ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

Печатный станок вместо красиво пишущих

Валерия ВОДОЛАЖСКАЯ

Ротационная машина 19 века «Красиво пишущих было очень мало, и все они были нарасхват. Они были нужны везде, а вот на Кавказе так сложилось, что сюда прибывали чиновники, которые там уже не имели возможности получить хорошее место и часто по причине пьянства», - писал известный краевед Г. Н. Прозрителев, вспоминая об истоках печатного дела на Кавказе, возникшего здесь в середине XIX века.

Но это, конечно, была лишь частность, а в общем, возникновение и развитие печати на Северном Кавказе стояло в зависимости от того исключительного положения, в котором находился край. Беспрерывные Кавказские войны с 1804 года и угроза вмешательства извне со стороны Турции приводили к военному положению, при котором всякая инициатива сводилась к нулю. Но при всем этом в государственных учреждениях Ставрополя появилась и окрепла мысль о печатном станке, так как приказов, распоряжений, указаний властей и других канцелярских бумаг было столько, что писари не в состоянии были справиться с бумажными горами, да их и не хватало, так как грамотных местных переписчиков было очень мало в те времена, а тяжелые климатические условия Кавказа (тогда здесь свирепствовала малярия) не привлекали сюда писцов из центральной России, разве что уже упомянутых поклонников Бахуса.

В сложившихся условиях было совершенно естественным озаботиться приобретением печатного станка. В июле 1816 года, добившись разрешения министерства внутренних дел, местные власти приобрели в Петербурге оборудование для типографии.

Первая на Северном Кавказе типография состояла из одного печатного станка, небольшого количества шрифта и других принадлежностей. Она обслуживала нужды канцелярий разных государственных учреждений. Тогда типография могла быть только казенной, служить целям управления краем. Тем не менее разрешение на ее устройство давалось с особыми предосторожностями, так как Главное управление по делам печати, являющееся одновременно и учреждением цензуры, чрезвычайно заботилось о «предупреждении и пресечении преступлений, совершаемых посредством печатного слова».

Поэтому если даже для канцелярских нужд главных чиновников губернии все приобреталось с препятствиями, то в других случаях это представляло огромные сложности. В документах краевого государственного архива, в одном из дел описаны злоключения Ставропольской комиссариатской комиссии, подчиняющейся военному ведомству и пожелавшей собственной типографии. События происходили в 1863 году. Откомандированный в Москву полковником Россетером, сотрудник комиссии Буздижан приобрел у одного из владельцев частной типографии «иглы лито-графические для гравирования на камне, оселок для точения игл, бумагу прозрачную, называемую калькой, ящик с прибором литографического инструмента». Все это было приобретено с разрешения московского обер-полицмейстера, который незамедлительно известил об этом ставропольского губернатора.

Но пока Буздижан ездил в Москву, в канцелярию наместника Кавказского поступил анонимный донос «о подозрительном заказе в Москве чиновником комиссариатской комиссии Буздижаном литографического станка и принадлежностей к оному». Далее в доносе было указано, что полковник, командировавший Буздижана за печатным станком, занимается сбором денег «в пользу польских мятежников», являясь ктитором Ставропольского костела. «В ставропольской комиссии никогда не было литографии – какая же теперь представилась в ней надобность?» - вопрошал доносчик.

И дело завертелось. Ставропольский полицмейстер опечатал станок, все работы были прекращены, начальнику учреждения пришлось рапортовать губернатору обо всех обстоятельствах, доказывая необходимость печатных работ. Он писал, что средств, выделенных на канцелярские расходы, хронически не хватает и не на что содержать дополнительных писарей, что труд имеющихся переписчиков может быть облегчен путем печатания бланков и всех канцелярских бумаг и что, открывая литографию, он, наконец, преследовал цель «сбережения казны от расходов». Затем специальная комиссия, назначенная по распоряжению губернатора, нашла, что в комиссариате ничего антиправительственного не печатается и не выполняется никаких частных заказов.

И, наконец, в дело вступило военное министерство, поставив в нем точку. На имя губернатора поступило назидательное разъяснение, подписанное дежурным генералом Главного штаба его императорского величества генерал-адъютантом графом Гейденом: «Военные типографии открываются по определению военного совета в дивизионных штабах и равных им управлениях, где начальники оных найдут полезным и возможным утвердить их…».

Итак, полгода переписки и всяких других действий понадобилось, пока наконец военному комиссариату разрешили печатать служебные бумаги.

Но объективно уже наступало время окончания кавказских войн, жизнь на Кавказе становилась значительно легче, свободнее, и частная инициатива получила, наконец, возможность развития. А это способствовало возникновению частных типо-графий, и они появляются в Ставрополе одна за другой – сначала типография Науменко, затем – Ткачева, Тимофеева и позднее – другие.

Развитие типографского дела на Ставрополье зависело напрямую от количества здесь государственных учреждений, притока населения и уровня хозяйственной и культурной жизни. Сначала это было возможно только в Ставрополе. В уездах же типографии появляются лишь с 1903 года в крупных селах: Медвеженском (теперь с. Красногвардейское), Прасковее, Воронцово-Александровском (г. Зеленокумск), Петровском (г. Светлоград). После появления первых типографий совершенно естественным этапом развития печатного дела стало возникновение газет.

Но не так просто это было тогда. Еще в 1842 году начались ходатайства передовой общественности Ставрополя об учреждении местного печатного органа. Разрешение получить было чрезвычайно трудно, и на это ушло восемь (!) лет. Наконец в 1850 году оно было дано, и сразу же, в январе 1850 года, выходит первый номер «Ставропольских губернских ведомостей». Формат газеты был совсем небольшим, как у средних размеров книжного листа, и состояла она из одного листа, выходила один раз в неделю. По содержанию представляла собой типичный официоз и лишена была возможности отображать живую жизнь. Лишь в одном из таких номеров было напечатано «о сыске бежавшего крепостного человека коллежского советника Авраменко». Но жизнь брала свое, и с течением времени в газете появилась «часть неофициальная» с материалами местного экономического, исторического, археологического, этнографического характера. Интересно, что издаваемая в г. Тифлисе газета «Кавказ» (с 1846 г.) и «Ставропольские губернские ведомости» в Ставрополе были единственными на Кавказе до 1884 года. А в 1886 г. в Ставрополе возникает новая типография уже выходившей в свет газеты «Северный Кавказ», прогрессивной и интересной по содержанию. Но в целом печатные органы и типографии, их печатающие, находились под сильным давлением цензуры вплоть до 1905 года. Благодаря же манифесту 17 октября 1905 года, предоставившему некоторую свободу слова, газеты начали выходить повсеместно, без больших затруднений.

Появились газеты 26 наименований. Но революционная ситуация в стране определила их оппозиционный характер, что привело к преследованию со стороны правительства, и газеты сначала выходили с многочисленными цензурными купюрами, а затем стали закрываться, сменяя одна другую. Но не только газеты печатали ставропольские типографии – позднее там стали печататься книги и брошюры (преимущественно в частных типографиях), в основном местных авторов. Так, в типографии Корицкого в 1897 году отпечатана книга А. Твалчре-лидзе «Ставропольская губерния в историческом, экономическом и статистическом отношениях», в других – «Труды ставропольской ученой архивной комиссии», «Памятная книга Ставропольской губернии», «Сборник статистических сведений о Ставропольской губернии», «Сборник сведений о Северном Кавказе» и др.

Значение первых типографий как в те времена, так и в наше трудно переоценить. Благодаря им мы теперь имеем наряду с первоисточником – архивными документами – систематизированные сведения и интереснейшие описания по истории нашего края.

Источник: "Ставропольская правда", 19 августа 2005 г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх