ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

Вслед за кавалерией

Александр ЗАГАЙНОВ

овцы «110-летию Ставропольской ветеринарной службы, памяти наших коллег, основавших и развивших ветеринарное дело в губернии, посвящается...». С таких слов начинается вышедшая недавно в издательстве «АГРУС» монография кандидата ветеринарных наук, заслуженного ветеринарного врача РФ Г. Башкатова.

На первый взгляд, издание это посвящено только истории развития ветеринарии на Ставрополье и адресовано исключительно студентам и специалистам животноводческой отрасли. Но это только на первый взгляд. На самом же деле книга может увлечь любого, кто интересуется историей нашего края. Да, удалось автору, повествуя о зарождении и развитии ветеринарии на Ставрополье, немало рассказать еще и о жизни в этой губернии на рубеже XIX-XX веков, о многих людях, вписавших свои имена в историю России и региона. Все это - на фоне развития мировой ветеринарной медицины. С чего, собственно, и начинается монография.

Однако главное ее достоинство в том, что известному в нашем крае ветеринару удалось еще и продемонстрировать недюжинные краеведческие познания. А, впрочем, могло ли быть иначе, если учитывать, что и вся история Ставрополья неразрывно была связана с развитием животноводческой отрасли. Кем были первые жители этой земли: скифы, гунны, аланы? Скотоводами. Что привлекало сюда многочисленных завоевателей: половцев, татар, персов? Обширные степи, обильные пастбища. А какой сельский двор в прошлом обходился без коров, лошадей, овец и прочей живности? После победной для России шестилетней войны с Турцией в конце XVIII века в Предкавказские степи устремились переселенцы - казаки и крестьяне. Первые тяжелые испытания, которые их здесь ожидали, были связаны с частыми засухами, неурожаями, а еще случались массовые падежи скота из-за отсутствия элементарного ветеринарного обслуживания. «Во время зимы 1797-98 годов только потери крупного рогатого скота составили сотни тысяч», - пишет автор. Чума и сибирская язва всегда были истинным бичом здешних мест, уничтожая целые отары, гурты и стада у местных кочевников - ногайцев, туркмен, калмыков и переселенцев из России и Украины.

А первые коновалы, как тогда называли врачевателей животных, появились здесь только на рубеже XVIII-XIX веков с приходом первых полков российской кавалерии. Впрочем, автор цитирует и забытого нынче историка Н. Львовского, исследовавшего быт калмыков. Вот строки об эмчах (древних лекарях животных и людей), которые «определяют болезнь по урине, по биению пульса, по наружным болячкам, а больше всего по гаданиям дзургачей или астрологов... Наряду с действенными средствами эмчи по указанию дзургачей просто-напросто морочат своих пациентов». Стоит ли удивляться после этого выводу другого историка Я. Дубровой о том, что «чума в Ставропольской губернии существует искони».

И все-таки сельское хозяйство здесь интенсивно развивалось, особенно в XIX веке. Вот еще одна историческая подробность: в 1814 году в городе Ставрополе насчитывалось 317 лошадей, 564 головы крупного рогатого скота, 367 овец, 30 пчелиных ульев. Главный смотритель, ведавший здесь делами переселенцев из центральных губерний России, рапортовал в Кавказское губернское правление, что в селение Александровское командирован «штаб-лекарь Корниевский для прививания коровьей оспы». Возможно, это был первый дипломированный ветеринарный врач, появившийся на территории Ставрополья.

Однако самым заметным событием в истории ветеринарной медицины в крае автор монографии считает утверждение Государственным советом 22 мая 1825 года устройство ветеринарной части в Ставропольской губернии. Заведовать ветеринарией здесь поручено было магистру наук Иосифу Адамовичу Качинскому. Губерния тогда состояла из четырех уездов - Ставропольского, Медвеженского, Новогригорьевского, Александровского, а также Большедербетовского улуса и двух приставств кочевых народов - Туркменского и Ачикулакского. Усилия первых ветеринарных врачей по ликвидации чумы сводились к забою больного скота. За убитых животных их хозяевам из казны выплачивались деньги. Тем не менее такая радикальная мера встречала упорное сопротивление, вплоть до крестьянских бунтов. И все же победить чуму удалось уже к 1897 году. Этот первый успех ставропольских ветеринаров послужил тому, что местная ветеринарная часть послужила образцом для переустройства таких же служб в Кубанской, Терской и Донской областях. Кроме этого, с конца XIX века Ставропольская губерния призвана была стать своеобразным «пограничным поясом», чтобы охранять пределы Российской империи от заноса в них чумы из Закавказья.

О значении этой службы говорит и такой факт: вся российская ветеринария в XIX веке находилась в ведомстве Министерства внутренних дел. В марте 1897 года по распоряжению губернатора прошел первый съезд ветеринарных врачей Ставропольской губернии. Этим событием отмечен был конец «чумного периода» на Ставрополье, с него же началось развитие здесь ветеринарной науки, призванной положить конец сапу, ящуру, оспе и другим болезням животных.

В 1901 году в губернии имелось уже 45 сельских ветеринарных лечебниц и аптек-амбулаторий. Местные ветеринары разрабатывали современные методы врачевания животных, вели испытания новых препаратов. Очень часто эта работа была связана с риском для собственного здоровья. В 1911 году скончался министр ветеринарии Иван Садовский, который до этого вел прививки больных животных в селе Новоселицком и удельном имении Темпельгоф. И все же, несмотря на многие проблемы, ветеринарное дело на Ставрополье успешно развивалось. Это позволяло из года в год увеличивать поголовье животных, улучшать породы скота, как результат - росло благосостояние сельских жителей Ставрополья.

Дальнейшее развитие ветеринарии было связано с очередными поворотами российской истории. Ах сколько их еще было! Первая мировая война, грянувшая в 1914 году, затем через три года - революция, потом - Гражданская война. Первая часть исторического исследования ветеринара Г. Башкатова простирается до 1920 года. Что было дальше - он намерен рассказать во второй книге. Работа продолжается. Так что подождем.

Источник: "Ставропольская правда", 4 марта 2005 г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх