ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

"В каждом слове - ярость..."

О чем писала краевая газета 65 лет назад - в год своего 20-летия

Елена ГРОМОВА

Печально известный 1937 год. Тогда краевая газета готовилась отметить свое двадцатилетие. Кстати, в начале года она называлась "Северо-Кавказский большевик" и выходила в Пятигорске - центре Северо-Кавказского края, куда входили Дагестанская автономная республика, пять автономных областей - Карачаевская, Черкесская, Кабардино-Балкарская, Северо-Осетинская, Чечено-Ингушская (три последние были выделены из состава края в 1937 г., после принятия новой Конституции СССР и преобразованы в автономные республики) и 17 районов, среди которых и Ставропольский.

Листая старые номера газеты, сначала с улыбкой взираешь на отдельные заголовки, уж больно наивными они сейчас кажутся: "Какое счастье - выполнить слово, данное Сталину!", "Против идиотской болезни - беспечности", "Банда троцкистской сволочи не может ждать пощады"... Но не до улыбок становится, когда вчитываешься в содержание разоблачительных материалов и погружаешься в атмосферу всеобщего страха, царившего в то время, ощущаешь отрицательную энергетику, исходящую с газетных страниц. Вот уж поистине прав был тов. Сталин, когда говорил, что "печать является самым острым и самым сильным оружием нашей партии".

Метким словом "ежовщина" народ окрестил время, когда с сентября 1936 г. Наркомат внутренних дел возглавил Н. Ежов. Именно при нем особенно в 1937 г. начал набирать обороты маховик репрессий.

В январе-феврале в пяти номерах краевая газета печатала стенограмму процесса по делу "антисоветского троцкистского центра". Видные партийные и государственные деятели Г. Пятаков, Г. Сокольников, К. Радек, Л. Серебряков и др. обвинялись в том, что еще в 1932 г. по указанию Троцкого создали некий "центр" с целью свержения Советской власти, развернули вредительско-диверсионную, шпионскую и троцкистскую деятельность, установили связи с германской и японской разведками.

Вот названия передовых статей газеты "Северо-Кавказский большевик", часто перепечатанных из "Правды": "Подлые предатели и изменники", "Троцкистская мразь хотела распродать нашу Родину", "Торговцы Родиной...". Информация о митинге на Пятигорском мотороремонтном заводе - "В каждом слове - ярость против троцкистской сволочи". Бойцы и командиры 10-й Терско-Ставропольской казачьей дивизии говорят: "Мерзавцы готовили удар в спину". Комсомолки - трактористки Отказненской МТС заявляют: "Никакой пощады изменникам Родины".

В начале марта 1937 г. состоялся пленум ЦК ВКП (б), на котором Сталин поставил задачу "обезвредить и ликвидировать диверсионно-вредительские и шпионско-террористические вылазки троцкистско-фашистских агентов иностранных разведывательных органов". С двумя докладами выступил Ежов, которого в официальной пропаганде тех лет называли "железным наркомом". В то время его восхваляли на страницах печати, газеты помещали его портреты. "Имя Ежова - знамя побед трудящихся Черкесии" - гласит один из заголовков. И неспроста. Даже г. Черкесск стал называться Ежово-Черкесск, а район - Ежово-Черкесским. (Через год Сталин сделает наркома козлом отпущения, возложив на него главную ответственность за кровавую жатву).

И развернулось своего рода соревнование: кто больше разоблачит, кто больше проявит бдительности. В редакцию полетели доносы. Письмо из г. Орджоникидзе: "Подлейшие из подлых, бешеные враги народа, разоблаченные сейчас троцкисты Маевский и Брауде вредили не только в паровозном и вагонном хозяйствах дороги. Им нужно было разрушить и финансовое хозяйство...". "В Степновском районе, в колхозе им. Максима Горького в течение восьми месяцев орудовал председателем колхоза классовый враг - отъявленный троцкист, сын кулака Д. И. Васильченко", - проявлял бдительность некто А. Живин.

"Орджоникидзевская правда" (так с марта 1937 г. стала называться краевая газета) сообщала: "...Враги народа" обнаружены в "Ставропольстрое", Минераловодском горсовете, редакции газеты "Молодой ленинец" и даже в краевой прокуратуре". Разоблачен "двурушник" первый секретарь Егорлыкского райкома Милягин, "вражеская работа" вскрыта в Либкнехтовском районе.

В августе в ст. Новопавловской состоялся показательный процесс над вредительской организацией в Аполлонской МТС. На скамье подсудимых А. Гонтарь, А. Мельников, М. Чеботарев во главе с Л. Старокожевым. "Пролетарский суд выполнил волю масс, - отмечалось в официальном отчете. - Вся шайка приговорена к расстрелу. Собакам - собачья смерть!".

Из надзорных дел фонда краевой прокуратуры, хранящихся в государственном архиве Ставропольского края, узнаем, что все названные по этим процессам лица были полностью реабилитированы в 1956 году.

Только спустя много лет узнали, что в 1937 г. ЦК партии разослал местным парткомам, органам НКВД и прокуратуры строго секретную инструкцию, подписанную Сталиным, Ежовым и Вышинским. В ней определялись порядок и масштабность проведения акций "по изъятию" враждебных классов" - указывались нормы арестов в процентах к числу населения областей, краев и республик. Изуверская разнарядка была утверждена Ежовым. Всего по стране предусматривалось расстрелять 75.950 человек, репрессировать 193.000. Репрессии приняли - жутко сказать - плановый характер.

На Ставрополье, согласно архивным данным УКГБ, краевого суда и прокуратуры, в общей сложности было репрессировано 60 тыс., расстреляно 5,6 тыс. человек.

Было бы несправедливо считать, что людей ничего не интересовало, кроме разоблачения очередного "врага". Жизнь брала свое и существовала другая ее сторона. По сути дела, 1937 г. стал последним из предвоенных лет мирным годом. Уже чувствовалось дыхание войны. Газета постоянно информировала читателей о событиях на фронтах Испании: "Новая провокация германо-итальянских интервентов", "Нависла угроза миру"... А ситуация в стране была экономически благоприятной, жизнь налаживалась. Во всех отраслях народного хозяйства повышалась производительность труда. Труд, как писали в то время газеты, был провоз-глашен делом чести, доблести и славы. Эти проявления народной активности неверно было бы рассматривать как отвлекающий маневр власти. Чувствовались перемены к лучшему: были отменены продовольственные карточки, в магазинах появились мясо, масло, яйца. Больше стало промышленных товаров народного потребления. Существовали бесплатное образование и здравоохранение, доступным было курортное лечение.

Важным событием для края стал перенос в мае краевого центра из г. Пятигорска в г. Ворошиловск (так назывался г. Ставрополь). Несомненно, это был правильный шаг, так как Ставрополь имел более выгодное географическое положение для руководства хозяйственной деятельностью регионов.

Из передовой статьи "Город Ворошиловск - краевой центр" узнаем, что был разработан план, с осуществлением которого город должен был стать крупным индустриальным центром. Предусматривалось строительство железной дороги Ворошиловск -Невинномысск, новой электростанции, заводов осветительной аппаратуры и авторемонтного, крупных комбинатов - полиграфического и мясного. Намечалась большая программа жилищного и культурного строительства.

Перебралась в Ворошиловск и редакция газеты: она размещалась в здании на ул. Сталина, 37 (ныне пр. К. Маркса).

Неподдельный энтузиазм населения вызывали такие события в стране, как покорение Северного полюса экспедицией академика Отто Юльевича Шмидта, исторический перелет Москва - Северный полюс - Северная Америка В. Чкалова, Г. Байдукова, А. Белякова. Вступил в строй канал Москва - Волга. Корреспондент "Орджоникидзевской правды" И. Григорьев в статье "Великий водный путь" рассказал о строительстве в засушливых районах края Манычского канала, который должен был соединить Каспий с Азовом...

Плодотворно развивалась наука, были достижения и в культурной жизни. В кинотеатрах демонстрировались новые кинофильмы, ставшие впоследствии классикой: "Петр Первый", "Депутат Балтики". Краевой драматический театр ставил пьесы "Платон Кречет" А. Корнейчука, "Любовь Яровая" К. Тренева, "Разгром" Б. Лавренева. На Кавказских Минеральных Водах летом гастролировал Московский театр сатиры. Газета знакомила читателей с готовящимися к печати книгами И. Ильфа и Е. Петрова "Одноэтажная Америка", Ф. Панферова "Бруски", П. Павленко "Шамиль" и др. К соответствующим датам печатались литературные страницы, посвященные М. Горькому, В. Маяковскому, А. Пушкину, М. Лермонтову. Помещались публикации об оборонно-массовой работе, спорте, например, о состоявшемся кроссе им. "Орджоникидзевской правды".

* * *

При просмотре газеты создается впечатление, что у творческого коллектива было мало возможностей проявить журналистский талант - большинство номеров заполнялись официальными материалами пленумов, разоблачительных процессов, передовыми, перепечатанными из "Правды". Лишь изредка встречались фельетоны бр. Зоричкиных, очерки И. Чилима и С. Бабаевского...

Источник:"Ставропольская правда", 5 июля 2002 г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх