ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

Карп Черный - просветитель, писатель, журналист

К 100-летию со дня рождения

Татьяна ЧЕРНАЯ

Нынешняя осень богата на юбилеи. 300 лет отмечает российская пресса. Ставропольская краевая универсальная научная библиотека распахивает двери для посетителей в преддверии 150-летия. Грядет 70-летие факультета филологии и журналистики Ставропольского государственного университета. А 26 октября исполняется 100 лет человеку, чья судьба столь символично связана с этими датами, - Карпу Григорьевичу Черному. Автору многих книг, любимых ставропольскими читателями, сотруднику "Ставропольской правды", декану филологического факультета.

Карп ЧерныйЕсть люди, которые живут и работают не для славы и не для денег, не для власти и не для наград. Им интересно и радостно просто делать свое дело - любимое дело. И тогда без особых усилий приходит уважение окружающих и остается добрая память. А если у такого человека есть ученики, то в них живет и воплощается частица души учителя.

Таким был Карп Григорьевич Черный. У многих его имя вызывает добрые улыбки и слова. Он родился 26 октября 1902 года. На годы его юности выпало самое сложное и противоречивое время в жизни нашей страны, одновременно и страшное, и романтичное. Надо было обладать врожденным чувством любви к жизни, чтобы выйти из этого времени нравственно здоровым, сохранив светлые и чистые представления о человеческой личности с ее собственной судьбой и повседневными переживаниями. В молодые годы он, воодушевленный идеями освобожденного труда и счастья для всех, был комсомольцем и чоновцем, но никогда не испытывал "торжества победителей", видя несчастье других, пусть даже чужих, людей. Эти свои "неидеологические" переживания он затем вложил в образ Герасима Долгова - героя книги "Мать - доброе сердце" (1983).

Энтузиазм революционного времени увлекал напряженностью чувств, размахом и максимализмом идей, хотя участвовать в революционных боях ему не пришлось. Да и натура его отличалась вовсе не боевым духом, а скорее - склонностью ко всеобщему примирению, к мирным, спокойным занятиям. Еще обучаясь в высшем начальном училище в родной станице Новоджерелиевской Краснодарского края, он преданно влюбился в поэзию, в литературу, особенно классическую. В 1922 году экстерном сдал экзамены за среднюю школу и поступил в Краснодарский педагогический институт на филологический факультет. Дальше - все по биографии страны: работал учителем в разных школах (провинциальная армянская, экспериментально-трудовая, опытно-показательная), затем, после окончания аспирантуры в 1933 году, преподавателем только что основанного Ставропольского педагогического института, где тогда было всего четыре "отделения" - факультета. До конца жизни Карп Григорьевич верно прослужил на педагогическом поприще, вырастив сотни воспитанников-филологов, учителей русской литературы. Он был среди тех немногих первых, кто осуществлял становление вуза и кто вложил в это учебное заведение дух гуманности, стремление к высоким идеалам и принципы глубокой порядочности как среди коллег, так и в отношениях между преподавателями и студентами. Еще до войны он стал деканом факультета, долгое время заведовал кафедрой литературы.

Среди его учеников - лучшие кадры филфака, верные атмосфере интеллигентности, внутренней культуры и честности. Среди них профессора В. Тамахин, Л. Чмыхов, Л. Егорова, К. Штайн, многие доценты теперь уже старшего поколения. Сотни учителей работают в школах нашего края, и в памяти у всех - его доброта и способность к пониманию человека, его увлеченность литературой и умение увлечь других, его эрудиция, наконец, человеческое обаяние, которому редко кто не поддавался. Мне приходилось встречать многих его учеников и все говорили о нем с чувством глубокой благодарности. За педагогический труд К. Черный был награжден орденом Ленина, по тем временам высшей наградой после звания Героя.

Военные годы с начала и до конца Карп Григорьевич провел на фронте. По слабости зрения он получил "небоевую" должность интенданта. Но на войне не было легких профессий. На отдыхе и в бою, в частях резерва и на передовой он добросовестно в положенное время вручал бойцам денежное довольствие. Над ним посмеивались, прогоняли, но он скрупулезно оформлял сберкнижки и переводы в тыл семьям фронтовиков, рискуя жизнью не меньше, чем все остальные. Зато и война осталась у него в памяти как тяжелый повседневный труд, где подвиги совершают просто, потому что это необходимо. Военные впечатления стали материалом книги "Звенья" (1972) - рассказов не о стратегии войны, а о "стратегии" обыкновенных человеческих душ, удивительных по способности хранить светлые чувства в самом страшном мраке войны. Вернулся Карп Григорьевич с орденами "Красной Звезды" и "Отечественной войны" II степени и медалью "За победу над Германией".

В культурной жизни Ставрополья Карп Григорьевич был одним из самых активных деятелей. Сразу после войны он долгое время руководил отделом литературы и искусства в газете "Ставропольская правда". Работали много и самоотверженно, засиживались далеко за полночь.

Вместе с В. Воронцовым, И. Егоровым, Э. Капиевым, В. Хохловым он был основателем и редактором альманаха "Ставрополье", который оставался его детищем более сорока лет, объединяя писательские силы региона. Тот же замечательный круг людей стоял у истоков писательской организации в крае, которую К. Черный возглавлял около двадцати лет.

Трудно сказать, что было важнее для Карпа Григорьевича - работа преподавателя, сотрудничество в газете и альманахе или писательская деятельность. Ему было дано многое. По воспоминаниям профессора В. Тамахина (к сожалению, ныне уже покойного), Карп Григорьевич умел "пробуждать в человеке веру в собственные, еще не испытанные возможности". Так было с молодыми учителями и с молодыми писателями. У самого же К. Черного особенностью творческого почерка была духовная окрыленность, неистребимое убеждение в том, что человек может в этой жизни очень многое, если правильно выбрал свою дорогу.

Идеалы, утверждаемые всей его жизнью, в сущности, очень просты: "И личного счастья", "Мать - доброе сердце", "Каравай" - названия книг подчеркивают самое главное. Эти книги - о любви, о молодых мечтателях, о крестьянских заботах, о войне, о труде. Состояние труда было для него органичным, способность к полной самоотдаче в труде являлась критерием оценки человека, и так же думают лучшие его герои.

"Жить с достоинством" - житейское и нравственное завещание Карпа Черного, прожившего долгую и на редкость полноценную жизнь. Все, что выпало ему на долю, он воспринимал с абсолютной ответственностью. Писатель, педагог, ученый, он оставил после себя хорошие книги, хороших учеников, серьезные исследования. Он знал, ради каких ценностей жил, и искренне видел в литературе спасение от многих бед.

А отдыхом для него была рыбалка. Ему не нужны были курорты и санатории, - летний сезон на ставропольских водоемах вдохновлял и приносил полнейшее удовольствие, за что и получал он полной мерой дружеские шаржи и комичные юбилейные подарки в виде гигантских рыболовных крючков.

Три огромных дела, у истоков которых стоял Карп Григорьевич Черный и организатором которых был - каждого из них в отдельности было бы достаточно для жизни одного человека: создание с "нуля" факультета русского языка и литературы, создание писательской организации, основание и издание альманаха "Ставрополье". А кроме того - книги. Кроме уже названных - "Бабы", "Кавказ подо мною", "У истоков подвига", "Идеалы и люди", "Сегодня, завтра, всю жизнь", "Там, вдали за рекой", "Несколько дней жаркого лета", "Путешествие в страну запрещенных улыбок", множество статей о классической и современной литературе.

Биография этого человека говорит сама за себя. Умер Карп Григорьевич Черный в 1985 году. Но память о нем живет среди его учеников, коллег, друзей и читателей.

Источник: "Ставропольская правда", 26 октября 2002 г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх