ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

Мария Темрюковна выбрала орла…

Наталья БЫКОВА

Большая печать государства Российского, 1698 г. В ближайшее время ожидается выход в свет книги «Исторические символы Кавказа», представляющей не только солидный научный труд по истории гербов Кавказа с ХVl по ХlХ век. Это тот случай, когда описанные в книге события и факты давно минувших дней позволяют осмыслить день сегодняшний и многому научиться у прошлого. Чему именно? На этот и другие вопросы отвечает автор уникального издания, директор Ставропольского краеведческого музея имени Г. Прозрителева и Г. Праве, секретарь геральдического совета при губернаторе края Николай ОХОНЬКО.

- Николай Анатольевич, в 1990-е официальная символика была принята всеми регионами Северного Кавказа. Но создается впечатление, что современные гербы и флаги со старой геральдикой никак не связаны…

Печать царицы Марии Темрюковны, 1561-1569 гг. - Начнём с того, что на Кавказ геральдика пришла лишь в ХVl веке. Прообразом здешних гербов с рядом оговорок можно назвать печать дочери главного кабардинского князя Темрюка, которую взял в жёны Иван Грозный. Обычно на именных печатях царской семьи помещались изображения святых или эмблемы. На печати же Марии Темрюковны был изображён двуглавый орёл, увенчанный двумя коронами. Позже орёл в разных композиционных вариантах прочно «поселится» на гербах. И даже сегодня символика городов-курортов Кавказских Минеральных Вод использует образ гордой птицы. Правда, это уже не прежний геральдический орёл, а изображение известного памятника в Пятигорске.

- Неудивительно, наверное, ведь главной фигурой на гербе России был тоже орёл?!

Герб Кавказской области, 1828 г. - Здесь не всё просто. После знаменитого Каспийского похода Петра I, в результате которого к России отошли западный и южный Прикаспий, на присоединённых территориях располагается 50-тысячный русский военный корпус. И тогда по заказу военной коллегии были разработаны гербы воинских частей, появляется Терский герб. Причем весьма любопытный по содержанию: «Арбуз зелёный, вверху две кисти виноградные красные, поле вверху белое, а внизу жёлтое». Иными словами, символами стали экзотические в ту пору, поставлявшиеся с низовий Терека исключительно для царского стола арбуз и вино-град. Позже в гербах на Кавказе широко отражались географические и хозяйственные особенности. Можно увидеть и коней, и рыбу, и виноград, и хлебные колосья, и даже… рулон шёлка. Шёлком «отметили» Ширванский уезд – территорию бывшего Шемаханского ханства, известного всем по великолепной сказке Пушкина. Так же присутствовали в гербах оружие, и религиозные символы.

- Николай Анатольевич, таким образом, нельзя утверждать, как это порой пытаются делать, что русские несли на Кавказ христианскую веру силой оружия?

- Ну, конечно, нет! Во-первых, давайте не забывать известный исторический факт: христианство на Кавказе появилось задолго до того, как приняла Крещение языческая Русь. Во-вторых, наряду с орлом можно нередко увидеть на других гербах знак второй традиционной религии - исламский полумесяц. Это отражение характерной для Российской империи веротерпимости. Хотя, разумеется, символ креста использовался очень часто. Да и как иначе?! Даже название Ставрополя в переводе с греческого – Город Креста. А нынешний Будённовск до революции прямо так и назывался – Святой Крест. Что касается оружия… Находился Кавказ в состоянии войны или жил мирной жизнью, к оружию здесь всегда относились трепетно. Это, если угодно, тоже особенность региона. Однако обратите внимание на герб населённого воинственными лезгинами Джаробелоканского уезда. Сабля на нём… разрублена серпом. По-моему, отчетливо читается ясная, прозрачная аллегория: Россия предпочитает войне мирный труд.

- Хотя войны «аукались», надо полагать, и в геральдике?

- Не столько войны, сколько реалии жизни. Так, штаб-квартира Владимирского драгунского полка с полковым знаменем располагалась в Ставрополь-ской крепости. И первым символом заложенной 4 ноября 1777 года крепости был герб на знамени полка-основателя. Этот герб описывался так: «В красном поле сидящий на задних лапах лев, имеющий на голове железную корону, держит в передней лапе длинный серебряный крест». Лев, или, выражаясь языком геральдики, львиный леопард, – воплощение высшей силы, мощи, власти и величия. К слову, когда в 1914-м в Ставрополе формировалась ополченческая дружина и решался вопрос о её знамени, в качестве одного из вариантов предлагалось использовать знамя Владимирского драгунского полка. И еще характерный момент. Уже на первом гербе есть изображение креста, который держит в лапах лев. Крест является также доминантой современного герба города и края.

- Но всё-таки невооруженным глазом видно, насколько тот, первый, и нынешний гербы отличаются!

- А иначе и быть не может, символика – это неотъемлемая часть того, что принято называть государственным строительством. И соответственно в известной степени отражает политические реалии. Причём в старину нередко использовался приём так называемых самоговорящих гербов. В 1828 году, через шесть лет после того, как легендарный генерал Алексей Ермолов преобразовал Кавказскую губернию в Кавказскую область, у области появился герб. Без державного орла не обошлось и здесь: он сидит на вершине горы и держит лавровый венок и перун (пучок молний). Что истолковать не сложно: Кавказ теперь под началом России. Кстати, любопытный штрих. В то же время были предприняты первые русские экспедиции для восхождения на Эльбрус, Казбек и Арарат. Но вот у ног орла на гербе лежат разорванные цепи Прометея. Это очень сильное и в смысловом, и в идейном плане решение. Мифический орёл клевал печень титана, похитившего у богов огонь, а в чёрном цвете изображался воинственный горец-всадник, который, убегая, стреляет из лука. Что на языке геральдики означает: война теперь – это уже прошлое, история.

- К сожалению, в конце ХХ века война вернулась на Кавказ, принеся новые страдания народам…

- Это уже тема отдельного разговора. Хотя как тут не вспомнить старую истину: именно неуважение к собственной истории, нежелание извлекать из неё уроки оборачиваются большими бедами, включая и войны. Отменённые революцией в 1917-м гербы губерний, областей, городов и уездов – это не просто изъятые из повседневного обращения красивые картинки. Речь об исторической памяти, об общей судьбе народов. Что бы ни говорили сепаратиствующие политики, первые геральдические изображения кавказских территорий, находившихся под покровительством России, дошли до нас из так называемого «Титулярника» царя Алексея Михайловича. А это 1672 год! Или возьмите большую государственную печать, сделанную в 1698 году. Мне удалось идентифицировать пять наиболее ранних в российской геральдике гербов Кавказа, которые расположены в нижней части печати. Что подтверждает: символика – неотъемлемая часть государственного строительства.

- Или разрушения. Примером чему в наше время послужил волк на гербе Ичкерии…

- Волк этот теперь уже в прошлом, и слава богу. Другой вопрос, о дореволюционных гербах, которые хоть и меняли свою иконографию и стилистику, но неизменно декларировали единство России, далеко не все в республиках Северного Кавказа сегодня горят желанием вспоминать; несмотря на то, что государственная символика оказала большое влияние на личную геральдику княжеских и дворянских родов, вышедших с Кавказа и внесённых в «Общий гербовник дворянских родов Всероссийской империи». В частности, известного рода князей Черкасских, из которого происходит и Темрюк, отдавший дочь в жёны Ивану Грозному. Я уж не говорю о том, что ныне суверенные государства Закавказья нередко забывают: правом и честью иметь свой герб наделялась там даже сельская, если выражаться современным языком, глубинка. В 1843 году из 20 утверждённых указом для Закавказья гербов 18 получили уезды. Между прочим, в средней России гербы имели только уездные города, но не сёла, являвшиеся центрами уездов.

- Зато сейчас уже и «волости» обзаводятся собственными гербами…

- Имеют полное право. Правда, с выходом закона № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», к реализации которого Ставрополье приступило на год раньше других регионов, возникла правовая коллизия. По старому закону, муниципалитет мог использовать любой герб, по новому – только внесённый в государственный реестр. То есть выполненный по всем нормам и правилам геральдики. А у нас в крае из 50 с лишним используемых муниципальными образованиями гербов в реестр внесены лишь гербы городов Лермонтова и Будённовска, а также сёл Донского и Александровского. В скором времени еще 23 добавятся, поскольку прошли экспертизу в Геральдическом совете при президенте РФ. А как быть с остальными – непонятно. С одной стороны, прокуратура вправе опротестовать использование «неправильных» гербов, с другой – изменение символики является очень болезненным. И не случайно перемены в этой сфере обычно происходят лишь в ходе революций.

- То есть легковесный, торопливый подход к гербам недопустим?

- Безусловно. Во-первых, есть в геральдике достаточно жёсткие каноны. Можно понять, когда возникает желание разместить на гербе «примету» города или села. Условно говоря, нефтяную вышку нарисовать. Но далеко не все изображения и композиционные решения допустимы с точки зрения геральдики. Тем более что не об эмблеме речь и не о рекламном бренде, а о гербе. Во-вторых, надо отдавать себе отчёт: как мы сейчас по старинным гербам изучаем историю, так и потомки наши будут смотреть на современную символику как на часть нынешней жизни. Причём во всех её проявлениях, включая даже законотворчество. За те четыре года, что я занимался изучением символов Кавказа, пришлось проштудировать горы научной литературы и архивных документов. Однако незаменимым источником для получения необходимых сведений был Полный свод законов Российской империи. Между прочим, проверено жизнью: и утверждение герба и флага на краевой Думе, и работа над символикой в органах местного самоуправления – это всегда всплеск интереса к истории, осознание важности её уроков. Полезный всплеск.

- Хотя, казалось бы, герб – не то, без чего ну никак нельзя обойтись…

- Спору нет, герб действительно – не кусок хлеба насущного, без него можно прожить. Но желающих спекулировать на истории, желающих толковать исторические факты в угоду политической конъюнктуре у нас при любом строе было немало. А для таких «горячих» регионов, как Северный Кавказ, это, что называется, чревато. Потому давайте относиться к символике с неменьшим уважением, чем к хлебу.

Когда книга уже была сдана в печать, Николаю Охонько удалось обнаружить еще один ранее неизвестный герб, являвшийся в свое время неотъемлемой частью краевой и российской геральдики. Это герб города Георгиевска начала ХХ века, выполненный в духе отечественных геральдических традиций. Словом, краеведческий поиск продолжается, как продолжается и процесс возвращения в жизнь наших городов и сел таких атрибутов государственности, как свой флаг и герб…

* * *

Источник: "Ставропольская правда", 19 мая 2006 г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх