стала учить их грамоте, рукоделию, канонам веры и правилам поведения, принятым в обществе. В те времена, когда иноческий чин еще во многом складывался, монастыри не имели таких строгих порядков, какие приобрели со временем. Там жили родственники и родственницы монахов и монахинь, иногда селились на длительный срок целыми семьями миряне. В монастыри часто приезжали князья с семьями, а избранным монахам и монахиням разрешалось участвовать в княжеских застольях.

Обучались, таким образом, в первых женских школах не только монахини, но и светские ученицы, не стремившиеся в будущем уйти от мира. Впоследствии многие из них, поселившись недалеко от монастыря, где-нибудь в селе, собирали вокруг себя детей и учили их тому, что узнали сами. Те же, кто впоследствии выходил замуж, могли сами обучать своих детей, не отсылая их от себя в ближние и дальние монастыри.

Из крайне немногочисленных сведений, дошедших до наших дней, можно узнать и о женском училище XIII века в Суздале, основанном дочерью черниговского князя Михаила Всеволодовича. Юная Феодосия не смогла пережить смерть своего жениха и поступила в Ризоположенскую обитель, где основала свою школу. Она сама преподавала в ней грамоту, письмо и пение. Как пишет составитель "Жития Ефросиньи Суздальской" (такое имя приняла Феодосья в обители) монах Спасо-Ефимьевского монастыря Григорий, грамоте и всей "книжной премудрости" княжну обучил "ученый" боярин Федор, впоследствии погибший вместе с Михаилом Черниговским в орде.

С течением времени, в связи с перешедшей из Византии и все более получавшей распространение на Руси проповеди аскетизма, подкрепляемый библейскими преданиями взгляд на женщину как на источник всех зол окреп окончательно. Это нашло отражение и в литературе тех лет. Так, Даниил Заточник утверждал, что "ум женский нетверд яко храм непокровен". Он считал, что "злообразная жена" несет муку мужу, но и прекрасная, если на нее все будут смотреть, принесет мужу печаль. Поэтому женщине следовало больше уделять внимания дому и поменьше появляться на людях. От жены требовалось все больше "покорливость", она не должна была, особенно на людях, ни выражать своих суждений, ни показывать умения разбираться в делах. Даже в простых домашних обрядах считалось "неприличным" женщине иметь свое мнение.

Понятно, что при таких условиях даже элементарное образование женщине практически не требовалось, поэтому в монастырях не стало светских учениц. Конечно, обычай обучать грамоте княжеских, а затем и царских дочерей остался. Но вызван он был скорее политическими причинами, чем заботой об образовании девушки как таковом. Грамотной и начитанной женщиной была дочь Ивана III Елена, выданная за великого князя литовского Александра. Об этом свидетельствует ее многолетняя переписка с отцом, где Елена Ивановна не только рассказывает о своей жизни, но и делится политическими новостями, высказывает свои суждения по поводу московско-литовских отношений.

Борис Годунов первый из русских царей, по свидетельству С. Соловьева, дал своему сыну образование выше того, что давалось до тех пор молодым людям из знатных семей. Не забыл он при этом и дочь. Ксения Годунова слыла женщиной образованной и искусной в переписывании книг. Образованные женщины встречались и в знатных боярских семьях, но их было мало. Лишь в конце XVII века в русском обществе стало формироваться мнение, что женщина должна сама заботиться об образовании своих детей. Именно такое посвящение сделал на своем букваре Карион Истомин, когда подносил его царице Наталье Кирилловне, чтобы она своего внука, царевича Алексея Петровича, "христианскому благочестию и благородному нраву и письменныя науки научитиимаше".

Но для того, чтобы женщины могли воспитывать и образовывать своих детей, следовало сначала образовать их самих, причем дать им не религиозное, а светское воспитание. Начало этому удалось положить лишь во второй половине XVIII века, с открытием Смольного института благородных девиц...

Источник: "Ставропольская правда", 7 марта 2000 г.

По теме:
• Женские гимназии в Ставрополе
• Смолянки

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх